Недолюбленная

У Лизы было постоянное ощущение того, что ей в жизни чего-то не хватает. Дело было не в том, что ей не хватало денег или каких-то вещей, наполнявших жизнь комфортом и удобствами, дело было в другом. Ей будто не хватало общения, понимания, душевной близости с другим человеком, будь то родители или друзья.

Родители у Лизы были прекрасными. Девушка души не чаяла в матери, уважительно относилась к отцу, да и сама всегда оставалась примерной дочерью. Ей практически ни в чем не отказывали, покупали дорогие вещи, баловали за хорошие оценки в школе и прилежное поведение. Лиза была любимицей в семье, но она всегда была грустной и какой-то потерянной, будто не была счастлива.

— Почему ты такая печальная? – спрашивала у Лизы ее мама, Ирина Аркадьевна, участливо заглядывая в глаза дочери.

— Я не печальная, мамочка, тебе кажется, — отвечала Лиза и улыбалась матери вымученной улыбкой.

— Нет, я же вижу, что что-то не так, ты грустишь. И меня это беспокоит, дочка.

— Мамочка, все и вправду хорошо.

— Может быть, у тебя что-то болит? Может быть, ты чего-то хочешь, но стесняешься спросить? Ты говори, я все пойму.

Лиза отрицательно качала головой. Нет, все у нее было. И игрушки, и вещи, и даже отдельная комната, чем не могли похвастаться ее подруги. Например, та же Ася, которая все время жаловалась на то, что ей приходится жить в одной комнате с двумя братьями.

— Это просто катастрофа! – говорила она Лизе. – Грязные носки, нестиранные вещи, вечно не заправленные кровати. Моя косметика, раскиданная повсюду, только потому что она им мешала играть в танки. Лизунь, ты даже не представляешь, ты такая счастливая, а сама не понимаешь этого и не ценишь.

Лиза только пожимала плечами. Возможно, она не понимала и не ценила. Но и ее мало кто понимал, а, точнее, не понимал никто. Не было у Лизы ни братьев, ни сестер, родители были вечно заняты работой, а проводить время в одиночестве для девушки было настоящим испытанием. Когда происходило что-то интересное и необычное в ее жизни, девушке безумно хотелось поделиться этим с кем-то близким, но каждый раз она останавливалась, понимая, что такого близкого человека у нее попросту нет.

И поэтому Лизе было проще всего принять образ страдалицы, которой не хватало душевного тепла, несмотря на прекрасное к ней отношение практически всех. Порой такая манера поведения раздражала ее подруг, которые непонимающе относились к депрессиям и слезам подруги, считая, что Лиза надумывает причину, по которой рыдает или просто страдает молча.

— Ты какая-то странная, ей богу! – говорила Инне ее подруга Рита, более откровенная и менее деликатная, чем Ася. – У тебя есть все! Отдельная комната, которая скоро превратится в отдельную квартиру, шмотки любые и самые дорогие, родители, которые тебе все разрешают и не ограничивают тебя в финансах. Что тебе надо, чтобы ты перестала жаловаться на жизнь и придумывать причины, по которым тебе грустно и одиноко? Заведи себе мужика и уже успокойся!

Лиза достаточно спокойно относилась к таким всплескам в поведении Риты. У ее подруги была непростая судьба: родители погибли в автоаварии, когда девочке было всего три года. Рита ехала вместе с ними, но находилась на заднем сиденье, когда машина перепрыгнула ограждение и вонзилась носом в обрыв. Родители погибли на месте, а Рита, перенесшая несколько операций, была вынуждена жить с бабушкой. Многих вещей, которые были у Лизы, Рите только в мечтах виделись. Она донашивала одежду своей подруги, часто получала подарки от родителей Лизы и все больше злилась на то, что Лиза вечно недовольна тем, как живет.

С годами это раздражение только нарастало, с такой же прогрессией, с какой нарастала грусть и тоска Лизы. Им было по восемнадцать лет, когда обе девушки познакомились с молодыми людьми. Сергей и Виктор были друзьями, такими же, как и Лиза с Ритой, и девушки очень заинтересовали студентов третьего курса, прогуливавшихся по парку и пытавшихся завязать знакомство с девушками.

— Какой тебе больше понравился? – шепнула на ухо подруге свой вопрос Рита. Лиза пожала плечами. На самом деле, ей очень понравился Виктор, но признаваться в этом просто так девушка считала нарушением правил приличия. Даже, если она признается не ему самому, а своей подруге, все равно это может быть неверно расценено.

— Мне лично Виктор приглянулся, — снова тихим голосом поделилась с подругой Рита, и на Лизу вдруг накатила волна доселе незнакомого ей чувства. Только чуть позже она поняла, что это была ревность.

Ребята и девушки стали общаться. Через некоторое время стало ясно, что Лиза понравилась Сергею, а Виктор начал активно ухаживать за Ритой. Лиза старалась не показывать своих чувств, хотя получалось это у нее не очень хорошо, даже очень плохо.

— Ты опять страдалицу из себя строишь! – вздыхала Рита, глядя на подругу. – Посмотри, каким взглядом тебя Серега испепеляет. С ума сойти можно. У меня самой мурашки по телу от этого взгляда. А ты как рыба холодная.

Лиза только обиженно поджимала губы. Не считала она себя холодной рыбой, просто нравился ей Виктор, который таким же знойным взглядом смотрел на свою ненаглядную Риту. Лизу этот взгляд раздражал и поднимал внутри нее волну протеста.

Сергей Лизу мало интересовал, хотя она уже подпустила его достаточно близко к себе, позволив ему оказаться в своей постели. Однако, такие отношения все равно ничего для нее не значили, очень уж девушке нравился тот, который был увлечен другой.

 

 

А потом выяснилось, что Рита беременна. Она находилась в неприятном шоке от новости, что не могло не радовать Лизу. Та потирала руки, понимая, что между Ритой, настроенной на прерывание беременности, и Виктором, мечтавшим о детях, обязательно случится ссора, а потом и разрыв. Однако, она не угадала.

— Виктор уговорил меня оставить ребенка, — озадаченно делилась Рита с подругой, — я сама не поняла, каким образом он так меня обработал, что я теперь и думать не могу о том, чтобы избавиться от ребенка.

Лиза была в шоке от услышанного. Она с таким нетерпением ждала разрыва между Ритой и Виктором, что новость о том, что они оба вскоре станут счастливыми родителями, просто не давала ей покоя. И тогда Лиза отважилась на страшный шаг: обратилась к подруге матери, которая работала врачом узи в женской консультации, заплатила ей денег и уговорила поставить Рите какой-нибудь страшный диагноз, связанный с развитием ее ребенка.

— Эту девушку надо убедить в том, что у ребенка есть отклонения, с которыми он становится нежизнеспособным. Тетя Марина, сделать надо так, чтобы она из вашего кабинета тут же поскакала на прерывание.

Тетя Марина, давняя подруга Лизиной матери, которой должна была немало денег, была матерью-одиночкой, воспитывавшей двоих сыновей. Она работала сразу в нескольких местах, чтобы прокормить семью, поэтому, наплевав на свои моральные устои, взяла у Лизы деньги на узи сообщила Рите о страшном диагнозе, который даже подтверждения не стоит.

— Такое нет смысла перепроверять, — сказала тетя Марина, уверенно глядя в мокрые от слез глаза Риты, — плод нежизнеспособен.

В кармане у врача лежал пухлый конверт с деньгами, а с языка слетали страшные картины будущего, которое ждет Риту, если она отважится сохранить ребенка.

Сразу после посещения кабинета врача, Рита разрыдалась. Рядом была Лиза, вместе с подругой пришедшая в женскую консультацию, она успокаивала Риту, говорила какие-то дежурные слова поддержки, а про себя ликовала: все получилось! Рита была готова бежать в регистратуру, чтобы записаться на прерывание. И это бы произошло, если бы не звонок Виктора.

— Не смей, — сказал он, — надо подтвердить диагноз. Сходишь в частную клинику, я дам денег на обследование. Просто так ничего не делай.

Лиза поняла, что ее план провалился. Надо было, во что бы то ни стало, убедить подругу в том, чтобы она не шла к другому врачу. Но Рита, влюбленная в Виктора и приятно удивленная его настроем на появление ребенка, не смогла ему отказать.

Выходя из женской консультации, преисполненная недовольством от неудачи, Лиза подставила подножку своей подруге, чтобы та скатилась с высокого крыльца женской консультации и потеряла ребенка. До такой степени не хотела Лиза счастья для своей подруги.

Рита споткнулась, но не упала вниз. Она схватила Лизу за руку и удержалась. Посмотрела на подругу, побледневшую от неожиданности, а потом спросила:

— Ты сделала это специально? Я же видела, как ты выставила ногу. Лиза, зачем?

— Я не делала ничего плохого, — стараясь сохранить спокойствие, ответила подруга.

Рита помотала головой:

— Подруга твоей матери делала мне узи, а ты так сильно настаивала на прерывании, да еще и эта подножка… Лиза, что происходит?

И Лиза не сдержалась. Посмотрела в лицо Риты и громко сказала:

— Я ненавижу тебя, вот что случилось. Я ненавижу тебя, твоего ребенка, твои чувства к Виктору и его чувства к тебе.

Рита ошарашенно смотрела на Лизу:

— Это потому, что ты его любишь?

— Да.

Короткий вопрос и короткий ответ расставили все по своим местам. Дружбе пришел конец, но перед этим Рита сказала важную вещь:

— Если бы не моя беременность, я бы отнеслась с пониманием к твоим чувствам к Виктору. Возможно, я бы даже ушла из его жизни, чтобы сделать счастливой тебя. Но теперь, когда я вижу, какую цену ты готова заплатить за свое счастье, я считаю, что ты его попросту недостойна. Ты несчастная, недолюбленная особа, эгоистичная и способная подставить и даже убить. Это ужасно.

Лиза молчала. Она потеряла подругу, друга, а еще надежду на счастье. Теперь она думала о том, что за счастье надо платить другую цену, но какую – ей это только предстояло понять.

Автор: Светлана Маркиянова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.68MB | MySQL:47 | 0,087sec