Ничего не предвещало беды

Солнечный летний день. Птички порхают и весело чирикают, белые пушистые облачка бегут по синему небу, светит ласковое солнышко… Света неспешно возвращается домой из поликлиники. Настроение у неё под стать этому ясному солнечному дню: весёлое и праздничное. Хочется петь и танцевать, обнять целый мир. Она беременна! Заветная мечта, наконец, сбывается!

 

 

«Здравствуйте!» – радостно машет Света Клавдии Ильиничне, противной старушке из её подъезда, любящей подпортить настроение жильцам их дома. Пожилой женщине скучно дома на пенсии – всю жизнь она работала директором школы, привыкла руководить – вот и придумывает старушка, чем бы занять народ. То субботники во дворе устраивает, то клумбы разбивает и записывает в очередь полива каждую квартиру, то придомовую территорию облагораживает, с помощью соседей, естественно. Не всем это нравится, не каждый готов в угоду старушке корячиться на «придомовой территории» в собственные законные выходные. Отсюда и конфликты. Клавдия Ильинична переругалась почти со всеми жильцами: она лично обходит квартиры, собирая народ на очередной субботник. А происходят эти интереснейшие мероприятия как минимум раз в месяц. Кому это может понравиться?! Вот и не открывают ей дверь, а то и просто указывают направление движения. Клавдия Ильинична нервничает, хватается за сердце, пьёт таблетки и снова рвётся в бой – к трудностям она привыкла, многолетний опыт и практика делают своё дело!

Муж Светы Андрей тоже был внесён в чёрный список Клавдии Ильиничны: он отказался чинить и красить лавочку в позапрошлую субботу. До этого мужчина мужественно согласился вскопать клумбы (и, естественно, вскопал), спиливал ветки на яблоне, мешавшие Клавдии Ильиничне наслаждаться дневным светом, и несколько раз поливал эту самую клумбу, разбитую старушкой у их подъезда. А в позапрошлую субботу Андрей собирался на ночную рыбалку. Когда в дверь позвонила Клавдия Ильинична, он как раз был готов выходить: около подъезда его уже ждал друг на стареньких «жигулях».

— О, Андрей, ты даже одет подходяще! – потёрла руки женщина, – Там работы-то на час! У тебя же есть инструмент?! А я за краской сбегаю…

— Я не могу сейчас! Уезжаю! Надо заранее предупреждать! – развёл руками мужчина.

— Знаю я вас! Заранее! Колька с 3-го этажа обещал позавчера эту лавочку починить и покрасить! И что?! И ничего! Вчера ещё уехал с семьёй на дачу!

— Так завтра сделает. Или послезавтра! Это же не к спеху!

— Вам лишь бы не делать! А людям присесть негде! – не сдавалась старушка.

— Мы в прошлом году всем подъездом беседку делали! Там и лавочки, и столик! Вы, между прочим, командовали! Там есть, где присесть! Спешу я! – Андрей пытался протиснуться мимо Клавдии Ильиничны со снастями, но женщина загородила проход.

— Так беседку эту облюбовали мужики из нашего дома: в домино там играют! Иван Степанович там за главного. За порядком следит, у них всё чинно! Не выгонять же…

— Я тут причём?! Приеду завтра и починю вашу лавочку! И даже покрашу! – пообещал Андрей, протискиваясь боком к выходу мимо Клавдии Ильиничны.

— Мне не нужно завтра! Надо сейчас! – в след ему кричала старушка.

Светлана наблюдала за разговором со стороны. Она не вмешивалась: стояла у кухонной двери и посматривала.

— Что смотришь?! Могла бы и надавить на мужа! Для общего блага же стараюсь! – переключилась Клавдия Ильинична на неё, когда шаги Андрея стихли.

— Он эту рыбалку уже месяц планировал, а Вы со своей лавочкой! Андрей и так целыми днями на работе, а тут ещё Ваша общественная нагрузка! – возмутилась Светлана.

— Ничего страшного! Чем больше мужчина занят – тем меньше времени у него на глупости остаётся! Мужики – они ж как дети! Глаз да глаз нужен! Ты учти это, Светочка, а то, я смотрю, ты за своим мужем не следишь, слишком ты ему, деточка, доверяешь! Чтоб плакать потом не пришлось! – покачала головой Клавдия Ильинична.

— Я доверяю мужу, а он мне! В этом и заключается семейная жизнь! – пожала плечами Светлана.

— Ну-ну, – многозначительно проговорила старушка, – ну-ну…

… Света вспомнила этот разговор, поздоровавшись с Клавдией Ильиничной и мельком взглянув на свежевыкрашенную лавочку, которую всё-таки починили и покрасили Андрей и Николай – их сосед с 3-го этажа. Правда, только в прошлые выходные…

Света, всё ещё улыбаясь, открыла дверь своим ключом. В квартире играла тихая музыка. «Андрей меня не ждёт! Сюрприз будет!» – улыбнулась женщина. Она собиралась после больницы ехать к матери на другой конец города, но новость, которую сообщила ей доктор, изменила её планы. Светлана была беременна. 5 лет они с мужем над этим работали. 5 лет попыток и неудач. Светлана и Андрей решились уже на ЭКО, однако в последнее время женщине нездоровилось, вот и надумала она ещё раз пройти обследование и сдать все анализы. А сегодня Марина Михайловна сообщила ей радостную новость. Причём беременность развивалась совершенно нормально. Ничего не предвещало беды…

— Но ведь у меня даже задержки не было! То голова кружилась, то тошнило, слабость какая-то, и спать хочется всегда, – удивилась Светлана.

— Так бывает, – улыбнулась доктор, она поставила срок 9-10 недель.

Света готова была петь от счастья. Молодая женщина купила по дороге пиццу – Андрей её очень любил – и решила сегодня никуда не ехать: поделиться радостью с мужем.

… Войдя в квартиру, Света вдруг почувствовала: что-то не так, но она была слишком занята своими мыслями и не хотела обращать внимание на всё остальное. Она, поставив пиццу на стол в кухне, отправилась искать мужа. В двухкомнатной квартире было не так много места, чтобы спрятаться. Женщину не смутили чужие босоножки и маленькая женская сумочка в коридоре – она всего этого попросту не заметила. Света парила в эйфории. Женщина зашла в спальню и остановилась, как вкопанная. Казалось, что она рухнула на землю с высоты птичьего полёта: удержаться на ногах было невозможно. В глазах вдруг потемнело, Света глотала ртом воздух и никак не могла вдохнуть. В спальне играла медленная музыка, приглушённый свет лился из-под штор. На журнальном столике – бутылка шампанского и 2 бокала. На пуфе у кровати – беспорядочно набросаны женские вещи. Ажурный чёрный бюстгальтер кокетливо выглядывал из-под лёгкой воздушной блузки… Именно такой они выбрали Еве – лучшей подруге Светланы на прошлой недели. Ева тогда потащила её по магазинам, чтобы она развеялась: эти дни начались вовремя, значить, снова не беременна… Ева её успокаивала и поддерживала, пыталась отвлечь. Этого просто не может быть! Только не она, не Ева! Светлана, всё ещё не веря в происходящее, подняла, наконец, глаза на кровать. Там, не услышав из-за музыки её шагов, самозабвенно целовались Ева и Андрей.

 

 

— Нет! – крик Светы, наверное, слышал весь дом. По крайней мере, Клавдия Ильинична, рыхлящая грядки на клумбе, подняла голову и прислушалась. Покачала головой: «А я предупреждала!» – пробормотала женщина себе под нос.

— Нет! Ты не мог со мной так поступить! Не мог! Мы же любим друг друга! – кричала Света мужу. Тот, совершенно обалдевший, пытался натянуть штаны и придумать более-менее правдоподобную версию происходящего. Хотя какое тут может быть оправдание?!

— А ты, подруга называется! Ты же мне была почти как сестра! Мы же с тобой с первого класса дружили, за одной партой сидели! – слёзы текли из глаз Светланы. Казалось, её мир рухнул. Вдруг женщина охнула и согнулась пополам. Острая боль пронзила её, будто нож. По ногам потекла кровь…

— Что с тобой?! Света, что происходит?! – Андрей бросился к медленно оседающей на пол жене.

— Врача! Вызывай «скорую помощь»! – Светлана потеряла сознание.

Молодую женщину увезла «скорая», у подъезда остался стоять Андрей, ошарашенный и сбитый с толку. Он всё ещё плохо понимал, что на самом деле произошло. Жена вернулась неожиданно, на самом интересном месте, так сказать. Ева, собравшись, уехала домой, даже не попрощавшись в суматохе. Мужчина присел на лавочку и задумался.

— Что, сидишь?! – откуда ни возьмись, появилась Клавдия Ильинична, – Жену, значит, «скорая» увезла, а он сидит, прохлаждается!

— Я не прохлаждаюсь, я думаю! – вздохнул мужчина.

— О чём ты, Иванов, думать можешь?! – Клавдия Ильинична в своё время была у Андрея классным руководителем, потом – директором школы, в которой он учился, поэтому знала его хорошо, – Если бы ты умел думать, разве связался бы с этой … (тут женщина употребила такое слово, что Андрей открыл рот: не ожидал подобного от интеллигентной престарелой директрисы).

— Почему это Вы так о Еве? Она же Светина подруга…

— Хороша подруга, ничего не скажешь! В койку её мужа прыгать! – хмыкнула Клавдия Ильинична.

— С чего Вы это взяли?! – покраснел мужчина.

— Я, конечно, не молодая уже, но старческим маразмом пока не страдаю, да и не слепая! Эта «подруга» в последнее время зачастила к тебе, пока Светка на работе. Эх ты! Такую жену на эту … променял!

— Я никого не менял! Просто хотел отвлечься как-то от этих Светкиных проблем с беременностью – она уже и сама измучилась, и всех вокруг этими разговорами извела. Сил нет слушать эти её причитания снова и снова. А тут Ева… Она и Светку жалеет, и меня ей жалко – она сама говорила… Вот и решил я развеяться, от проблем отдохнуть…

— И как?! Развеялся?! – хихикнула женщина, – Проблем стало меньше, скажи?!

— Да ну Вас! Лучше бы посоветовали, что делать теперь! – махнул рукой Андрей.

— Что делать, что делать… Головой думать надо было, а не другими выдающимися местами! – ругалась женщина, – Будем думать, но чтоб Евы этой здесь ноги больше не было!..

Андрей только кивал, соглашаясь – спорить с Клавдией Ильиничной было совершенно бессмысленно. Да и не хотелось, если честно: вину свою Андрей вполне осознавал…

… — Вам нельзя вставать и нервничать! Строгий постельный режим! – доктор строго посмотрел на Светлану, – Конечно, если Вы планируете родить этого ребёнка!

— Планирую, – тихо проговорила женщина, – очень даже планирую!..

Светлана лежала, разглядывая белый потолок. В нём она, казалось, запомнила уже каждую трещинку. Женщина не знала, чем ещё себя занять, чтобы отвлечься от навязчивых воспоминаний, которые снова и снова всплывали в памяти…

…Вот они со Светой маленькие худенькие первоклашки с огромными белыми бантами и букетами астр в руках. Обе девочки светленькие и зеленоглазые, невысокие и щупленькие. Даже букеты их оказались одинаковыми: были куплены в одном месте.

— Вы сёстры? – спросила у девочек классная руководительница Мария Петровна.

— Нет! – хором ответили первоклассницы и рассмеялись, глядя друг на дружку… С этого дня они всегда были вместе.

…А вот уже они в 5 классе. Девочки подросли и повзрослели. Света учиться на одни «5», её часто ставят в пример. Ева – хорошистка, зато она самая весёлая и артистичная девочка в классе, активистка и спортсменка. Света и Ева – лучшие подруги, они сидят за одной партой и всегда готовы друг другу помочь. К ним в класс тогда пришёл новенький, он решил самоутвердиться за счёт того, кто слабее. В роли жертвы он выбрал Свету – отличницу и тихоню. Однако мальчишка не учёл, что у той есть серьёзная «крыша»! Тогда Еву даже вызвали к директору: она избила Сашку, у того даже синяки остались. Однако Клавдии Ильиничне мальчик признался (она умела добиться правды у учеников), что, собственно, произошло. Ева отделалась предупреждением, а Саша вынужден был просить прощения у Светы перед всем классом. После этого он больше руки не распускал и девочек не обижал.

…В 8 классе Ева влюбилась. Безответно. Она вдруг из «маленькой разбойницы», как её прозвали в школе, превратилась в Белоснежку: красивые наряды вместо удобных джинсов, первые уроки макияжа и волосы, выкрашенные в розовый цвет. Её снова вызвали к директору – уже из-за нарушения школьного дресс кода. Однако возлюбленный Евы обратил внимание на девочку именно благодаря тем изменениям, что с ней произошли. Ева учла это и превратилась в настоящую модницу.

— Ева, это ведь не главное! – пыталась убедить подругу Света, – Главное, что у тебя внутри!

— Моё «внутри» никого не заинтересует до тех пор, пока они не обратят внимания на «обвёртку»! Начинать нужно снаружи! – заявляла девушка.

С этим трудно было не согласиться, если бы Ева окончательно не забросила учёбу. Образование она считала необязательным элементом успеха у противоположного пола…

Естественно, со своим первым возлюбленным девушка быстро рассталась. Это событие Ева и Света тоже переживали вместе: Ева рыдала и жаловалась, а Света её успокаивала и пыталась поддержать… Случалось подобное потом довольно часто: Ева всё не могла найти достойного, а те, кто нравился ей, надолго с ней не оставались…

Школу Света окончила с золотой медалью, а Ева – с тройками и подпорченной репутацией. Света поступила в институт, а Ева – в торговый колледж. Однако общаться девушки не перестали…

…Ева меняла парней и работу, а Света, наконец, встретила того единственного, которого полюбила всем сердцем. Андрей учился в той же школе, что и она, был на 3 года её старше. Однако познакомились они уже в институте на одной из студенческих вечеринок. Любовь вспыхнула мгновенно, через полгода Андрей уже надел Свете на палец кольцо. Жили молодые в квартире, которая досталась парню от родителей: те давно переехали в частный дом. Уже несколько лет они оба работали и неплохо зарабатывали, а вот ребёнка Света родить всё никак не могла, хотя проблем со здоровьем ни у неё, ни у мужа не было – они, естественно, прошли обследование. Это девушку очень расстраивало, она часто плакала, жаловалась мужу и подруге, те пытались её поддержать. Да, Ева всё так же оставалась подругой Светланы. Она уже тоже успела побывать замужем и даже родила ребёнка. Правда, семейная жизнь у неё не задалась: муж любил выпить и погулять, жил в своё удовольствие. Развод стал ожидаемым финалом этих отношений. Ева снимала однокомнатную квартиру и жила там вместе с сыном. Светлана стала мальчику крёстной. Она его любила и старалась помочь подруге. На данный момент Артёму было уже 3 года, он ходил в детский сад, а Ева работала в местном супермаркете кассиром. Иногда Света выручала подругу и забирала Артёмку из садика – той иногда приходилось задержаться. Мальчик тянулся к крёстной: она была доброй, играла с ним, покупала мороженное и игрушки. То, что Ева часто появляется в их доме, Свету не смущало: подруга привозила и забирала сына, заскакивала к ней на кофе и на семейные праздники. «Лучшая подруга – главный враг!» – говорила ей когда-то бабушка. Тогда Светлана смеялась над этими словами…

А самое страшное: Ева ведь всё знала. О том, как Света страдает, как хочет забеременеть, о том, что они с мужем прошли медосмотр и даже подумывают над тем, не пойти ли на ЭКО. «Не спеши: всему своё время! – говорила подруга, – Может, оно и к лучшему – если бы я Тёмчика не родила, сейчас бы свободной была, можно бы было уехать куда-то на работу…» Света только улыбалась: Ева особой тягой к работе не отличалась, поэтому и работала то тут, то там. У неё больше получалось «разводить» мужчин на деньги. Правда, её «друзья» обычно были женатыми и замуж Еву не звали, но с их помощью она обеспечивала себе и сыну безбедное существование. Света даже несколько раз нянчила Артёма, пока подруга встречалась с кем-то из своих кавалеров. Правда, было это больше, чем полгода назад. В последнее время Ева как-то изменилась. Она реже появлялась у них дома, редко смотрела Свете в глаза…

В дверь палаты постучали. На пороге стояла Ева.

— Ты всё не так поняла! – воскликнула она, – Это всё Андрей! Он ко мне приставал, я отказывалась, правда! Но я же не могу противостоять грубой мужской силе!

— Я не заметила, чтобы ты пыталась этому всему хоть как-то противостоять, – Светлана смотрела на подругу с презрением, – скорее, тебе всё нравилось. Зачем врать-то?! Я же всё видела собственными глазами! И то, что это было по взаимному согласию, не вызывает никаких сомнений!

— Что, подруга, лучше горькая правда?! А ты уверена, что оно тебе надо?! – Ева как-то странно улыбнулась.

— Мы больше не подруги. Да ты и сама это прекрасно понимаешь! Но твою версию произошедшего мне хотелось бы услышать…

— Ну, что ж, слушай, только потом не плачь! – хмыкнула Ева, – Мы с Андреем уже вместе месяца 3. Достала ты его своими причитаниями, обследованиями и диетами. Он обычный, нормальный мужик, ему хочется любви и ласки, а будут ли от этого дети – это уже второй вопрос. Ты зациклилась на ребёнке. Я же говорила тебе: относись к этому проще, всему своё время. Но кто меня слушал! Я пришла к тебе тогда за Артёмом, помнишь: поздно уже было, твой Андрей пошёл нас провожать. Зашёл выпить чаю. Мы много говорили. Он жаловался, я пыталась тебя оправдать и слушала. В тот вечер мы впервые поцеловались. Да, мне тебя жаль. Но мне жаль и его: твой муж тоже живой человек. А ещё симпатичный и интересный мужчина. Я не смогла удержаться. Ты сама виновата! Вся воя жизнь превратилась в гонку за ребёнком! С тобой же невозможно стало общаться! Вот мы с твоим мужем и отдыхали от тебя вместе.

— Ты считаешь, это справедливо?! – тихо спросила Света, – Я ведь тебе доверяла, как сестре!

— Значит, зря доверяла, – тихо сказала подруга, – но в память о нашей дружбе я не буду тебе врать. Сказала всё, как есть.

— Между вами любовь? Чувства?! – чуть слышно спросила Света, – Вы любите друг друга?!

— Не думаю, – так же тихо ответила Ева, – я, в принципе, не планировала уводить Андрея у тебя. Так, утешить, расслабиться. Ты же знаешь, меня в мужчинах интересуют в первую очередь деньги. Твой Андрей чуток не дотягивает в материальном плане. Той муж меня тоже не любит. Так что можешь спокойно его прощать: чувств между нами нет. Он во мне искал лишь утешение, хотел, чтобы его выслушали и пожалели. Любит он тебя и только тебя, как мне не прискорбно это говорить…

— Спасибо за правду, – проговорила чуть слышно Света.

— Обращайся, если что! – хохотнула Ева.

Она ушла, аккуратно прикрыв за собой дверь. Очень хотела хлопнуть ею со всей силы, но Ева себя сдержала. Спустя полчаса к Свете пришёл Андрей с огромным букетом алых роз. Он клялся и божился, что отношения с Евой были огромной ошибкой, что он всегда её любил и тоже мечтал о ребёнке. Просто устал от негатива и немного расслабился, а так – только она навсегда и навеки… Светлана простила мужа: ей так хотелось, чтобы он разделил её радость. Андрей целовал жене руки и мысленно восхвалял Клавдию Ильиничну, которая надоумила его, что говорить и как себя вести с женой.

Довольная и счастливая Светлана спокойно уснула. Ей снился её будущий малыш – мальчишка, похожий на мужа, с открытой улыбкой и голубыми глазами. Андрей ушёл делать генеральную уборку в квартире к возвращению жены – решил устроить ей приятный сюрприз. По дороге он купил торт Клавдии Ильиничне – знал, что директриса не любит цветы в качестве благодарности: они надоели ей ещё во время её работы в школе. «Лучше бы конфеты дарили или торты! Цветы ж завянут завтра – это ж деньги, выброшенные на ветер…»

… В небольшой съёмной квартире стоял полумрак. Молодая красивая женщина плакала, уткнувшись лицом в подушку.

— Мамочка, не плач, – гладил её по волосам маленький мальчик, – я тебя очень-очень люблю!

— И я тебя люблю, Артёмка, и его люблю, – рыдала Ева.

— А почему же ты плачешь, если любишь?! Любить – это же хорошо! – ребёнок смотрел на неё ясными глазами.

— Это ещё и очень больно, милый! – нежно обнимая сына, проговорила Ева.

Она ведь не могла объяснить ребёнку, что потеряла в одночасье лучшую подругу и человека, который стал для неё смыслом жизни. Она была для него лишь утешением, лёгким развлечением, а он стал для неё той самой любовью, что она искала всю жизнь… И с которой ей пришлось попрощаться ради той, что считает её теперь злейшим врагом… А ведь ничего не предвещало беды…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.3MB | MySQL:47 | 0,313sec