Неблагодарный пащенок

Глеб не помнит свою мать. Помнит только радость, когда мама забирала его из садика, и он бежал к ней, а она подхватывала его на руки и звонко смеялась. Помнит, как она пела ему колыбельные. Лицо матери совсем стерлось из его памяти, а голос до сих пор часто вспоминается, чистый и нежный.

А потом — куча народу в доме, и все плачут.

В первый класс Глеба отвела бабушка. Отцу было некогда, он работал.

Глебу пришлось рано повзрослеть. Отец целыми днями пропадал на работе, и Глеб сам делал уроки, сам разогревал обед. Хорошо еще, что бабушка в выходные приезжала и готовила им с отцом на неделю. Бабушка с дедом хотели забрать Глеба к себе, но Глеб отказался. Он боялся, что тогда и отец исчезнет, как когда-то исчезла мама.

Когда Глеб заканчивал школу, отец вдруг женился. Дескать, в доме нужна хозяйка. Бабушка-то умерла, и никто больше не варил им борщи. А сами мужчины кроме покупных пельменей да макарон больше ничего готовить не умели. А квартира-то однокомнатная! И отец, виновато пряча глаза, попросил сына пожить на кухне.

— Глебушка, это ненадолго, я возьму ипотеку, и мы купим двушку.

Но дед, узнав о женитьбе зятя, позвал внука к себе:

— Я все равно стар, дочку единственную схоронил, теперь вот и старуха моя к дочке отправилась. Кроме тебя у меня никого на этом свете не осталось.

А через несколько лет и дед отправился вслед за своей старухой.

Глеб, возвращаясь с поминок, смотрел на плывущие по небу облака:

— Ну вот, мама, ты теперь там не одна, дед с бабкой за тобой присмотрят.

К этому времени Глеб уже заканчивал институт.

А еще через несколько лет к нему в гости вдруг нагрянул отец.

— Глебушка, тут такое дело… Короче, меня выпроводили на пенсию. Нет, ты не подумай, я не денег у тебя просить пришел! Что ты! Я просто тут вот о чем подумал… Деда с бабкой уже нет. Чего тебе одному в трешке сычом сидеть? Давай мы с Ниночкой к тебе переедем? Она и поесть приготовит, и приберет, и постирает. А нашу квартирку сдавать будем, всё какая-никакая, а прибавка к пенсии.

Глеб подумал, да и согласился.

— Но с условием: в мою и дедову комнату не соваться и вещи мои не трогать. Вам бабушкиной комнаты вполне хватит.

Вскоре отец с мачехой переехали. Поначалу мачеха скользила по квартире тенью, в квартире действительно стало чище, а на кухне витали дразнящие ароматы.

— Глебушка, мы тут подумали… А не сделать ли нам ремонт?

— Нет! В своей комнате можете переклеить обои, если уж так хочется, но больше ничего не трогайте!

А спустя некоторое время и мачеха начала голос подавать, то одно ей не нравится, то другое.

И однажды она-таки вывела Глеба из себя.

— Какого (запикано) ты лезешь не в свои дела! Да, у меня две комнаты, и обе мне нужны! Нет, у нас не будет общей залы! А мне плевать, как другие живут! У вас в комнате есть телик, там его и смотрите!

— И нечего считать мои деньги! Не ваше дело, на какие шиши я живу! Сейчас, чтобы зарабатывать, не обязательно упахиваться у станка!

— Но, Глебушка, Ниночка просто переживает, что ты растратишь дедово наследство, на что потом жить будешь?

— Батя, прошу тебя, уйми свою жену! Вы живете здесь уже больше года, я хоть раз спросил у вас хоть копейку? Или в холодильнике продуктов мало?

— Батя, да пойми ты, я не попрекаю вас куском хлеба. Но и я не мальчишка и не обязан ни перед кем отчитываться. Хочу — и сижу за компом ночи напролет. Это мои ночи, и я провожу их так, как считаю нужным.

— А если ей так уж хочется кого-то повоспитывать, то пусть езжает к своей дочери и ей мозг выносит!

— Всё, батя, всё! Да никто вас не выгоняет! Живите, мне не жалко. Но я ведь сразу оговаривал: ко мне не соваться! Воспитывать меня надо было тридцать лет назад, а теперь, извините, поздно.

— Всё, батя, спокойной ночи. Надеюсь, мы друг друга поняли.

Глеб многозначительно глянул в сторону мачехи, отвесил ей дурашливый поклон и ушел в дедову комнату, переоборудованную под кабинет. Там его ждал компьютер, и Глеб принялся за работу: к завтрашнему дню заказ надо закончить.

 

 

***

— Ма, ты что, с ума сошла? Какой развод? И куда ты потом? К нам, что ли?

— Между прочим, Катя, это и мой дом тоже. Точнее, это мой дом. И ты живешь здесь потому, что ты моя дочь. А твой муж мог бы и подсуетиться, обеспечить свою семью квартирой. Сколько можно за чужой счет жить?

— Ой-ой-ой, как ты заговорила! Можно подумать, ты за свой счет живешь!

— Ладно, не начинай! Кстати, о деньгах. Сколько там уже накопилось? По моим подсчетам, уже должно хватить на первый взнос. Так что не всё так плохо: вы возьмете квартиру в ипотеку, а я здесь останусь.

Дочь вдруг отвернулась и принялась вытирать плиту.

— Эй, Катерина, в чем дело? Ну-ка, посмотри на меня! В глаза мне смотри! Ну?

Катя глянула на мать и закричала:

— Ну что ты на меня уставилась? Нет денег! Да, я их потратила! А ты что думала? Сама там как сыр в масле катаешься, а мы должны на одних макаронах сидеть? Я что, не могу ребенку лишнюю шоколадку купить? Это, между прочим, твой родной внук!

— Так какого ради чего я терпела этого Пашу с его сыночком? Я ведь ради вас старалась! Чтобы вы могли квартиру купить, а ты… Неблагодарная!

Ниночка расплакалась.

— Мам, ну чего ты? Ну мам… Тебе что, там так плохо? Твой Павел тебя обижает? Или это его сынок?..

Ниночка вытерла слезы и тяжело вздохнула.

Когда дочери исполнилось 18, муж вдруг признался, что у него давно есть другая, и теперь, когда дочь выросла, его больше ничего не держит. Ни слезы, ни скандалы не помогли сохранить семью, которой, оказывается, давно не было.

А вскоре подруга познакомила ее с другом своего мужа, Павлом. Мужчина был невзрачный, невысокого роста, но подруга настоятельно советовала приглядеться к нему.

— Перспективный жених. Да, пока он с сыном ютится в однушке. Но его сын, Глеб, — единственный внук и наследник Петрова. Как, ты не слышала про такого? Это же известный ученый! У него шикарная трешка в центре города! Говорят, у него целая комната занята библиотекой! И полно всякого антиквариата!

— Хватай Пашу сейчас, пока он нищий, никто и не заподозрит тебя в корысти. Да, и постарайся подружиться с сыном, заменить ему мать. Тогда он ни в чем тебе не сможет отказать. Дерзай!

И Ниночка стала проявлять к вдовцу заботу и внимание. Вскоре Павел сделал ей предложение, и они поженились. Первый шаг был сделан! Правда, с сыном Павла поближе познакомиться не получилось: дед забрал внука к себе. Поэтому, когда деда не стало, Ниночка убедила Павла, что мальчику (который, на минуточку, к этому времени уже заканчивал институт!) будет лучше, когда они будут жить одной семьей. И Паше удалось убедить в этом сына. Ниночка пыталась подружиться с пасынком и так, и эдак, но Глеб обращал на нее внимания не больше, чем на курьера службы доставки.

Дочь права, Ниночка действительно жила там очень неплохо. Даже, можно сказать, очень хорошо. Пашину квартиру они сдавали, деньги Павел отдавал Ниночке, а та — дочери. Но не о такой жизни она мечтала! Ведь, как ни крути, а она не имеет никакого права голоса.

А на днях Глеб после ужина огорошил отца с мачехой известием о своем отъезде. И куда — на Тибет!

Катя, хоть и удивилась, но пожала плечами.

— Ну а тебе-то что? Пускай едет, куда хочет.

— Так ведь он хочет сдавать свою квартиру! Ему, видите ли, деньги на путешествие нужны! Уже и риэлтор приходил! А нам дал неделю, чтобы собрать вещи и вернуться в Пашину однушку.

— Это что же, ты хочешь сказать, что нам больше не видать денег?..

— Вот опять ты только о себе думаешь! А о матери кто подумает? Вам всем на меня наплевать! Короче, я решила: пусть Павел возвращается к себе, а я развожусь… и возвращаюсь к себе. Извини, дочь, но вам придется потесниться.

— А чего тебе с Пашей-то не живется?

— Ну уж нет, мне надо искать что-нибудь понадежней. Там мне ничего не светит. Этот щенок неблагодарный предупредил меня, что квартира принадлежит им с отцом в равных долях, и мне от нее в случае чего достанется только полторы половицы. А нафик мне четвертушка от однушки? Да и та у черта на куличиках… Нет уж, буду искать небедного и бездетного!

Долго еще ругались мать и дочь, но мать настояла-таки на своём.

А тем временем…

— Спасибо, Артём! Ты — настоящий друг! Здорово ты сыграл риэлтора!

— Глеб, а ты не думал на самом деле сдать квартиру и куда-нибудь уехать? Да хоть и правда на Тибет махнуть?

— Нет, Артем, съездить я и так могу. А вот чтобы в квартире чужие хозяйничали… Ни за что! Мне этой Ниночки хватило за глаза и за уши!

— А ты не боишься, что можешь случайно встретиться с отцом или мачехой? Или кто-то из общих знакомых проболтается, что ты никуда не уезжал…

— Слава Богу, мы абсолютно разные и у нас нет общих знакомых. И в те места, где я бываю, они не ходят. Зато я смогу потихоньку приглядывать за отцом, чтобы эта мадам его не облапошила. Хоть он и тюфяк, но все-таки это мой отец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.31MB | MySQL:57 | 0,167sec