Любовь из ревности

С первых дней, как молодой зоотехник Ася Буянова появилась в селе, в нее отчаянно и безоглядно влюбился молодой тракторист Вовка Огнев. Был он моложе Аси на 5лет, поэтому кроме братских чувств он у нее ничего не вызывал. При виде ее он дико краснел и смущался, и не заметить этого мог только слепой.

Мужики сначала подтрунивали над ним, посмеивались, но бригадир Степаныч быстро пресек подобные шутки:

— Нечего тут зубоскалить, в такую, как Ася, трудно не влюбиться, его чувства достойны уважения. А ты, Вовка, не дрейфь — придет и твоя пора.

Ася, конечно, не была слепой, все это видела, и с нежностью и тоской вздыхала про себя:

— Эх, Вовка, Вовка, какой ты еще ребенок, милый, непосредственный, хороший, ищи девчонку по себе…

***

Ася уехала в другую деревню не от хорошей жизни, а после тяжелого развода. Пять лет они прожили с Николаем, а детей у них не было. Вначале все было хорошо и гладко, а потом по деревне слушок прошел, что у соседки Люськи скоро ребенок будет… от Николая. Она до последнего не верила, все боялась спросить, пока он сам не сказал. Тогда она молча собрала его вещи и выставила из избы. Он сопротивлялся, говорил, что не любит Люську, а только ее. Но у строгой и справедливой Аси был разговор короток:

— Если бы любил меня, на других бы даже и не смотрел, вот как я. А ты ведь не просто смотрел, ты ребенка с ней прижил. За свои поступки отвечать нужно. Иди к ней, у ребенка должен быть отец.

С этими словами она выставила его чемодан за двери. А спустя месяц сама уехала из села, найдя работу в соседнем районе, где жила ее старшая сестра.

***

О новой любви Асе тогда даже думать не хотелось, в каждом ей мнился замаскированный предатель.

— Ага, как же, так я тебе и поверила, — шептала она про себя, выслушивая очередные признания в любви сельских хлопцев.

Кроме досады и злости она ничего не испытывала в такие моменты, сердце ее было наглухо закрыто. Но поклонники не унимались, видимо, из спортивного интереса.

Вскоре за ней закрепилась репутация железной бабы, неприступной, бесчувственной, а значит, не вызывающей интерес. И от нее отступились все поклонники, кроме Вовки. А она и рада, сократила общение с мужским полом до минимума, только управляющему Якову Семенычу делала исключение — по работе. Да и надежнее так — он все-таки хороший семьянин, двое детей…

Но недолго длилась ее спокойная жизнь. Спустя полгода Яков вдруг ей признался:

— Люблю ведь я тебя, Ася, сил моих больше нет.

Ася даже отпрянула от него, словно пощечину получила и вытаращила на него глаза:

— Да ты с ума сошел, Яков Семеныч, у тебя жена красавица и двое чудных детишек, какого тебе еще рожна нужно?

— Сошел, как есть сошел, — согласно кивнул головой Яков, — это все она виновата, Танюха.

— Какая Танюха?

— Да жена моя, она с первых дней к тебе ревнует, сил моих больше нет. Я первое время на тебя даже внимания не обратил, — продолжал Яков, — ну девчонка да девчонка, ничего особенного, моя жена красивее. Но моя Татьяна, как с цепи сорвалась, чуть что — придирки: то я не так на нее посмотрел (видимо, про «нового зоотехника думаю»), не тем тоном ответил. А если задержался на работе — значит, с НЕЙ!

Сначала меня это забавляло, мне даже приятно было, что ревнует, я отшучивался, потом оправдывался, потом злился и ругался, уходил, хлопая дверью. «Ну и беги к ней! — истерила жена, — только домой не возвращайся! Детей заберу и уедем!»

 

 

А потом я стал… на тебя посматривать, чтоб не зря быть виноватым. И вдруг однажды ты улыбнулась мне на какую-то шутку, и я почувствовал, как сердце мое воспарило. Думаю, неужели жена ясновидящая или ты околдовала меня? Но раньше у меня такого не было. Люблю, я тебя, понимаешь, не могу без тебя. На работу иду с единственной надеждой тебя увидеть.

— Это она внушила тебе, неужели непонятно? — Ася в ужасе смотрела на Якова, — забудь меня, для меня женатые мужчины не существуют как класс, я их десятой дорогой обхожу, да и вообще мужчины…

— Поздно уже, расстались мы с Танькой, ушел я от нее, не могу с ней жить, все нервы вымотала.

Они стояли посередине фермы, грустно глядя друг на друга, ее голову разрывало от услышанной информации. Бред какой-то. Только этого ей не хватало…

Вдруг скрипнула дверь, и в помещение ввалился запыхавшийся Вовка Огнев. Увидев Асю с Яковом, раскраснелся как маков цвет, но потом решительно подошел к ним и обратился сразу к обоим:

— Нет у меня больше сил молчать и ждать с моря погоды. При свидетеле обращаюсь к тебе, Аксинья Сергеевна, выходи за меня замуж!

Ася расширенными глазами смотрела на Вовку, пытаясь осознать сказанное и подыскивая слова, как бы подипломатичнее отказать, как вдруг поймала изумленный взгляд Якова и поспешно ответила:

— Я согласна!

***

На свадьбе гуляла вся деревня, новобрачный просто сиял от счастья, не сводя влюбленных глаз со своей невесты.

— Представляешь, в тот день внутренний голос мне сказал: «пора — делать ей предложение, другого шанса не будет». И у меня словно крылья за спиной выросли, я помчался к тебе на всех парусах…

Спустя много лет, отметив серебряный юбилей своей свадьбы, Аксинья призналась Якову:

— А ведь это благодаря тебе, Яша, я тогда замуж вышла, — и она рассмеялась заливисто, — ох, и напугал ты меня тогда своим признанием. Зато сейчас счастливее меня наверное нет в этом селе женщины.

— Ну почему же нет? — улыбнулся в ответ изрядно поседевший Яков, — а моя Танюха? Знаешь, какая у нас любовь после твоей свадьбы открылась, и больше никогда она меня ни к кому не ревновала!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.59MB | MySQL:47 | 0,071sec