Завидный жених

Борис Петрович был вполне себе современным пенсионером семидесяти лет. Поэтому простенький ноутбук и интернет он освоил достаточно быстро.

— Вы если с чем-то не разберётесь, звоните, пришлём специалиста. — Старался говорить громче и в самое ухо Борису Петровичу консультант магазина техники и электроники.

— Что ж ты так орёшь? — Оборвал Борис Петрович. — То, что я седой, не значит, что глухой. И уж тем более не говорит об отсутствии ума. И не с такой аппаратурой разбирался: ещё по молодости сам и транзисторы и телевизоры паял. — Борис Петрович даже обиделся.

— Очень хорошо, но всё же, если что, звоните. — Консультант вежливо улыбнулся и ещё раз поздравил с покупкой.

— Выскочка. Возомнил о себе. — Недовольно бурчал Борис Петрович, покидая магазин. Привычка у него была такая, всегда быть хоть чем-нибудь недовольным, да ещё и выражать своё недовольство вслух. Поэтому, собственно говоря, друзей у Бориса Петровича не было, не было и жены и тёплых отношений с родственниками и коллегами (в то время, когда он ещё работал). Но Бориса Петровича сей факт нисколько не удручал, ему было хорошо и одному. Особенно сейчас, на пенсии, когда можно было проводить время в своё удовольствие, а с приобретением ноутбука, стало ещё лучше: благо на просторах интернета можно найти чтиво и видео на любой вкус. И вот однажды, наткнулся Борис Петрович на любопытную статью: оказывается, есть в Японии такой термин «кодокуси», что в переводе означает «смерть в одиночестве». В статье рассказывалось о мужчине, который умер один у себя дома и за три года этого даже никто не обнаружил. Счета за коммунальные услуги списывались автоматически с его счёта, и только когда средства на счету закончились, пришли с разбирательством и обнаружили то, что за три года осталось от несчастного. Борис Петрович статью прочитал и задумался: а ведь и обо мне никто не вспомнит, коли я завтра помру. Это что ж, так и буду лежать, тлеть, а душа моя неприкаянная бродить в одиночестве по комнатам? Места, конечно, полно — квартира двухкомнатная, полнометражная, но негоже всё-таки. Борис Петрович почесал за ухом и достал старую записную книжку.

— Аввакумов. Гришка-то? Лентяй и проныра, столько лет подсидеть меня пытался. Неее, с этим точно общаться не стану. — Листал и комментировал вслух Борис Петрович. — Варвара… Сестра двоюродная… Варвара померла ещё лет пять назад. Сварливая была баба. Хотя что уж там. — Осёкся Борис Петрович. — Сашка, сын у неё остался. Ему самому уж скоро шестьдесят стукнет, дедом дважды уж стал. Стало быть семья-то большая. Как узнают, что у меня квартирка в распоряжении, чего доброго поторопят на тот свет-то. А я пока не тороплюсь. Неее, Сашку и родственничков его долой. — Борис Петрович листал дальше, но комментарии звучали один другого жёстче: «тот ещё типчик» и «вертихвостка» были самыми мягкими.

Книжка закончилась, а подходящих вариантов, кто должен вовремя обнаружить тело Бориса Петровича не нашлось. Борис Петрович разозлился и, чтобы отвлечься от тяжких раздумий, вновь погрузился в интернет.

— По статистике женщины живут дольше мужчин в среднем на 5-10 лет. — Прочитал Борис Петрович и вновь задумался. — А если женщина ещё и младше мужчины будет, то уж наверняка дольше проживёт. — Рассуждал Борис Петрович. Минут пять прикидывая в голове так и этак он решил жениться. — Ну а что? Я мужчина видный. И как это мне раньше в голову не пришло? Жёны — это ведь сплошная польза. — Борис Петрович представил, как новоиспечённая жена приносит ему свежеиспечённые же ванильные булочки с чаем и сглотнул слюну. Потом представил, как будет обсуждать с супругой те самые новости и интересные факты, которые сейчас читал в одиночестве. А вечером можно и по проспекту вместе под ручку пройтись — размечтался Борис Петрович. Стоит сказать, что в молодые годы и позже, он не женился, как раз потому, что видел в институте брака только помеху своей размеренной жизни. Оставалось найти подходящую кандидатуру, Борис Петрович напряг память, женщинами он особо не увлекался, поэтому и вспомнить было тяжело.

Первой пришла в голову Люба — кассирша из рабочей столовой. Борис Петрович вспомнил Любины аппетитные формы, расплылся в улыбке, но потом формы вытеснил громкий и грубый Любин голос: «Готовим без сдачи, иначе не буду отпускать!», «Поживее, вы не один в очереди!», «Следующий!». Борис Петрович вздрогнул и решил перейти к следующей кандидатуре. Катенька, Катенька Ефимова — студенческая любовь Бориса Петровича. Катенька клялась в вечной и искренней любви, а сама всё по горам и походам со студенческим туристическим клубом ходила, ну и Бориса за собой тянула. А что там делать в этих горах, да лесах? Ноги мозолить и комаров кормить? В общем Борису и без походов хорошо жилось. Вот только Катенька из очередного похода вернулась с новой любовью — Юркой Юсуповым, тем самым, что первым красавцем на курсе был и лучше всех на гитаре играл.

— Нет. Екатерина уж слишком ветренная. Уже поди-ка с десяток муже сменила. — Предположил Борис Петрович и чтобы удостовериться в своей гипотезе два часа искал Екатерину в одной из популярных соц.сетей.

— Ну надо же. — Хмыкнул Борис Петрович, обнаружив на фото Екатерину всё с тем же Юркой. На фото было много взрослых и детей, а надпись под фото гласила «Наша дружная семья: Сапфировая свадьба в окружении детей, внуков и правнуков». — Не надо было всё ж тогда Катю в поход отпускать. — Запоздало пожалел Борис Петрович. — Ладно, кто старое помянет… — Махнул он рукой и решил, не ворошить прошлое, а завести новое знакомство.

И тут интернет в помощь — через пятнадцать минут анкета Бориса Петровича появилась на сайте знакомств. Но пообщавшись с первыми тремя представительницами женской половины сайта, Борис Петрович гневно закрыл ноутбук, ворча под нос:

— А большая ли у вас жилплощадь? А многочисленна ли родня? Как здоровье? Фу! И эти туда же, лишь бы квартирку оттяпать. — Борис Петрович добавил ещё пару выражений, о которых упоминать не стоит, и решил отправиться на прогулку в парк, авось там и поджидает его счастливое знакомство.

На одной из скамеек сидела миловидная женщина, чуть младше Бориса Петровича, как он определил на глаз.

— Добрый день. Не помешаю? — Подсел он рядышком.

— Добрый день. Нисколько. — Ответила женщина, лишь мельком глянув на Бориса Петровича. — Мишенька, Марина, аккуратнее! — Прикрикнула она на ребятишек, карабкающихся на пластиковую горку.

— Внуки? — Поинтересовался Борис Петрович.

— Правнуки. — Поправила женщина. Борис Петрович не пал духом, ведь, женщина вполне могла быть вдовой.

— И часто вы с ними так гуляете? — Задал он следующий вопрос.

— Каждый день. Двойняшки. Садик всё никак не дают. Вот я внучке и помогаю. Они с мужем работают, а вожусь. — Пояснила женщина, не сводя глаз с малышей.

— На себя время остаётся? — Сужал круг Борис Петрович.

— На себя? — Женщина, обернулась к собеседнику и будто бы даже удивилась. — У меня ж и внуки и правнуки, да и детям нет, нет помочь нужно. Времени ни на что не остаётся. Да оно и к лучшему, как супруг мой скончался семь лет назад, только это от тоски и спасает.

— А снова выйти замуж не думали? — На всякий случай спросил Борис Петрович, уже понимая, что дама, живущая заботами детей, внуков и правнуков, не найдёт достаточного количества времени на него самого, а уж тем более на ванильные булочки для него и обсуждение новостей. Женщина, покосилась на Бориса Петровича и крикнув детям:

— Мишенька, Марина, пора обедать. — Встала со скамейками и поспешила прочь.

Борис Петрович пожал плечами, прошёл ещё кружок по парку и, не обнаружив ничего и никого достойного внимания, отправился домой.

— Добрый день! — В лифт вошла соседка Майя Григорьевна.

— День добрый. — Ответил Борис Петрович, внимательно разглядывая её. И как это он раньше не замечал, что Майя Григорьевна, дама очень даже привлекательная? Тут же всплыл в памяти аромат жареной картошечки и борща, расстилающийся по всему подъезду и тянущийся явно из квартиры Майи Григорьевны.

— Как ваши дела? — Улыбнулась Майя Григорьевна, не замечая оценивающего взгляда соседа.

— Хорошо всё, только знаете, скучно бывает вечерами. — Ответил Борис Петрович.

— А вы заглядывайте на чай. — Пригласила соседка.

— И сегодня можно? — Уточнил Борис Петрович.

— И сегодня можно. — Снова улыбнулась Майя Григорьевна.

— Так я приду, часиков в семь. — Обрадовался Борис Петрович, вставляя ключ в замочную скважину.

— Приходите. — Качнула головой соседка, ещё раз улыбнулась и скрылась за дверью.

Борис Петрович в своей жизни так редко ходил на свидания, что долго прикидывал, как уместно было бы появиться на званый ужин.

— Цветы? Этак она сразу, чего доброго, поймёт, что я с намерениями. А если откажет? Это что ж, деньги на ветер тогда? С пустыми руками тоже как-то неудобно. — Рассуждал Борис Петрович. И решил, что куст алоэ, который он купил как-то два года назад, намереваясь использовать в лекарственных целях, а по факту стоящий запылённым в углу подоконника — самое подходящее, для такого случая. Борис Петрович протёр листья мокрой тряпицей, полил, давно засохшую землю и остался выбором вполне доволен. Наряжаться Борис Петрович счёл тоже излишним. — Не в ресторан, чай, идём. Пусть привыкает. — Сказал он сам себе, глядя в зеркало на свой домашний прикид: тельняшку с растянутым воротом и чуть заляпанные краской треники.

— Добрый вечер… — Майя Григорьевна растеряно отступила назад, пропуская гостя в прихожую, когда Борис Петрович позвонил в соседнюю квартиру в назначенный час. Сама Майя Григорьевна приодела нарядное платье, которое в данный момент ещё было прикрыто аккуратным передником, слегка освежила лицо помадой и тушью и даже подвила волосы, готовясь встречать гостя.

— Презент хозяйке. — Хохотнул Борис Петрович, протягивая соседке горшок с алоэ. Попутно одним глазом оглядывая жилплощадь: квартира была совсем такая же, как у него самого. Только ремонт был гораздо свежее и в целом всё смотрелось гармоничным и уютным. «Это хорошо, значит на мою квартиру не позариться» — отметил про себя Борис Петрович. Но всё же уточнил:

— Одна проживаете?

— Одна. Сын с семьёй заграницей живёт. — Ответила Майя Григорьевна, расставляя на столе приборы. — Меня давно зовёт, да мне и здесь хорошо, привычно. Скучно, думает мне. А когда скучать? Друзья, сестра с племянницами, йога, бассейн, рыбок вот завела.

— И что, свободного времени совсем не остается? — Напрягся Борис Петрович.

— Почему же, остаётся. — Рассмеялась Майя Григорьевна. — Проходите к столу. — Пригласила она. Борис Петрович оценил гостеприимство в виде мяса по-французски, оливье и кулебяки с капустой. — А вы чем увлекаетесь? — Поинтересовалась Майя Григорьевна, глядя, как довольный Борис Петрович усаживается за стол, обтирая руки о треники. Глаза её округлились, брови поползли вверх, но она сдержалась.

— Читаю. — Коротко ответил Борис Петрович, вонзая вилку в мясо.

— Как интересно. Классику или что-то из современного? — Спросила хозяйка, присаживаясь напротив.

— Современное, новости, статьи разные, заметки. В интернете. — Пояснил Борис Петрович. Майя Григорьевна понимающе кивнула.

— А всё Чехова перечитываю, Куприна, каждый раз как первый. — Задумчиво сказала она.

 

 

— И вот такую любопытную вещь прочёл недавно. — Не обращая внимания на слова Майи Григорьевны и на набитый рот, продолжал Борис Петрович. — Есть у японцев такое понятие «кодокуси», что в переводе означает «смерть в одиночестве». Это когда человек настолько одинок, что, если умрёт, никто и не заметит. Один так три года пролежал. — Майя Григорьевна, взволнованно покачала головой. — Так вот, это как раз про меня. Одинок я. — Горестно вздохнул Борис Петрович, закусывая кулебякой. Майя Григорьевна сочувственно сжала руки у груди. — Поэтому я решил жениться.

— Хорошее дело. — Одобрила Майя Григорьевна. — А на ком?

— Может, и на вас. — Выпалил в ответ Борис Петрович. Майя Григорьевна ойкнула от неожиданности. — А что, вы дамочка симпатичная, готовите вкусно. — В подтверждение своих слов, а, быть может, случайно, Борис Петрович икнул. — Увлечения ваши, по мне так излишне, но, главное, время свободное остаётся, значит будет когда вместе побыть. В целом, вы мне подходите. — Майя Григорьевна уже не скрывала своего удивления и иронично спросила:

— А вы мне? Как думаете?

— А что я? Я ещё ого-го! — Борис Петрович расправил плечи и выпятил грудь.

— Да, завидный жених. — Усмехнулась Майя Григорьевна. — Я, думаю, вам пора. А вот за алоэ отдельное спасибо.

Борис Петрович, хотел что-то ещё сказать, но Майя Григорьевна так глянула на него, что он не решился.

— Странная какая-то. Нет, нам таких не надо. — Подумал он дома, усаживаясь за ноутбук. — Хотя готовит всё ж таки хорошо…

Прошло несколько месяцев, а Борис Петрович всё не может забыть тот вечер. Периодически он делает попытки наладить отношения с соседкой. Уж два букета цветов купил, и плюс ещё четыре отправил в соц.сети, помощь свою предложил, когда увидел, что ей новый кухонный гарнитур привезли: «ну и что, что сборка оплачена, а контролировать кто будет?» Вот а сегодня билеты в театр купил, «Вишнёвый сад» ставят, наверняка Майе Григорьевне по вкусу придётся. Майя Григорьевна ухаживания принимает, но держит соседа пока что, на расстоянии, тоже не забыла ещё тот самый вечер.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.24MB | MySQL:47 | 0,298sec