Волшебный камень

Света шла босиком по дорожке за огородами. Тропка вилась по пригорку вдоль широкого ручья. Жители деревни называли его речкой Жабкой. Кругом щебетали птицы, стрекотали кузнечики в траве, и на душе у девушки было тепло и солнечно.

Вот уже второе лето подряд она приезжает в эту деревеньку к знакомой её бабушки. Своей родни в деревнях нет, а баба Зина рада приветить даже знакомых, поскольку её внуки приезжают не часто – живут далеко.

Света увидела на берегу ручья большой камень. Он возвышался над ручьём, был нагрет солнцем и, словно уютное кресло с выемкой посередине, звал присесть и отдохнуть. Света уселась на камень и закрыла глаза от удовольствия.

«Ах, какой же ты тёплый, камушек. Древний, аж мхом по бокам зарос. Давненько тут лежишь, не одно поколение людей пережил, это точно».

Света задумалась. В детстве она читала сказки, где вот такие же судьбоносные валуны лежали на перекрёстках дорог на Руси как метки, как указатели – куда путь держать.

Она погладила камень и тихо произнесла:
— Ты почти волшебный… Можешь желание исполнить? Хочу любовь свою найти, самую настоящую и крепкую, чтобы навсегда.

Девушка погладила камень и положила на него букетик полевых цветов, собранных по дороге. Настроение у неё было приподнятым. Она полюбила сразу эти места, и когда гостила тут, чувствовала себя счастливой.

Света подошла к ручью, опустилась на мосточки и помыла лицо. На мгновение ей показалось, что на неё кто-то смотрит. Она оглянулась, но никого не увидела, а потом поднялась по дорожке вверх и пошла к дому бабы Зины. Нужно было убраться в доме.

Но за девушкой точно следили. Это был дед Егор, житель этой деревни. Он возвращался из леса и тоже мылся в ручье по старой привычке. Только дед был за кустами и выше по течению ручья. Он видел Свету на камне, поразился её поведению, и замер, как от видения, когда девушка подошла к воде. Дед почти не дышал, чтобы не выдать своего присутствия.

Настроение девушки передалось и ему, и он словно помолодел на сорок лет, глядя на молодую красавицу, гуляющую босиком у ручья.

«Надо же… — подумал Егор, когда девушка удалилась, — есть ещё сила и красота на земле нашей русской… Вот откуда она взялась? И одета в ситцевое платье, и волосы в косе…Господи, в наше-то время…»

Дед перешёл ручей и вышел к камню. Он увидел оставленный букет и взял его с собой. А на камень положил горсть земляники. В самую лунку, и прикрыл её лопушком.

Вечером Света снова пошла прогуляться и дошла до своего камня. Каково же было её изумление, когда она увидела вместо букета землянику! Света оглянулась, никого не увидела, съела ягоды и снова погладила камень.

— Вот чудеса. Я уверена, что это мне. Не знаю почему. Спасибо…

Девушка вернулась домой и спросила у бабы Зины:

— А что, тот большой камень над ручьём? Он давно там?

— Сколько себя помню. Конечно. Он там всегда был. Наверное, ещё и до нашей деревни. Сама подумай – разве его с места своротишь, такую махину? Несколько тонн… Но говорят…

— Что? – раскрыла глаза Света.

— Что он желания исполняет. И лечит даже. Наши бабки ходили к нему летними вечерами свои кости греть. И боли проходили.

— Желания исполняет? – поразилась Света, — я так и подумала почему-то… Странно.

— Ничего странного, — просто ответила баба Зина. – Природа. Она ведь живая. Просить можно не только у такого древнего камня, а даже у воды и ветра, у берёзки или дуба. Это работает. Проверено не раз.

— Это получается, что наша старая славянская вера жива? – заинтересовалась Света.

— Жива, коли человек сам живой. Понимаешь, о чём я? Живой душой, сердцем, мыслями и телом, конечно. Если ты открыт миру, и с добром к нему, то и мир тебе рад. И это не сказки…

Бабушка занялась на кухне, а Света пошла полоть гряды. Она всё думала, как же умно устроен мир и надеялась на исполнение своей мечты так, как могут верить в чудеса дети и совсем юные девушки.

А дед Егор жил неподалёку от ручья. Окошки его дома, стоящего на самом верху холма, где располагалась деревня, как раз смотрели на тропинку у ручья. Дед заметил, что девушка вечерами приходит на камень и смотрит на закат солнца.

У соседей он проведал о Зининой гостье всё, что те знали. И когда в воскресение к нему приехал внук Алёшка, то дед многозначительно намекнул ему, что покажет что-то интересное вечером.

Алёшка был уже вполне взрослым парнем, ему шёл двадцать второй год, он редко приезжал к деду, стыдился каждый раз передним за это и обещал, что будет помогать по хозяйству весь предстоящий отпуск.

— А что мне помогать? – смеялся дед Егор. – Работой я тебя не замаю, мне поговорить, посмотреть на тебя – уже радость. Я ведь тебе только счастья желаю. И дом на тебя записан давно, ты это знаешь. Только вот печалюсь, что продашь ты его, как я помру. Но на всё воля Божья…

Алёшка счёл обещание деда показать ему что-то чудесное очередной шуткой. И забыл об этом. Но когда дед позвал Алёшку к окну и указал ему на сидящую на камне девушку, парень действительно удивился.

— Пошли к бане, в сад. Там лучше видно, — сказал дед. Они быстро прошли на край своего участка и смогли видеть, как Света смотрела на закат. Она медленно покачивалась, слышно было как девушка пела.

Алёшка впился глазами в её стройную фигурку и хотел было идти к ней. Но дед остановил его:

— Не порть картину. Любуйся. Никуда она не исчезнет. До конца месяца тут будет.

— Откуда знаешь? – спросил внук, не отрывая взгляда от Светы.

— Оттуда. У Зинки Ивановой она гостит. Красавица. Умница, студентка. А ещё…

— Что?

— Наша она. Понимаешь? – дед перешёл на шёпот. – Не современная, а наша, будто всегда жила тут, и на камне том сидит каждый вечер, а то и днём, и песни поёт, и в ручье моется. Простая, а уж красивая…

Дед закатил глаза и прищёлкнул языком.

Алёшка беспомощно заморгал глазами, ему очень хотелось познакомиться с девушкой. Дед прочитал его мысли.

— К ней просто так не подкатишь. Но надо бы по умному, чтобы романтично. Чтобы как в сказке. Понимаешь? Вот тогда зацепишь сразу.

Дед рассказал про цветы и землянику. И намекнул, что у камня познакомится — будет самое то. Он повёл Алёшку в дом. Они сели за стол в кухне и оба на минуту замолчали.

Затем Егор подошёл к старому комоду и вынул из его ящика коробочку. Он поставил её на стол и раскрыл. Алёшка увидел в ней какие- то женские украшения. Дед вынул колечко с бирюзой. Он подал его внуку:

— Вот. На счастье. Серебряное! Положи его на камень. Вроде как подношение. Она увидит. Тут ты и подходи. А там уж как сам знаешь.

— Очень всё мудрено. А нельзя так просто? – засомневался Алёшка. – Не в стародавние времена живём. Зачем весь этот театр?

— Смотри, как знаешь, — поджал губу дед. – Только если гарантию хочешь иметь на успех, то не жалей подарков-то. Не скупись. Девки это всегда любили.

— На что ей это старое кольцо? – покраснел Алёшка, — вдруг не понравится?

— Понравится. Перстенёк – это как знак для дружбы. Не обязательно носить. Оно не обручальное. А так, для радости. Бабушке твоей я дарил при знакомстве. Помогло, как видишь. И тебе поможет.

Алёшка взял перстенёк и кивнул деду. Рано утром, когда ещё все спали, он пошёл к камню и положил в лунку перстенёк, прикрыв его сорванной травой, чтобы вороны или сороки не унесли.

Сам он ушёл домой и всё утро, и весь день маялся и следил за камнем: нет ли рядом девушки. Но её не было. Лишь вечером он дождался: она, спускаясь с пригорка, напевала что-то и шла к камню.

Алёшкино сердце бешено забилось. Рядом откуда не возьмись, у бани в саду, оказался и дед. Он прошипел:

— Погоди, не спугни, дай ей заглотить наживку-то…

— Что? – чуть не поперхнулся Алёшка и чуть было не рассмеялся, но вовремя прикрыл рот рукой, — ты что, дед?

— А что? Может, это твоя золотая рыбка… — захихикал дед.

— Ох уж эти твои сказки… И я как Иван-дурак с этим кольцом. Пошлёт она меня куда подальше…

Дед смотрел на ручей. Там на камне сидела Света. Она оглядывалась вокруг и видно было, что девушка взволнована. Дед и Алёшка спрятались за кустами, даже присели.

— Надеюсь, она нас не видела, — прошептал Алёша, — но я к ней подойти не решусь. Лучше потом…

— Делай как знаешь, — буркнул дед, махнул рукой и пошёл к дому.

Прошло два дня. Любопытство Алёши взяло верх. Когда Света в очередной раз пришла к ручью, то увидела Алёшу. Он сидел на заветном камне и ждал её. Света остановилась неподалёку, не решаясь подойти, но он позвал её.

— Меня Алексеем зовут. Я могу уйти, если мешаю. А ты Света? Гостья бабы Зины?

— Да, — ответила девушка и подошла. – А ты чей?

— Я – местный. Деда Егора внук. Недавно приехал в отпуск. Вон там наш дом на пригорке, видишь? Я видел тебя, если честно. И пришёл познакомиться. В нашей деревне молодёжи мало. А девушек раз-два и обчёлся.

— Я рада познакомиться, — покраснела Света. Она не отрывала удивлённых глаз от Алёши. Невысокий, крепкий, смуглый парень с синими глазами сидел на камне как воплощение её мечты. Наконец, она спохватилась:

— Ягоды, кольцо – твои проделки?

— Деда больше, чем мои.

— Деда? – рассмеялась Света, — твоего деда? Как?

— Он любитель дарить добро. Так он выражается. И меня к этому приучает. Ты уж нас извини. Перстень подошёл? – Алёша посмотрел на руки Светы. Перстня не было.

А девушка наклонилась к камню и порылась под его боком в густой траве. Она вынула оттуда лоскут материи и развернула: на тряпице лежал дедов перстень.

— Я не могу взять чужое… — сказала Света. – Неизвестно чьё. Вроде как украла. Так не дарят…

Она протянула перстень, но Алексей не взял его обратно.

— Что ты. Это от души. От чистого сердца. Если, конечно, не нравится… То прости.

— Я даже не знаю, что сказать. Так странно. Я ещё никогда не получала подарка прежде знакомства, — ответила Света.

— Так пошли, я познакомлю тебя с дедом. Он будет очень рад. Он говорит, что ты особенная и наша.

Света и Алёша шли к дому. А любознательный дед уже встречал их на краю участка. Он на самом деле радовался. Чуть ли не приплясывал у калитки.

— Здравствуй девица, здравствуй, милая, — нараспев говорил Егор.

Алёша и Света рассмеялись. Узнав, что Света стесняется принять кольцо, дед категорически заявил:
— Обязательно прими. Это добрый знак. Это нам так нужно…

— Вам нужно? — удивилась Света, — но почему?

А дед выпалил:

— Чтобы ты не уезжала из этой деревни навсегда. Ты – наша. По духу и радости. Теперь ты и наша гостья, не только Зинаиды.

Света надела кольцо на безымянный палец, и оно пришлось ей как раз в пору.

— Спасибо… — поблагодарила она. Дед Егор растрогался и пошёл ставить чайник, зазывая ребят в дом.

Дружба Алёши и Светы сразу стала любовью. Вспыхнули два сердца словно две звезды и светло стало в деревне. Жители, видя, как прогуливается новая парочка, умилялись и не скрывали своего любопытства и радости.

— И мы в наше время так ходили, — говорили старушки, вытирая концом платочка глаза. Они провожали взглядом ребят и крестили их вслед.

Баба Зина и дед Егор стали первыми осведомителями всех жителей деревни об удивительной истории любви. Начинали они свои рассказы как будто сказку сказывали:

— Лежит наш камень могуч с незапамятных времён над ручьём, но пришла к нему молодая девица и села на него погреться…

Старики улыбались и говорили в конце сказания:

— А ведь и точно наш камень не простой. Он добрые сердца соединяет. Значит, желания исполняет.

— А главное в этом — что? – спрашивал на посиделках у старушек дед Егор. Те смотрели на него в ожидании ответа.

— А то, — продолжал дед Егор, многозначительно подняв кверху крючковатый указательный палец, — что деревня наша не умрёт. Алёшка обещал в доме жить с молодой супругой, как только свадьбу сыграют. Уж больно Светочке наши места приглянулись. В город ехать не хотят.

— Верно, — подтверждала баба Зина, — Алёша уже устраивается в колхоз на комбайне работать. А Светочке предлагают место в библиотеке при клубе. Будут ездить вместе на работу. Машина есть.

 

 

Старушки улыбались и на каждых вечерних посиделках просили рассказать деда новости о молодых. Дед важно кашлял и в который раз начинал свой рассказ, обогащая его всё новыми и новыми подробностями этой удивительной, почти сказочной, истории…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.28MB | MySQL:57 | 0,254sec