Клиника

Стоило малышу приблизиться к дверям, как Жора встал между ним и приёмной и издал боевой клич! Он шипел, плевался и так выл, что через полминуты его окружили все работники клиники и пациенты…

Это была стоматология, где работало три врача, три медсестры и секретарша с уборщицей. Дела шли хорошо. Самым странным из всех врачей был доктор, которого прозвали Халат.

Дело было в том, что доктор находился на работе с утра до вечера. И даже в выходные дни предпочитал принимать срочных пациентов. Про таких говорят: “На личном фронте – всё сложно…”

Но специалист он был отличный. Правда, с год назад он заявился в клинику с котом, большим, молодым и очень испуганным.

А история была такая…

По дороге на работу Халат проходил мимо ветклиники. И иногда он останавливался поговорить с врачом, работавшим там. Тот был большой любитель покурить, но в этот раз…

Халат застал своего знакомого с трясущимися руками, тот пытался попасть горлышком пузырька с надписью “Спирт” в стакан.

— Что такое случилось? — спросил Халат, изумившись трясущимся рукам и загнанному взгляду.

— Принесли на усыпление молодого кота, — ответил ветврач. — Чтоб они все… А я, если и приму, то не смогу это сделать… Подержи стакан, чтобы я попал.

Халат отобрал у эскулапа стакан и бутылочку.

— А ну, пошли, посмотрим на твоего пациента, — сказал он.

И они вошли в ветклинику…

Вот так Халат и принёс на работу кота Жору. Жора сразу всем полюбился. Правда, после войны, которую Халату пришлось выдержать с медсестрами, уборщицей и секретаршей.

Когда место под солнцем, а вернее, под лампами для Жорки было отвоёвано, потекли обычные будни, если не считать того, что вскоре Халат притащил морскую свинку, двух хомяков и одного большого попугая.

— Ненормальный. Совершенно ненормальный! — говорили между собой медсёстры. Уборщица и секретарша с ними соглашались.

Так, понемногу, в этой стоматологической клинике образовался свой живой уголок.

Уборщице пришлось повысить зарплату, как и секретарше. Они теперь вместе убирали, ухаживали, кормили и общались с попугаем, котом, свинками, хомяками и большим аквариумом.

Нельзя сказать, чтобы это отрицательно повлияло на работу. Скорее, наоборот. Количество детей, согласившихся пойти к зубному врачу, теперь сильно возросло.

Так и оказались на приёме мама с сыном лет восьми. Тому надо было удалить сразу несколько зубов. Мама и мальчик страшно нервничали. И если бы не обилие животных, то, скорее всего, он просто убежал бы…

А Жора очень заинтересованно посматривал на мальчишку. Особенно после того, как тот вытащил мамин бутерброд из её сумки и отдал коту большой кусок хорошей колбаски.

Перекусив, Жорка залез на детские коленки и устроился подремать. Когда сестра, выпроводив пациента, пригласила их в кабинет к Халату, ничто не предвещало беды…

Но стоило только малышу приблизиться к дверям, как Жора встал между ним и приёмной и издал боевой клич!

 

Он поднялся на задние лапы, выпустил когти на передних и показал клыки. Он шипел, плевался и так выл, что через полминуты его окружили все работники клиники и пациенты.

Общими усилиями они пытались пробиться через заслон, установленный Жориком, но тот только ещё сильнее кричал и угрожал всем своими когтями. Одна из медсестёр схватила швабру…

И неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы Халат не обратил внимания на то, что распетушившийся Жорка пропускает в кабинет всех, кроме мальчика.

Это его очень удивило.

— Как вас зовут? — спросил он у мамы ребёнка, перекрикивая визг кота и крики людей. — К какой поликлинике вы приписаны?

Войдя в кабинет и присев к компьютеру, он набрал номер телефона секретарши в поликлинике, а она перевела его к лечащему врачу.

Внимательно выслушав того и посмотрев на экран компьютера, где он открыл полученную папку с последними анализами мальчика, Халат сперва уронил трубку, а потом поблагодарил врача и несколько минут сидел, пытаясь справиться с волнением.

Успокоившись, он вышел в коридор и, прикрикнув на медсестёр, ведших наступление на Жору всем фронтом, с использованием веников, швабр и зонтиков, Халат позвал маму мальчика.

— Вы недавно сдавали анализы, — сказал он. — Вы знаете, что у него найден порок сердца и аллергическая реакция на некоторые медпрепараты? Один из которых и есть то, что мы используем для анестезии. В основном.

Мама, схватившись за сердце, опустилась на стул. Отпоив её и успокоив, доктор объяснил, что, по сути, ничего страшного не случилось, но…

Могло бы, если бы, не зная всего этого, он посадил бы малыша в кресло и уколол его обезболивающим.

— Знаете, кто вас сегодня спас? — спросил он женщину.

Пока та соображала, о чем он говорит, Халат вышел в коридор и, отобрав у женской части персонала орудия наступления, поднял Жорика на руки и вошел в кабинет уже вместе с мальчиком.

Мама ребёнка совершенно успокоилась и уже сообразила, о ком идёт речь.

Подскочив к Халату, она вырвала из его рук Жорку и стала покрывать того поцелуями.

Совершенно растерявшись от такой смены настроений, Жорик жалобно пискнул, выкатил испуганные глаза и просительно уставился на доктора.

— Терпи, брат. Терпи, — сказал, улыбаясь Халат. — Ты у нас нынче герой. Спас ребёнка от смерти. Ничего не поделаешь…

И Халат развёл руками.

Из клиники уходили втроём — мама под руку с сыном и кот Жорик, который пытался вырваться и вернуться в привычную среду обитания.

Врачи, медсестры, уборщица и секретарша, окружив Халата, жали ему руки, хлопали по спине и поздравляли. Халат отнекивался и думал о чём-то своём.

На следующий день, проходя мимо ветклиники, Халат решил задержаться и рассказать ветврачу эту историю.

Войдя через задний вход, он увидел доктора, сгорбившегося в коридоре. Тот, судя по всему, наливал себе уже вторую рюмку.

— Что? Опять? — спросил Халат.

— Да чтоб они все… — заплакал пьяными слезами ветврач. — Маленькая, рыженькая, весёлая… Как прикажешь мне её усыплять?! Ненавижу свою работу!!! — крикнул он и опять попытался попасть горлышком бутылочки в стакан.

Отобрав у ветврача стакан с бутылкой, Халат обречённо вздохнул и сказал:

— Ну, пойдём. Посмотрим, что у тебя там…

В клинику доктор пришёл с маленькой рыжей собачкой, которая немедленно огласила всё пространство радостным лаем, чем сразила наповал сердца детей и их мам.

— Вы, доктор, неизлечимы, — заметила секретарша.

И Халат с ней согласился…

Теперь к доктору Халату не пробиться — мамы с детьми и мамы без детей записываются к нему в долгую очередь.

А медсёстры шепчутся у него за спиной и смеются. И это понятно. У него нет отбоя от женских улыбок и томных взглядов.

Остальные врачи, тоже мужчины, ему завидуют и не могут понять — и что они все в нём нашли? Врач себе, как врач… Ничего примечательного. А поди ж ты! Они к нему на приём так одеваются, будто на показ мод.

А пожилая уборщица, которой прибавили зарплату, смеётся и объясняет им:

— Ничего вы в женщинах не понимаете. Хоть разбейтесь тут, а глазки будут делать ему!

Так о чём это я? Ах да, точно…

Не проходите мимо тех, кому можете помочь.

Может, тогда и вам будут улыбаться.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.57MB | MySQL:47 | 0,144sec