Главное ‒ выбрать тещу

 

– В смысле – развод? – от новости мама Тани присела на кресло с тарелкой в руках. – С чего вдруг? А Тотошка как же?

– Сколько раз говорить – Антон, а не Тотошка, имя какое-то кошачье придумала, – раздраженно буркнула Таня, забирая у матери пирог. – Антон останется со мной, конечно.

 

 

– А жить вы где будете? – потерянным голосом уточнила Ирина Валерьевна.

– У тебя, – Татьяна сменила тон и заискивающе продолжила: – Если пустишь, конечно. Мне некуда идти, ты же знаешь. По крайней мере, первое время, пока я на работу выйду, заработаю что-нибудь.

– Вот именно – «что-нибудь», – горько подытожила мать. – А что стряслось, можно узнать? С какого перепуга ты вдруг собралась рушить брак?

– Он мне изменил, – не стала вилять дочь. – Предатель.

– Та-а-а-ак, – Ирина Валерьевна шумно вдохнула и выдохнула. – С этого момента поподробнее, пожалуйста. Изменил один раз? Или десять? У него любовь или мелкая интрижка?

– Какое это имеет значение? Ты так спрашиваешь, словно интрижки – нормальное явление, ничего особенного, типа с друзьями встретился.

– Нет, это ненормально, конечно, но и не конец света, скажем так. Таня, прежде чем все ломать, надо же разобраться – что происходит. А потом уже решения принимать.

– Он сам признался! Ты представляешь? Пришел с цветами и стал в любви признаваться, а заодно и в том, что совершил ужасную ошибку. И только теперь понял, как сильно любит семью. Что такое не повторится, и он больше не посмотрит в сторону других женщин.

– Ничего себе. Видимо, сильно его припекло. Обычно мужики не сознаются до последнего. А тут сам! Это хороший знак. Он и правда боится тебя потерять.

– Господи! Ты еще скажи, что виновата разлучница, а не твой самый лучший в мире разлюбимый зять Андрюшенька.

– Некрасивая история, согласна. Только он одумался, а ты сразу – «развод и девичья фамилия»?

– Да он буквально ноги об меня вытер! Одолжение сделал – погулял, а теперь, видишь ли, тут, с женой и сыном. Осчастливил нас! Как теперь с этим жить?

– Ой, да, тяжело. Нет у мужиков мозгов, что тут сказать. Но… вы же прожили вместе почти шесть лет, и не было таких проблем. Да и не похоже это на Андрея. Совсем не похоже. Может, не стоит пороть горячку? Всякое ведь бывает. Ты, что ли, святая? Можешь за себя поручиться?

Татьяна притихла и посмотрела на мать обескураженно. Такого она от своей строгой родительницы не ожидала. Возникло полное ощущение, что измена для нее – вовсе не теоретический вопрос.

– Ну что ты так смотришь? – засмеялась Ирина Валерьевна. – Дырку во мне сейчас просверлишь, ей-богу. Конечно, мы с твоим отцом прожили 30 лет и всякое бывало, особенно по молодости.

– Ясно, сейчас ты скажешь, что семья держится на терпении…

– Именно так чаще всего и бывает. Брак сохраняется, пока женщина терпит и находит причины для этого… Так что предлагаю поговорить с Андреем, выяснить насколько все серьезно. Если он хочет сохранить семью, можно какие-то санкции применить, условия ему выдвинуть.

– Мама, зачем все это? Если человек любит, он не будет изменять. Не сможет. Я не буду жить с предателем – это унизительно! В ваше время все терпели, сейчас расстаться намного легче и проще. Я не могу его видеть и думать не хочу о том, чтобы жить с ним после измены.

– Какие вы теперь быстрые и свободные, диву даюсь. Легче и проще, говоришь? У Андрея хороший заработок, квартира ему принадлежит, ты на истерике сейчас разведешься, он рано или поздно туда другую приведет. Или думаешь, что убиваться по тебе будет? А вам с Антошкой жить негде и не за что, ребенку всего три года, ты пришла ко мне… Кому тут легче, что-то я не могу разглядеть?

– Не хочешь мне помочь? Не надо! Найду где жить! Алименты он будет платить.

– Ну да, ну да… алименты… большая помощь. Думаешь, одной тебе станет легче? Много ты таких видела, которым – легче? Ты сначала посмотри внимательно на его вклад в семью, а потом представь, что все это уже не твое. Алименты еще выпрашивать придется. Может, я и отстала от времени, но женскую мудрость и хитрость никто не отменял. Сразу разводиться глупо. Надо разобраться в причинах. Вы ругались? Может, у тебя голова часто болит? Или перегнула палку с претензиями?

– Опять жена во всем виновата. Андрей – белый и пушистый? Конечно, я дома сижу, все время с ребенком, а муж… ко мне относится как к мебели. Мы с ним уже полгода только о сыне и еде разговариваем. Знаешь, сколько раз я его просила сходить куда-нибудь? Он то устал, то занят. А на измену время нашел!

– Тут он, дочка, неправ на сто процентов. И он об этом пожалеет. Но давай-ка мы пока отложим разговоры про развод. Ты правильно сделала, что ко мне приехала. Антона только надо было сразу взять с собой.

– Он в своей комнате играл, я выскочила в гневе, – всхлипнула Таня. – Хлопнула дверью, думала, Андрей побежит за мной. Позвонит хотя бы… Хорошо, что сумку схватила… от этой тишины решила, что назад не пойду. Потом уже вспомнила, что завтра – суббота, выходной. Пока до тебя доехала, решила – все, развод.

– Вот и отлично, завтра я сама за Антоном съезжу.

– Ты же не хочешь нас пускать, – снова удивилась дочь.

– Да что ты такое говоришь? Что же я вас – на улице оставлю? Поеду утром! И твои вещи заберу заодно. Поживете у меня пока. Конечно, нехорошо это все. Но давай-ка мы попробуем все исправить.

– Я его не прощу, – Таня снова стала плакать. – И не уговаривай меня.

– Ну-ну, ладно, никто тебя не уговаривает. Не хочешь – не прощай. Давай-ка спать ложиться. Утро вечера мудренее. У меня таблеточка есть волшебная – сейчас выпьешь и успокоишься, я тебе обещаю.

… Проснулась Таня около десяти утра.

Мама с Антоном пили чай. Она вышла на кухню, мама приложила палец к губам и выразительно глянула на ребенка – при нем, мол, проблему не обсуждать.

Мальчик доел блин, допил чай и спросил:

– А мы долго у тебя будем жить, ба?

– Не знаю, Тоша. Недельку, может две.

– И в садик не надо?

– Пока не надо.

– Ура!

Когда Антон убежал смотреть мультики, Таня заняла его место, подперла рукой голову и выжидательно посмотрела на мать.

Ирина Валерьевна не спешила. Заварила кофе, достала шоколадку.

Села напротив, и начала рассказ:

– Не буду его оправдывать, Таня. Измена – это очень больно. Плавали, знаем. Но ты не думай, что Андрею твоему легко. Меньше всего он сегодня ожидал увидеть меня. И знаешь, что я тебе скажу? Он прекрасно понимает, что виноват. И он напуган.

– Ну конечно! Это потому, что его за хвост поймали!

– Не перебивай, пожалуйста. Мужчины действительно могут слабо соображать в определенных обстоятельствах, это надо понимать. Да и мы, женщины, не всегда себя держим в руках. Поэтому давай поговорим как взрослые люди – без розовых соплей. Он сказал, что эта девица абсолютно ничего для него не значит и ему страшно стыдно за свое поведение.

– Это даже не смешно, – не выдержала Таня.

– Ты дашь мне договорить? Или развод – это все, о чем ты способна думать сейчас? Если так, то мои условия простые: пока ты живешь на моей территории, ты придерживаешься моих правил. И при первой возможности вы с Антоном переезжаете. Год, максимум два я могу тебя поддержать.

– Говори, – буркнула дочь.

– Андрей не хочет терять семью – вот что я сегодня увидела. Все, что он хотел в своем порыве честности – это доказать свою сильную любовь к тебе. Он не ожидал, что ты так бурно отреагируешь и сразу сбежишь. Мужчина устроен, как ни крути, более примитивно, понимаешь? Он реально считает, что жена – это навсегда, она все простит.

– Ага, счас! Всю жизнь мечтала быть запасным аэродромом.

– Таня! Остынь. Ты все правильно сделала! Ушла и не вернулась домой. Андрей так растерялся, что сына мне сегодня позволил забрать. Ни о каком разводе он, конечно, не помышлял. Я спокойно Антошку собрала, а потом говорю: «Ну что, зять мой дорогой, давай прощаться. Таня в бешенстве, сказала, что с предателем жить не будет ни дня, будешь теперь воскресным папой».

Ты бы видела его лицо! Настоящий ужас в глазах – вот что там было. Потому что никто не хочет рушить жизнь из-за случайной … сама знаешь кого. Поэтому, Таня, подумай – всегда можно дать человеку второй шанс. Один раз точно можно. Тем более, Андрей твой нормальный мужик. Золотой, можно сказать. Сам признался!

– Можно подумать, мне от этого легче. Не представляю. Как теперь ему верить?

– Слушай, я придумала. Вам нужно пожить отдельно друг от друга месяца два-три. Не спеши разводиться, но и мириться сразу тоже не надо. Если ты слишком быстро вернешься, Андрей ничего не поймет.

– Почему же? Поймет, что ему все можно. После Кати можно завести Маню, а потом Свету…

– Да, ты отлично понимаешь мой ход мыслей. А если Андрей с первого раза увидит, что ты такого терпеть не намерена и, если что, он потеряет семью, все пойдет на лад. Пусть почувствует потерю по-настоящему. Никаких контактов, ты просто скажешь ему, что тебе необходимо побыть одной, чтобы принять решение – нужен тебе такой брак или нет.

– Допустим, – Татьяна вздохнула. – Сейчас мне и правда лучше его не видеть.

– Ну я так ему и сказала. Что теперь только от него зависит – будет у вас семья или все закончилось.

– А он что?

– Разозлился.

– Вот видишь! Мы еще и виноваты!

– Да нет! Он себя винит. А мужику это тяжело. Хуже нет для них, чем свою вину признать. Он ведь дважды накосячил, понимаешь? Изменил, а потом еще пришел и покаялся. Сам себе жизнь испортил. Так что ты теперь веревки из него вить будешь. Если не разведешься, конечно.

***

Андрей с Таней начали все заново.

Он написал жене проникновенное письмо. Слал цветы. Звонил часто. Забирал вечерами сына. И уже через несколько недель Таня поняла, что скучает по мужу.

О том, какой скандал учинила ему теща и чем грозила, Андрей жене никогда не рассказывал. Но все инструкции Ирины Валерьевны выполнил неукоснительно. Смог убедить Татьяну, что раскаивается и любит. И всегда поднимает за нее тост:

– Выбирать невесту – глупо! Главное – выбрать тещу!

Татьяна не обижается.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,073sec