Подкидыш. История любви

Летнее утро в деревне. Слышны мычание коровы и весёлое кудахтанье пернатой живности. Настя хлопочет у плиты, торопливо готовит завтрак любимым мужчинам. Муж Костя возится в хлеву – кормит корову и кур. Шестиклассник Ваня радостный вбегает в дом с миской яиц.

— Мам, смотри! – хвастается он, показывая добычу, — Мы с папой собрали.

— Молодцы! – хвалит мать, — У меня всё готово. Где отец? Зови его и брата. А то всё остынет.

Ваня ставит миску на стол и бежит в спальню. Видит семилетнего брата, который в трусах сидит на кровати и листает книжку.

— Быстро одевайся! – командует брат, — Завтракать идём!

Вася улыбается старшему брату, и Иван сменяет строгий тон на уговор.

— Давай помогу, — он берёт рубашку и надевает брату, — Какой ты копуша, Васька. Давай сам, а то не возьмём тебя сегодня с папкой на рыбалку.

— Я с вами, — канючит Вася, — Я оделся уже. Смотри!

За столом сидит всё семейство. Завтракают. Константин гордо поглядывает на детей и жену. Он счастлив. Их совместная жизнь с Настей настолько удачна, что он ни одного дня не пожалел о женитьбе.

Настя поймала взгляд мужа и приветливо в ответ улыбается. В доме всё пропитано любовью — от стен и мебели, до шторок на окнах и чашек на столе. Всё благоухает нежностью и согласием.

Неожиданно в тишине послышался слабый писк за окном. Где-то рядом с их калиткой. Настя прислушалась и вопросительно глянула на мужа. Тот не понял и пожал плечами.

— Неужели опять котёнка подбросили! – возмущается жена, нахмурив брови, — Ну, что за люди? У нас уже и так три кошки. Кость, глянь, кто там пищит.

Дети торопливо застучали ложками, собираясь идти за отцом. Костя облизал ложку, поблагодарил жену и не спеша вышел. Дети бросились за ним.

Настя убирает со стола и слышит хохот соседей. Выглянула в открытое окно.

За калиткой стоит муж с младенцем на руках, рядом прыгают сыновья, пытаясь заглянуть в свёрток. «Приехал что ли кто?» — гадает она, перебирая мысленно всех соседей с детьми.

***

Любопытные сельчане обступили Константина.

— Это, Костя, ненароком не твой подкидыш? – громко ржёт сосед Николай Иванович, переглядываясь с подошедшим Ильёй. Тот, лузгая семечки, заглядывает на ребёнка. Одобрительно кивает. Любовь Максимовна – пожилая соседка из дома напротив, сидит на скамейке, молча, качает головой, наблюдая картину.

— Точно, папаша! – заявляет Илья и все хором смеются, — Что жене-то скажешь, Казанова?

Подбегает жена Ильи Маринка, торопливо озирается и вопросительно кивает мужу. Тот показывает многозначительно на Костю.

— Да вы что такое говорите? – возмущается Костя, — Да мы с Настёной живём душа в душу…

— Ага! – ржёт Илья, — Только на сторону ходить не забываешь!

На хохот вышла озадаченная Настя. Удивлённо смотрит на соседей и на мужа.

— Кость, ну чего тут? – оглядывается кругом в поисках мамаши младенца, — А это чей?

— Похоже, соседка ваш подкидыш! – ехидно замечает Николай Иванович, видит перепуганное лицо женщины и добавляет, — Муж-то твой ходок оказался! Ох, и ходок!

Все снова хохочут. Костя виновато смотрит на жену, нервно качая ребёнка. Он заметно нервничает.

— Настя, ты не подумай… – заикается муж, — Это ошибка! Это не мой!

Жена густо покраснела и замахнулась на соседа. На её лице злость. Она готова порвать любого. Мужчина ловко увернулся, отскочил в сторону и уходя продолжил смеяться.

— Настя, это не мой ребёнок! – кричит муж, заглядывая жене в глаза, — Я докажу! Ты мне веришь?

— Иди в дом! – тихо говорит она сквозь зубы, — Там разберёмся. Ишь, народ собрал, как в театре, — машет рукой детям, — И вы марш домой!

***

В спальне положили младенца на кровать и распеленали.

— Девочка! – объявил Костя и глянул на жену. Мальчишки захихикали.

— Цыц! – прикрикнула мать.

Настя перебирает каждую пелёнку. Что-то ищет.

— Что ты ищешь, Насть? – спрашивает муж.

— Записку! – отвечает она, — Может имя есть у девочки. По почерку в полиции найдут роженицу. Да что ж такое? Похоже, совсем недавно родила мамаша. И месяца нет. Да-а-а!

— Насть, ты мне веришь? – оправдывается муж, — Я тут совершенно не при чём.

— Верю, верю! – отвечает жена, думая о чём-то своём, — Сегодня выходной, участкового нет. Придётся малышку до понедельника у нас оставить.

— Мама, мама! — радостно закричали мальчишки, — У нас будет сестрёнка? Мы её себе оставим?

— Вот ещё! – возмущается отец, — Это чужой ребёнок. Не наш! Пусть его мать полиция ищет. И накажет! Обязательно накажет.

— Ладно, Костя, угомонись! – ласково улыбается жена, — Ребёнок не виноват, что мать бестолковая. Ничего не случится, если она пока побудет у нас.

На том и порешили. Но Костя твёрдо задумал доказать, что чист перед женой.

В понедельник выяснилось, что участковый Семён уехал в отпуск с семьёй на море. Выходит, что малышка остаётся в их семье, пока служба опеки из дома малютки её не заберёт. За два дня, что подкидыш жил в доме, все успели к ней привязаться.

Ребёнок оказался здоровый и спокойный. Настя так ладно управляется с девочкой: кормит, купает, укладывает спать. Словно это её собственная дочь. Мальчишки ей помогают.

Только Костя не находит себе места. Злится. В душе клокочет лава. «Притворяется! Любит меня, вот и терпит подкидыша», — думает он, — «Представляю, как ей сейчас больно и обидно понимать, что я нагулял где-то! Добрая она у меня и хорошая. Я обязан ей доказать! И докажу!»

Почесал затылок – денег на экспертизу не хватает. Поехал к матери, что жила в райцентре. Галина Максимовна выслушала сына, опустила глаза и засуетилась.

— Мам, ты чего? – спрашивает Костя, — Денег жалко? Я же Насте доказать должен, что кроме неё мне никто не нужен. Ну, ты же знаешь?

— Ты, это… – мнётся мать, — Не спеши сынок. Не в деньгах дело! Сядь! Разговор у меня есть. Ты сядь, послушай, что скажу.

Сын садится, настороженно глядя на мать.

— Ты, поди не помнишь, — начала она из далека, — Малой совсем был, ещё до школы… С дерева свалился, сильно расшибся. Мы с отцом в больницу тебя возили. Ты больше месяца там лежал. Не помнишь?

Сын мотает головой и вопросительно смотрит на мать.

— В общем, сынок, — выдохнула она и затараторила, — После того случая, доктор сказал, что возможно детей у тебя не будет. Вот! А когда спустя три года вашей с Настей совместной жизни, она пожаловалась, что нет детей. Я всё поняла и призналась ей. Думала, что бросит тебя. А она в слёзы: «Люблю» — говорит – «Без детей жить будем». Прости меня, сынок! Это я ей посоветовала родить от другого мужика. Хотела, чтобы вы счастливой семьёй стали. Детишки чтобы. Прости меня!

Костя побледнел, молча, встал и вышел. Мать вдогонку кричит ему, просит прощения.

Всю дорогу он в автобусе ёрзает, крутится. На душе гадко. Вытирает пот со лба и поглядывает в окно, чтобы не проехать остановку.

Такого поворота Костя не ожидал. Он убит, раздавлен. Его колотит нервная дрожь.

Всю дорогу он пытается убедить себя, что это не так. «Сейчас поговорю с Настей, и она всё объяснит! Она не могла мне столько лет лгать!»

Злость прошла. Он впал в депрессию, на плечи навалилась старческая слабость. Его клонит в сон. Мысли путаются. Нет сил думать. «А если мать права?» — вздыхает он, подъезжая к деревне, — «Моя Настя мне лгала? Нет! Этого не может быть! Дети мои! А если Ванька и Васька чужие? Нет! Что теперь? Я-то думал, что у меня счастливая семья, а тут…»

***

Хлопнула дверь. С разъярённым видом Костя входит в дом. Настя обернулась. Всё поняла по его лицу.

— Это как понимать? – спрашивает он, приближаясь в жене, — Я бездетный значит, а ты знала? За моей спиной от любовников рожаешь? Так, любимая жёнушка? А потом вы посмеиваетесь надо мной, да?

— Костя, прости! – расплакалась Настя.

Он вытаращил глаза и замолчал. Услышав это, Костя пришёл в бешенство. Он надеялся, что жена будет отрицать, оправдываться или хотя бы сделает вид, что не при чём. Но она сразу призналась. Это всё!

— Костя, родной, я всё объясню, — плачет жена, хватаясь за его руку. Но он отдёргивает руку и поднимает её вверх.

— Не надо подробностей! – тихо говорит он, — Я не собираюсь больше оставаться здесь в роли дурачка. Уйду немедленно!

Он идёт за вещами в комнату. Настя со слезами бежит за ним, пытаясь остановить мужа.

— Костя, да ты что? Я хотела как лучше – чтобы у нас были дети. Мы уже три года прожили, а детей нет. Галина Максимовна мои подозрения только подтвердила тогда. Вот и пошла к однокласснику Сашке, — говорит она, — Я всегда любила и люблю только тебя, Костя, поверь…

На глазах мужчины застыли слёзы. Он отворачивает лицо и, оттолкнув жену, уходит прочь, хлопнув дверью.

В дом вбегают дети. Мать рыдает, сидя за столом. Старший Ваня гладит её по голове.

— Мам, не надо, — говорит он, переглядываясь с братом, — Там Валю кормить пора. Она плачет.

Мать подняла голову, посмотрела на детей и затихла.

— А папка куда так быстро ушёл? – спрашивает младший обиженно, — Я ему кричал, кричал. Он даже не обернулся. Мам?

— Он… – она громко всхлипнула, — Он по делам уехал.

— На долго? – интересуется старший.

— Не знаю… – вздыхает мать.

Прошла неделя. Костя пропал. Его нигде нет: ни дома, ни на работе в мастерских. Настя совсем потеряла сон, под глазами мешки от слёз. Соседи шушукают за спиной: «Сбежал Костя к полюбовнице, а девчушку свою на жену бросил». Настя не слушает их, а при расспросах только отмахивается и торопливо уходит.

А в это время пьяный Костя в старой фуфайке, с бутылкой водки сидит в стоге сена в поле. Пьёт и страдает. Он не хочет никого видеть, ни с кем разговаривать. Одно желание — напиться и уснуть. Уснуть так, чтобы проснуться, а жизнь снова стала, как прежде. Тошно!

Он выпил водки и смотрел в сторону своего дама. По небритой щеке ползёт слеза. Его предали, обманули. Он никому не нужен. Даже его любимые сыновья, больше не его дети. Всё кончено! Немного подремав, очнулся. «А может, ему морду набить?» — думает он и икает, — «Хоть какое-то облегчение».

Стемнело. Встаёт. Крадётся к дому Сашки Смирнова. «Он с восьмого класса Насте прохода не давал. Не удалось отбить Настю у меня», — показывает он кукиш, — «Так хоть так подгадишь, да? Сейчас разберусь с тобой!»

Двери в доме Смирнова оказались открытыми. За столом сидит пьяный хозяин. На столе бутылки водки. Не оборачиваясь, он спрашивает:

— Костя, ты? – пьёт из стакана и выдыхает, — Проходи.

— Что победу празднуешь? – спрашивает Костя, сжав кулаки.

— Какая победа? – возражает Смирнов и грустно смеётся, — Дурак, ты Костя! Настя только тебя любила и любит. А детей… – он машет рукой, — Она сама просила меня никогда никому не говорить. И чтобы дети никогда не знали кто их настоящий отец. А я люблю Настю, люблю! Только я ей не нужен!

Они осушили несколько бутылок одна за другой, вспоминая юность и школьные годы.

Утром Костя проснулся сидя за столом. Смирнова нет. Только записка: «Я вас обоих люблю и уважаю ребята. Я слово дал Насте, что никогда не стану между вами. Костя, возвращайся домой. Там твоя семья. Прощайте. Уезжаю навсегда. Сашка».

Прочитал записку, задумался. Послышались торопливые шаги на крыльце. Вбежала запыхавшаяся Настя. Видит мужа. Со слезами радости бросилась к нему. Упала на колени. Целует его.

— Костя, родной мой! – плачет она, осыпая его небритое лицо поцелуями, — Мне не жить без тебя. Нам! Нам с мальчишками и… Валей. Я думаю её у нас оставить. Ты как думаешь?

Костя важно посмотрел на жену, расправил спину.

— А чего? Можно! – отвечает он, поднимая жену с колен, — Вставай.

— Костя, пойдём домой! – снова рыдает Настя, целуя ему руки.

— Да идём, идём! – отвечает он, вставая и поправляя лохматую шевелюру на голове, — Перестань!

 

 

Когда рано утром, пара в обнимку шла по деревне, им вслед смотрели односельчане. У самого дома выскочили из калитки мальчишки и бросились к ним на встречу.

Прошло несколько лет.

В семье Кости растут трое детей. Костя и Настя счастливы, а как иначе?

Всё побеждает любовь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:57 | 0,151sec