-Вон из моего дома! Обе!

 

— Ей бы воспитания еще капельку, — тихо сказала Вера, чтобы подруга не услышала.

 

 

— Лиза, осторожнее! Разве ты не видишь – у меня скоро будет лялечка! — Вера аккуратно погладила живот, показывая дочери подруги, что с ней надо обращаться осторожнее.

Но девочка не планировала успокаиваться. Со всего размаха она ударила тетю Веру в живот кулаком.

— Лиза! Ты что творишь? Лен, хоть ты ей скажи! – испугалась за будущего малыша Вера.

— Ой, зайчик, ты хотела поиграть с тетей Верой? Какая ты у меня умница! Люблю тебя, моя радость! – Лена повела себя так, словно ребенок просто-напросто играет.

— Лен, ты в своем уме? Она меня стукнула в живот. Ты хоть замечание ей сделай. У меня Кирилл на год младше и то такого себе никогда не позволял, — рассердилась беременная женщина.

— И что? Хочешь сказать, что орать на ребенка и наказывать за активность – это норма? Мне так жаль твоего сына, — скривила рот Лена.

— А мне жаль тебя, ведь скоро ваше чудо устроит вам кое-что похлеще. С таким–то воспитанием!

— Ты намекаешь на то, что я плохая мать?

— А разве нет?

— Ну, знаешь! Ноги моей не будет в этом доме! Лизонька, детка, пошли домой! Тут не место доброте и пониманию детей! Здесь царит насилие над личностью ребенка!

Когда подруга ушла, громко хлопнув дверью, первой реакцией Веры было желание броситься вдогонку и попытаться объясниться. Однако, через долю секунды она осознала, что больше не придется терпеть дома этот исчадие ада, которое подруга породила. Несмотря на то, что ей было немного стыдно за скандал, все же Вера была рада, что эта девочка больше не будет разрушать ее дом, разводить бардак и обижать Кирюшу.

Поглаживая животик, Вера обняла сына и порадовалась тому, что пятилетний кошмар под названием «Лизонька» закончился!

Лена и Вера дружили с детства. Игра в дочки-матери была у них самой любимой. Одевая и укладывая кукол спать, девочки мечтали сыграть свадьбу, когда вырастут, в один день, а потом в один день родить дочек, чтоб они тоже стали подружками. Девочки имели очень похожий характер, поэтому за все время их дружбы скандалов не было ни единого раза. После школы обе поступили в один ВУЗ, чтобы не разлучаться, даже друзей завели общих, чтобы постоянно в быть одной компании.

Но вдруг в двадцать лет Лену нехило «накрыло». Она стала своенравной, грубой, прогуливала пары, начала курить, пить и завела сомнительные связи в мужских компаниях. В чем была причина таких кардинальных перемен не знала даже Вера. Преподаватели за голову хватались, глядя, как отличница катится в пропасть, не желая остановиться и одуматься.

— Ленка! Включи голову! Ты с ума, что ли, сошла? Расскажи, что у тебя случилось? Может я помогу? – беспокоилась за подругу Вера.

— Вер, отвянь, достала! – отмахивалась Лена.

— Чего? Ты откуда таких словечек нахваталась?

— А что? Тебе рассказать, чтобы твоя жизнь заиграла красками и стала интереснее? – ухмылялась Лена.

— Куда уж интереснее. Лен, тебя же отчислят. Ты столько трудилась ради этого образования, и все насмарку? Не обидно?

— Ой, прекрати, как ты надоела своей учебой. У меня началась новая жизнь! И я не хочу тратить ее на всякую скучную фигню!

Не выдержав пренебрежительного отношения к учебе, преподавательский состав принял решение отчислить девушку. Лена узнала об отчислении только спустя неделю, так как все это время не отвечала на телефон и не появлялась в общежитии. Вера уже начала переживать, сходила в полицию, но там отказались принимать заявление, услышав, как в последнее время вела себя пропавшая.

— Нагуляется – вернется!

— Да вы что? Человек пропал, а вам все равно? Это так нас наша милиция бережет?

— Полиция. Ваша подруга, вероятнее всего, отлично проводит время в каком–нибудь притоне. Искать ее бесполезно, через пару дней снова пропадет.

— Откуда вам это знать?

— А оттуда! Я таких Лен каждый день десяток вижу! Девушка, не морочьте себе голову и меня от работы не отвлекайте. Вернется ваша пропавшая.

И он оказался прав. Через пару дней Лена вернулась. Но только затем, чтобы собрать свои вещи.

— Ленка! Наконец–то! Я так волновалась! Ты где была? Тебя отчислили, ты в курсе? – Вера бросилась подруге на шею, но та выставила вперед руки, отстраняя обрадованную девушку в сторону.

— И что? Мне пофигу! Я вернулась вещи собрать! Уезжаю! – надменно выдала подруга, закрывая набитый одеждой чемодан.

— Куда? Ты в своем уме? Родители знают?

— Нет и не узнают. Нечего им в моей жизни делать. Как хочу, так и живу. Взрослая уже! И вообще, у меня гастроли, мне пора!

— Чего? Какие гастроли? Я тебя не отпущу, пока ты мне все не объяснишь, – Вера решительно заслонила дверной проем собой, не оставив миниатюрной подруге шансов на возражения.

— Ладно! Слушай, – психанула Лена, плюхаясь на свою кровать.

Оказалось, Лена решила попробовать свои силы в музыке и пошла на прослушивание в рок-группу. Назвать это группой было сложно — кучка грязных оборванных наркоманов в полутемном гараже пытались изобразить рок. Но Лену удержало от неминуемого бегства с «прослушивания» то, что проводил его фантастически красивый и харизматичный парень. Он с таким жаром рассказывал про музыку, про вольную жизнь и планы на будущее, что Лена влюбилась. Настолько, что решила отказаться от всего, что было для нее дорого. Пока «группа» могла собираться в старом сарае одного из членов, собирались там. Но потом парня отправили в больницу, а его родители разогнали банду. В итоге, пришлось придумывать новый план.

— А поехали автостопом по стране! Будем концерты давать, станем крутыми музыкантами, — обсуждали ребята дальнейшие действия.

— А где денег брать? Ну довезут нас до соседнего города, а дальше что? На что еду покупать?

— Я могу деньги найти! – неожиданно вызвалась Лена.

— Откуда?

— Родители дадут. Скажу, что на одежду надо. Я ж пай-девочка, мне поверят.

— Ага, а потом искать бросятся.

— Да и пусть! Мне все равно! Лишь бы с вами…

Вера слушала подругу и не могла понять, как ей может нравится такая жизнь? Беспризорная.

— Так что, я уезжаю! – закончила свой короткий рассказ девушка.

— Лен. Ты в своем уме? Ты головой ударилась, что ли? Или пьяная? Какие гастроли? Какой автостоп? Да ты в машину даже к знакомым не садишься без меня. А тут с малознакомыми мужчинами!

— Не с малознакомыми, а с друзьями и любимым человеком?

— Чего? Какой любимый! Он тобой просто пользуется!

— Да пошла ты! Ты мне завидуешь! Я смогла пойти наперекор системе, а тебе страшно, потому что ты не «изи»!

— Лен, говори по–русски! Я тебя не понимаю.

— И не поймешь! Ты застряла в стереотипах!

И Лена пропала! Целый год Вера ничего не знала о подруге. Родителям Лены она все рассказала сразу, как только подруга уехала. Те бросились на поиски, подключив все связи. Но результат был нулевой. Дочь как сквозь землю провалилась.

Вера долго не могла прийти в себя от глупой выходки подруги. Но ведь она, в отличие от Лены, осталась и ей надо было продолжать учиться.

Спустя год неожиданно вернулась Лена. Худая, в татуировках и с целым букетом зависимостей. Пока Вера готовилась к защите диплома, родители таскали Лену по врачам, пытаясь вернуть дочь к ее привычной жизни. К сожалению, возвращаться она не захотела, зато решила, что хочет сама себя спасти, а заодно перезагрузиться, постичь смысл жизни и бытия.

— Лен, что ты снова выдумала? – удивлялась Вера.

— Я еду в Индию, постигать смысл жизни! Не держи меня, мне это нужно для душевного спокойствия.

Вера решила, что и сейчас переубеждать бесполезно, поэтому отстала.

На этот раз Лена вернулась быстрее. Всего через полгода. Беременная и полностью изменившаяся. От грубости и зависимостей не осталось и следа. Зато появились новые «тараканы». Теперь Лена была вегетарианкой, носила длинные мешковатые балахоны, позволяла комарам кусать себя, и всем желала мира и света. Такой поворот удивил близких еще сильнее.

— Лен, что за очередной заскок? Что с тобой? Живешь, как на качелях. Из крайности в крайность! – Вера пыталась выяснить, как подруга собирается дальше жить.

— Вера! Ты только послушай, какое у тебя имя! Ты – прирожденная создательница рода! Мать! Как ты не понимаешь таких простых вещей? Меня позвала судьба! Я не могла противиться! – мелодичным голосом отвечала Лена.

— Ага! Этому тоже не смогла воспротивиться? – Вера кивнула на живот подруги.

— Это моя судьба! Мое предназначение! Привести в мир счастливого человека! Показать ему жизнь!

— А отец у него есть?

— Есть, но он еще не постиг тайну мироздания! Он остался там!

— Ленка! Вот насколько я тебя люблю, но порой мне хочется тебя ударить, чтоб мозги на место встали, — не выдержала Вера и шуточно замахнулась.

— Вот! Я об этом и говорю! Тебе надо тоже вступить на путь просвещения, чтобы избавить себя от зла, негатива и гнева.

— Ну уж нет, я останусь на своем месте. Слушай, ты давай пока не рожай! У меня скоро свадьба, как я без подружки невесты? – немного успокоилась Вера.

— Мы очень постараемся! Я начну настраивать свое дитя на то, чтоб оно не покидало меня раньше времени.

— Хм, хорошо, – Вера согласилась с подругой, так как была очень рада ее возвращению и боялась спорить. Вдруг ее снова вильнет куда-то, и она поедет в Арктику спасать белых медведей.

Вопреки детским планам, у подруг не получилось выйти замуж в один день. Да и родить тоже. Вера родила сына Кирилла почти через год после того, как Лена «привела в мир» дочь Лизу.

Первый год Ленкиного материнства был вполне сносен. Малышка вполне спокойная и активно лопала всю ту траву, которую в нее заталкивала мать. Наконец, врач в поликлинике пригрозила сообщить в полицию, если ребенка не начнут нормально кормить.

— Что за врач такой! Она заставляет меня кормить свое дитя мясом умерщвленных животных! Несчастных животных! Это же кошмар! – жаловалась подруге Лена.

— Лена, это рацион ребенка. И в нем должно быть мясо. А еще яйца и молоко. Пойми, ты вредишь своей дочери! – качала головой Вера.

— Не надо учить меня, не понимая того, что ты говоришь! Я предложила своей дочери волю выбора! И она сама потянулась к свету! Он в растительной пище. Лизонька сама приняла решение стать вегетарианкой.

— Лена! Ей года нет! Какое решение? Очнись!

Когда Вера родила, общение подруг стало куда реже, так как молодой мамочке хотелось больше времени проводить со своим сыном, а не терпеть причуды Лены.

Но совсем прекращать общение не хотелось. И Вера стала звать подругу с дочкой в гости. К тому же, таким образом, она давала отдых родителям Лены, которые уже не знали, куда деваться от выкрутасов дочери. Однажды они в тайне от нее дали внучке мясное пюре. Лена почти неделю ежедневно устраивала им многочасовые лекции о пользе сыроядения, о вреде мяса и об осознанности.

Наведавшись первый раз в гости, Лена зачастила. Она настолько привыкла постоянно быть у Веры, что стала периодически злоупотреблять ее гостеприимством.

Вера уже была не рада ее частым приходам. В подруге напрочь пропал здравый смысл, а местами – и совесть, прихватив элементарное воспитание. Лене казалось, что она оказывает великую честь своим присутствием, поэтому Вера обязана была обслуживать ее капризы, сидеть с ней и выслушивать долгие и нужные беседы о просветлении. После таких визитов Вера была измотана и опустошена донельзя. В доме копились дела, а мужу приходилось самому готовить ужин. И если муж старался помочь и поддержать, сама Вера начинала понимать – так нельзя. Помимо всего прочего, дочка Лены, Лизонька, начала демонстрировать просто отвратительный характер. Едва переступив порог квартиры, девочка хватала все подряд, разбрасывала и кричала, как оголтелая.

— Как мило! Моя дочь познает мир! Совсем как я! – радовалась чрезмерной активности дочери Лена.

— Только она может пораниться. Лена, скажи ей, пусть не лезет к статуэткам и значкам. – вежливо просила хозяйка.

— Это опыт! Она должна понять, что в мире есть и радость, и боль! – восторгалась девочкой Лена.

После каждого визита подруги нужна была основательная уборка. Вера с трудом сдерживалась, чтобы не устроить Лене скандал. Но разрывать многолетнюю дружбу не хотелось. К тому же, постоянно сидеть в четырех стенах одной – тоже сомнительное удовольствие. Иногда Вера врала подруге, будто они уехали из города, а сама спокойно пила чай у телевизора, наслаждаясь тишиной и прислушивалась к сопению спящего сыночка.

Кирюша рос спокойным мальчиком, не бедокурил, даже при наличии такого неудачного примера перед глазами, как Лиза.

Однажды Лизонька смогла превзойти себя в озорстве. Вера сварила большую кастрюлю борща, чтобы мужу не приходилось самостоятельно готовить себе, пока в квартире гости. Несмотря на то, что кастрюля стояла не на краю плиты, очаровательное создание по имени Лизонька умудрилась свалить ее. К счастью, сам ребенок не пострадал, однако у Веры начал дергаться глаз, когда она увидела свою идеальную кухню в бордовых лужицах и разбитом кафеле, который осыпался со стены.

— Вера! Ты неправильно реагируешь! Надо относиться ко всему с принятием, благодарностью, с радостью! Посмотри, как Лизонька ловко научилась бросать предметы! Умничка моя ненаглядная!

После того, как пришлось делать в кухне ремонт, муж категорически запретил Вере приглашать подругу с дочкой в дом.

— Ты меня прости, но это ни в какие рамки! Это не люди! Это не ребенок! У нас Кирюха на год младше, но такого себе не позволяет! Он знает границы дозволенного, он понимает, что хорошо, а что плохо. А эта? Смотрит бешеными глазами и творит, невесть что! А если слово вставишь – орет! Давай закругляйся встречаться с ними! Где–нибудь вне нашей квартир, пожалуйста! А лучше, рви дружбу. Хватит терпеть этот беспредел!

Вера обрадовалась, что муж помог положить конец этому кошмару. Сама она не смела поссориться с давней подругой, но и терпеть ее «ангелочка» больше не могла.

— Лен, у нас ремонт дома идет, вы пока к нам с Лизой не приезжайте, — позвонила она Лене.

-Ой, как жалко! А что за ремонт? Зачем?

— В кухне, после Лизиного поступка с борщем.

— Ой, правда, забыла. Так забавно было, правда? Она у меня такая милая! Такая талантливая. Постоянно мир познает, развивается.

— Ей бы воспитания еще капельку, — тихо сказала Вера, чтобы подруга не услышала.

Так как в общественных местах капризной Лизе постоянно делали замечания посторонние люди, Лена сама стала всячески отказываться от совместных походов на прогулки с подругой. Она начала находить отговорки, чтобы остаться дома, где к Лизоньке все привыкли, и никто не смел перечить.

Через несколько месяцев Лена устала ждать приглашения и, не предупредив, нагрянула в гости к Вере. К тому времени Вера была беременна вторым ребенком и «сюрприз» с гостями был ей совсем некстати. Беременность проходила тяжело, приходилось постоянно лежать на диване и соблюдать диету. Открыв дверь, Вера обмерла. В квартиру с диким криком влетела Лиза. Она выставила руку в сторону и смахнула духи и всякую мелочь с тумбы. Не выдержав, Вера завопила, забыв, что ей нужно держать себя в руках ради малыша.

— Лиза, перестань! Немедленно собери все, что уронила!

Вместо ответа девочка побежала в комнату к Кирюше, откуда через минуту донесся его расстроенный плач.

— Мама!! Доми-ик!

Лизонька за секунду разрушила замок, собранный из конструктора. Только Лиза замахнулась на следующую поделку, Вера схватила ее за руку и потащила из детской. Обижать сына она никому не позволит!

Вырываясь из железной хватки тети Веры, Лиза развернулась и задела беременный живот. Вера инстинктивно отпустила девочку и приложила руки к животу.

— Лиза! Аккуратнее! У меня там малыш!

Вместо ответа девочка целенаправленно ударила Веру в живот кулаком.

— Лиза! Что ты делаешь? – Вера не выдержала, так как удар болью отозвался по всему животу и пояснице, — Лена! Объясни своей дочери, что так нельзя себя вести!

-Она познает мир. Она ребенок. Просто немного гиперактивная, — равнодушно ответила Лена.

— Она бешеная! Ничего не понимающая, невоспитанная девчонка! – выпалила Вера.

— Что ты сказала про моего ребенка?

— Что услышала! Убирайтесь вон из моего дома, обе! И чтоб ни тебя, ни твоей дочери здесь никогда не видела!

Лена схватила дочь за руку и вышла, проклиная подругу, посылая ей всяческие проклятия и призывая на ее голову все беды, какие только существуют. Больше в доме Веры они не появлялись.

Вера смогла доносить и родить здоровую девочку. С Леной она больше не общалась, однако через знакомых до нее доходили слухи о ней и ее драгоценном ангелочке.

В садике все воспитатели, дети и родители сходили с ума от этого ребенка. Лиза колотила детей и взрослых, могла разбить тарелку и ткнуть чужого ребенка ручкой от ложки. Вся еда, расставленная на столиках, могла улететь на пол, если за Лизой не уследили. В итоге родители потребовали созвать комиссию и рекомендовать отправить Лизу в специальное учреждение. Лена скандалила с заведующей, родителями и всеми, кто смел плохо говорить о ее деточке. Все сады небольшого городка отказывали им в приеме, а директора школ молились, чтобы эта деточка не пришла к ним. В маленьком городке сплетни разносятся быстро, поэтому Вера ничуть не удивлялась, что Лиза превратилась в такого монстра с молчаливого согласия и потакания матери, у которой еще в юности слегка поехала крыша.

В школу Лизу не взяли, рекомендовав домашнее обучение. На комиссии она даже не пыталась показать какие–либо знания. Ведь с ней никто не занимался, а в садике воспитатели сидели и держали ее за руку, пока другие дети учились выводить палочки и кружочки. Позволять такому ребенку брать в руки ножницы не рисковал никто.

Когда Лизе стукнуло десять, Вера с мужем переехали в другой город и на некоторое время перестали получать сведения о семье Лены. Но, периодически приезжая к родителям, они слышали от знакомых, что Лиза начала сбегать из дома, воровать и даже нападать на прохожих. Вокруг себя она собрала банду таких же юных хулиганов, которых восхищала ее безбашенность.

Прекратилось все это лишь тогда, когда Лиза со своей бандой напала на студента ночью. Парня еле удалось спасти – случайный прохожий вызвал полицию, а до их приезда пытался отбить несчастную жертву. Всех участников избиения забрали в отделение. На допросе все ребята показали, что главным зачинщиком, организатором и исполнителем всех нападений, а их, как оказалось, немало, была Лиза. В пятнадцать лет ее посадили в колонию для несовершеннолетних.

А мать продолжала защищать дочь, с пеной у рта доказывая, что ее дочь – ангел, познающий мир!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,079sec