Дурное предчувствие…

Тамара неспешно прихлебывала чай, ждала, когда подействует таблетка от головной боли и задумчиво смотрела на четырехлетнего карапуза напротив, который все никак не мог управиться с тарелкой манной каши.

— Печенья хочешь? — наконец спросила Тамара, с тоской подумав о том, что если он с такой скоростью будет есть каждый раз… Впрочем, если бы это была большая из проблем!

— Нет, — сообщил ребенок и вообще тарелку от себя отодвинул. — Я к маме хочу!

 

 

— Мне бы тоже твою маму увидеть хотелось, — мрачно усмехнулась Тамара. — Только она сбежала… В смысле, пока нет ее. Нужно подождать! — спешно добавила она, потому что маленький человечек, кажется, собирался зареветь. — Все хорошо, Никитка. Мама скоро приедет за тобой… Гостинцев привезет, игрушку подарит!

Ничего из последнего Алиса не обещала, но Тамара решила в педагогических целях приврать. Не ломать же психику Никите тем, что его мама бессердечно ускакала личную жизнь устраивать, а его вот кинула, рассчитывая на милость, мягкосердечие ближайшей родни! Да, сестра Тамары всегда умела удивлять… Но в последнее время саму себя превосходила так, что просто уже страшно становилось!

Разница в возрасте у них составляла лишь два года, но Тома еще тогда, в далекой юности, порой ощущала себя минимум на полдюжины годиков старше в сравнении с сестрой. Они, кстати, были не стопроцентно родными, а сводными по отцу.

Который, вообще то, изначально был супругом Марии, то есть мамы Тамары. И вот, этот человек преподнес сюрприз женушке на седьмую годовщину свадьбы, подлец! Сколько уж лет прошло, а Тамара все не могла простить отцу эту выходку. Вообще, странно даже немножко выходило. В том смысле, что мама простила со временем, а вон она — не смогла!

Дмитрий тогда прямо вот посреди праздничного застолья поднялся, звякнул по бокалу чайной ложечкой и объявил, что это, мол, на его взгляд самый подходящий момент, чтобы сделать две вещи. Во-первых, сказать Маше, супруге любимой, что ничуть не жалеет о том, что связал свою судьбу с ней, такой замечательной, доброй женщиной! А во-вторых, признаться в том, что еще до начала их романа у него была связь с одной особой и связь сия имела определенные, конкретные такие последствия.

В общем, там же, за столом, в центре которого высился торт в три этажа с кремовыми розочками, Дмитрий объявил о том, что у него есть еще одна дочка. Которую он тоже очень любит и существование которой скрывать далее, как человек честный, он больше не может! Потом уже, когда шокированные и сытые по горло новостью гости разошлись, между супругами состоялся очень сложный и серьезный разговор.

На время которого, кстати, восьмилетнюю Тому выставили в соседнюю комнату и велели поиграть там, книжки почитать, а взрослым не мешать… Только она уже не была малявкой и подозревая, что между родителями что-то дурное назревает, прильнула ушком к двери… И все услышала.

Про то, как мама требует у папы признаться, почему он столько лет молчал и что заставило его сейчас признаться? Про то, какой отец с его же слов порядочный человек, который пытался быть добрым супругом и отцом для двух семей одновременно. Про, что он не мог поступить иначе, то есть не мог не признаться, потому что существуют определенные обстоятельства, заставившие поступить его именно таким вот образом.

— Так что там с ее матерью? Ты… Любишь эту женщину? — спросила Мария.

— Она умерла, — ответил Дмитрий.

— И чего же ты хочешь, — бесцветным и одновременно — перенасыщенным эмоциями тоном спросила Мария. — Чтобы мы приютили ее ребенка? То есть, я правильно тебя понимаю — ты бы ни слова ни сказал, если бы ее мать жива была, да? Как часто вы встречались? Что вас связывало?!

— Что было, то было и прошло, — ответил Дмитрий уклончиво и солидно одновременно. — Я не стану перед тобой отчитываться за жизнь, которая у меня была не с тобой. Я вообще с тобой не о том и не для того заговорил…

— Так объясни мне! — голос Марии звенел, она была явно на какой-то грани. Потом звякнуло что-то из посуды — полетело в стену, а может — об пол, где и разбилось вдребезги.

— Об Алисе есть кому позаботиться. Бабушка, дедушка, тети и дяди. Нет, в этом плане все в порядке. Но я хочу, чтобы ты знала — я тоже стану о ней заботиться. Поэтому, буду иногда уезжать на выходные. Тут, в принципе, недалеко и если ты однажды захочешь познакомиться с маленькой…

— Я вообще сумасшедшая что ли?! — вновь до максимума повысила голос Маша. — Только твоей приблудной дочери нам не хватало и еще…

— Замолчи! — раздался окрик Дмитрия.

Тамара, уже будучи взрослой и оглядываясь на события тех далеких дней, понимала, что отец после того, как Маша оскорбила его вторую дочку, рассердился не на шутку. — Не смей. Больше. Плохого о ней говорить. — процедил он, а потом, дождавшись, пока жена успокоится и чуть перестанет всхлипывать, добавил. — Нет. Я не стану Алису забирать к себе. Ведь в концов то концов, у нее уже есть круг родных, самых близких. Ее удочерила тетя родная. Хорошая женщина и муж у нее хороший. Они о ней позаботятся. А я… Пожалуй, лучше останусь на той же роли, что и раньше. Приходящий отец, кажется, так это сегодня называется… Но я просто хотел тебя предупредить о том, что она есть, моя дочка, существует в моей жизни и так и будет!

После этого в семье Тамары на протяжении где-то года очень часто звучало слово «развод», а еще мама, изменив своим привычкам и взглядам обыкновенным, стала очень сердиться, когда Тома проводила время с отцом, например, например, когда он водил ее в зоопарк или даже просто после школы вел ее погулять в один из соседних дворов — где жили ее приятели. Да что там! Мама теперь была недовольна даже тем, когда папа отвозил дочку в музыкальную или художественную школу или когда он, получив зарплату, вел ее в магазин игрушек, чтобы купить чего-нибудь просто так, в честь получки, так сказать.

— А о другой дочке ты так же хорошо заботишься? — любила спросить она тихонько, когда Тома и отец возвращались домой. — Может, лучше к ней поедешь? А то обделяешь ее, родительским то вниманием!

И вообще то, все считали, что Тамара еще маленькая, не понимает ничего, но она многое понимала и ей все это очень не нравилось! И однажды она даже решилась честно с мамой и папой поговорить. Правда, выбрала для этого не самый удачный момент, а точнее — заговорила, когда в доме опять были гости. И естественно, Маша от выходки дочки была в шоке и в ужасе одновременно, она сверкала глазами, алела щеками и чувствовала себя пристыженной, униженной…

— Мама, — сказала Тома. — Ты папу не ругай, пожалуйста, что он вторую дочку любит. Она же не виновата, что он ее папа, правда? А мамы у нее совсем нет… Ее пожалеть надо! И можно я с ней познакомлюсь? Пусть она к нам в гости приезжает! Я всегда сестренку хотела. Нам весело всем вместе будет жить!

И конечно, последующие события произошли вовсе не потому, что это Тамара об этом попросила — Дмитрий сам к этому решению долго и тяжело шел, но факт был таким — его вторая дочка, Алиса, стала появляться в их жизни не только в рассказах, скандалах, но и в реальности.

Впервые отец привез ее, когда Тамаре было уже одиннадцать. И она тогда вместе с мамой была на даче, принадлежавшей, кстати, бабуле и дедуле по линии отца. Свекры, кстати, к большому неудовольствию Марии, были всецело на стороне своего сына и считали, что ребенок, он реально ни в чем не виноват и что Дмитрий даже слишком медлил с тем, чтобы раскрыть правду о нем. Что надо было ему раньше перестать прятать свое второе отцовство!

Дедушка и бабушка с другой стороны сперва были на стороне дочери, мол, ее муж предал, обманул, гадко поступил, тут не может быть и речи ни о каких компромиссах! Пусть сам расхлебывает все, что натворил и не впутывает в это свою настоящую и так сказать, законную семью! Но потихоньку, помаленьку, они тоже перешли на сторону Алисы.

Ох, эта Алиса! Мария ее терпеть не могла еще до того, как увидела. Но когда Дмитрий приехал на дачу и маленькая девочка вышла из машины, то пришлось изобразить радушие.

— Здравствуй, — выдавила Маша. — Чувствуй себя… Как дома! А это вот… — она как подавилась следующими словами. — Твоя сестра. Ее зовут Тома.

— Привет! — Тамара с жадным любопытством глядела на свою родственницу.

Вроде годами старше, а кажется, будто даже младше. Щупленькая, пониже росточком, вся в веснушках и глаза огромные и какие-то напуганные!

— Классная кукла, — сказала Тома, кивая на игрушку в руках сестры, хотя на деле ей кукла вообще не понравилась. Но нужно же было что-то сказать. — А у нас в саду клубника поспевает! Хочешь?

Алиса робко согласилась на клубнику и не расставаясь с куклой, последовала за новообретенной сестрой.

— Ты ее не обижай, — со вздохом попросил Дмитрий жену и хотел было взять ее за руку, но Мария отшатнулась.

— Хватит делать из меня стереотипную злую мачеху из сказок! Не стану я обижать твое… твою… Ой, да оставь ты меня в покое и делай уже, что хочешь!

А это лето осталось в памяти Тамары как лучшее лето из детства! Они с Алисой подружились. И она, когда освоилась и перестала дичиться, оказалась очень умной, веселой, сообразительной… В общем, теперь у Тамары была старшая сестренка, которой она страшно гордилась и даже хвасталась соседским ребятам! Те историю принимали, кстати, с любопытством и охотно тоже дружили с Алисой. А вот их родители… Ну, мягко говоря, Маша стала местной знаменитостью, на которую многозначительно там смотрели в магазинчике этого дачного товарищества, да и при встрече на улице провожали многозначительными взглядами… Еще бы! Женщина, позволившая мужу привести в свою семью ребенка, нагулянного на стороне! Несчастная! В общем, как-то так вышло, что очень немногие из окружения Марии считали, что она поступила правильно.

А время летело… Со временем Алиса, приезжая на летних и зимних каникулах, стала гостить не только на даче, но и в квартире у своего отца, деля комнату с Тамарой. Девочки все так же были дружны.

Но потом в жизни случились большие перемены. Которые очень порадовали Машу! Но ни ее мужа, ни ее дочку… И дело было в том, что София, то есть тетушка Алисы, развелась со своим мужем. Нашла свое женское счастье в лице другого мужчины и готовилась перебираться к нему в другой город. И Алису собиралась забрать с собой. Потому что хотя и был второй опекун как бы, то есть бывший первый муж Софии, с которым она разводилась, но этот мужчина, по сути, не занимался практически девочкой, ее обеспечивала и воспитывала София, которая могла, кстати и высокооплачиваемой специальностью похвастаться и педагогическим практическим опытом работы.

В общем, замаячила впереди разлука… И как же расстраивалась Тома! Но изменить что-либо не могла и все, что оставалось сводным сестрам, это только пообещать друг-другу, что они не забудут друг дружку и всегда будут дружить!

После школы Тамара поступила в экономический ВУЗ, избрав, возможно, не самую оригинальную, но кажется, вполне перспективную профессию менеджера. Ее сестра далеко-далеко поступила в торговый колледж.

Алиса и Тома, ставшие уже юными девушками, болтали по телефону, редко когда — писали письма… Но, должно быть, свою роль сыграло расстояние, да еще то, что у каждой из них жизнь по-своему кипела юношеским опытом, но так уж вышло, что общаться они стали меньше, а потом — еще меньше…

Что до Дмитрия, то он, после того, как его дочке исполнилось восемнадцать (и даже чуть раньше это началось), стал как-то терять к ней интерес.

— Все, я свой отцовский долг выполнил, — заявил однажды он на семейном собрании. — Не бросил, вырастил, совесть у меня чиста теперь!

Близкие судачили, что Дмитрий так поступает, потому что надеется, как говорится, на закате жизни помириться с Машей, хочет, чтобы жена его простила и зажили бы опять душа в душу, а значит, нужно пожертвовать общением, вниманием ко второй дочери…

Когда Тамара была на последнем курсе ВУЗа, в ее жизнь пришла любовь к одному парню. Его звали Олег и он учился там же и в принципе, был знаком ей буквально с первого курса… Но вот как-то так сложилось, что раньше просто сидели на лекциях неподалеку друг от друга, бывало, даже ехали в одном вагоне метро обратно… Но общались так, поверхностно, а теперь вот — вспышка, молния и любовь накрыла!

И вообще то, Мария считала, что ее дочери нужно по-хорошему сперва на ноги встать, повстречаться пару годиков с кавалером, а потом уже замуж выходить. Но Мария только совет такой дала, а препятствовать не стала, потому что… Ну, у нее самой вышел не очень то удачный в итоге брак, хотя не спешили они с Дмитрием, долго присматривались друг к другу… И поэтому в основном Мария считала, что у нее просто нет морального права высказываться про все это…

На свадьбу Томы и Олега была приглашена, конечно же и Алиса. И как же обрадовалась Тамара, когда сестренка приехала! Могло даже показаться, что на собственной свадьбе она жениху меньше внимания уделяет — все рвется пообщаться с сестрой. Девушки делились новостями, задавали друг другу сотни вопросов… Нет, ответила Алиса, она пока свою любовь не встретила, у нее все так… Как-то не очень складывается!

— У тебя все будет хорошо, обязательно, — заверила ее Тамара.

И вот, начался в жизни новый этап — семейная жизнь. Сперва молодые жили, конечно же, с родителями, кочевали между обеими семействами.

А потом переехали в квартиру, взятую по ипотеке с контрактом на пятнадцать лет. Олег, работа которого была связана с продажей импортных автомобилей, говорил, что у него обязательно получится обеспечивать свою семью так, чтобы они ни в чем не нуждались. И Тамара, поверив в это, ушла с работы, не дождавшись обещанного повышения, в декрет.

Сына, который родился через два года супружеской жизни, назвали Арсением. И в принципе, Тома могла бы выйти из декрета в срок, но… соблазнилась на комфорт, ленивую расслабленность повседневности домохозяйки и только что не посмеялась над тем, когда ей аж само начальство с работы позвонило, чтобы узнать, как там она, когда ждать обратно? В общем, Тамаре понравилось осознать свою значимость, а потом — пренебречь ею.

И как же она сожалела об этом решении, когда через несколько лет мужа уволили из автосалона после гигантского скандала, связанного с продажей новеньких автомобилей, в «начинке» которых внезапно обнаружились уже побывавшие в употреблении детали. Олега ни в чем не обвиняли напрямую, но ситуация была сложная. Случилась первая просрочка по ипотечному платежу, потом вторая… Тамара спешно выходила на работу. Уже все равно где, лишь бы хоть какая-то зарплата была! Они уже и подушку безопасности финансовую истратили. Но… ничего не помогало.

И как же была признательна Тома своим родным за то, что когда в итоге им пришлось продавать ипотечную квартиру, они не просто сказали, мол, да, конечно, живите с нами, но и повели себя так, будто соседство с большой уже дочкой и ее мужем, да с их сыном маленьким, это именно то, чего им для полного счастья в жизни не хватало!

Повторно взять ипотеку супруги решились (и главное — нашелся банк, согласный на это) только через пять лет. Но зато в этот раз, поскольку работали оба, финансовая нагрузка ощущалась не так тяжело… И ипотеку в итоге закрыли даже раньше, чем планировали — всего через десять лет.

Тамара, как и все почти люди, конечно же, оглядывалась на то, как ее жизнь прошла за эти годы и в принципе, не на что, кажется, было жаловаться. Сынок подрастал, хорошо учился и целом был отличным парнем. Тома и Олег, кстати, одно время подумывали о том, чтобы дополнить свое семейство маленькой дочкой, но потом как-то разом передумали вместе и решили, что нет, пожалуй, одного ребенка им хватит.

Алиса осталась жить в том же городе, куда однажды увезла ее тетка и они так же немного, а в иные годы — и того меньше, общались с Тамарой. Но зато уж если рассказывала Алиса о своей жизни, то это, на взгляд Томы, можно было читать просто как любовно-приключенческий роман! Потому что за эти годы Алиса успела побывать и любовницей богатого бизнесмена, и музой театрального режиссера, который был женат и больше всего на свете обожал драмы на сцене и в жизни, и успела выйти замуж за бывшего однокурсника, причем, уже через два дня они развелись по причине того, что он немножко врал про себя… В общем, за Алису Тома переживала и очень надеялась, что в ее жизни скоро все утрясется, потому что пора было уже, в самом деле, остепениться! Но Алиса, вот словно всем назло, оставалась верна своим весьма странным жизненным принцем… А потом однажды просто выслала на телефон сестре фотку, где она запечатлена на пороге роддома со свертком в руках.

И Алиса так запросто, как ни в чем ни бывало, сообщила, что вот, родила сынишку…

— Ты чего молчала?! — просто кричала в трубку тут же позвонившая ей Тамара. — И почему ничего не рассказываешь про его отца?

— Да так… Чего там интересного в этой беременности? — усмехнулась Алиса, а потом добавила грустно. — Отца не знаю. То есть, как бы знаю… В общем, это был роман на одну ночь.

И вообще то, нехорошо было так думать о сестре почти родной, но Тамара почему-то уже через пять минут не была удивлена таким ответом. Алиса опять… Все сделала в своем стиле, а точнее говоря — обеспечила проблем родне не спросив, готова ли родня эти проблемы решать!

Алиса, кстати, к своему настоящему возрасту солидному так и не построила никакой впечатляющей карьеры и имела в своем распоряжении два варианта работы с большим опытом — продавцом на продуктовом рынке и сотрудником киоска, торгующим газетами, журналами, жвачкой и тому подобным. Мама Тамары, между прочим, порой подшучивала над тем, какой непутевой выросла вторая дочка Дмитрия, но если Тома оказывалась рядом, то она всегда вступалась за сестру, говорила, что Алиса, может и странная в чем-то, но сама по себе хороший человек…

— Скажи, мы же по-настоящему сестры и самые родные люди? — спросила однажды в разговоре телефонном Алиса у нее. И Тамара, не чуя подвоха, дала положительный ответ.

А потом Алиса спросила, можно ли пожить у нее немножко? Оказалось, что любимая двоюродная сестренка задумала вернуться в город своего детства!

— Да, конечно, не надо гостиниц, тем более, что ты с малышом, — гостеприимно стала поддерживать ее задумку Тамара. — У нас квартира большая, как-нибудь малость потеснимся и вас разместим!

И вообще то, изначально Алиса говорила, что у нее в этом городе есть жених, солидный такой мужчина — зовет в собственную квартиру, готов обеспечивать. Но потом выяснилось, что отношения с ним еще очень далеки от свадьбы. А еще чуть позже стало известно, что у нее тут есть еще ухажер, одна штука и ей, видите ли, надо подумать над тем, кого из них выбрать!

Тамара была, мягко говоря, в шоке. Потому что в ее представлении женщина, у которой есть ребенок, должна уже уметь вести себя осмотрительно и как-то… определяться уже, что ли! И уж точно, пока личную жизнь устраивает не должна таскать за собой дитя.

Нет, присматривать за Никиткой было не в тягость, тем более, что Тамара сейчас как раз снова не работала — уволили по сокращению штатов. Малыш в доме был в радость и она часто предавалась воспоминаниям о том, как Арсений был маленьким…

— Ты вот, компота попей, — сказала Тома, наливая ягодный напиток в стакан и ставя его перед Никиткой. — Мне на телефон ответить надо, хорошо?

И она ушла в соседнюю комнату, там звонил смартфон… И конечно, но звонил как обычно, но почему же почудилось в его звуке что-то зловещее? И позже Тома поняла — это было дурное предчувствие.

Ей звонили из больницы — сестра попала в автокатастрофу и врачи сейчас боролись за ее жизнь, но прогнозы были мрачными… Естественно, Тамара ударилась в панику! Позвонила своим родителям, мужу, потом быстро пробежалась по соседям — нашла добрую женщину, чтобы присмотрела за Никитой. И помчалась в больницу. А там… Все было кончено.

— И на кого он теперь останется? — тихо произнесла Тамара, глядя на сопящего в кровати Никиту. Бедный ребенок еще даже не знал всей правды — ему сказали, что мама просто на время уехала… Потому что ни Тамара, ни Олег просто не представляли, как о таком детям сообщать!

— Не знаю, — честно ответил Олег. — Про отца его она ничего не говорила?

— Нет и вообще, — пожала плечами Тамара. — Это непонятно какой человек может оказаться, верно? Да и лет уже прошло…

— Родственники как, согласны?

— Ну, София уже на пенсии и сказала, что ее можно сразу как вариант отметать, — взялась знакомить мужа с ситуацией Тамара. — Она с другими там поговорила, кто Алису знал. Нет… Никто не хочет! Говорят, не могут… — закончила она с оттенком упрека в тоне.

— Может и правда не могут? Все-таки ребенка усыновить, это не хомячка завести!

— Не могут, не хотят, какая, собственно, разница? Что ему, теперь в детдом идти?

На некоторое время в комнате воцарилось молчание.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Олег. — Ты хочешь, чтобы мы взяли на себя эту… ношу?

— Ношу зовут Никитка и он мне племянник, — сухо отозвалась Тамара. — А почему бы и нет, кстати? Материальное положение наше позволяет, меня вот, уволили и все равно потянем, никаких нянек, я сама буду…

— А сколько лет нам будет, когда он школу закончит? А потом еще в ВУЗ пойдет? Ты вообще представляешь, что это такое — снова через родительство пройти? — зашипел Олег.

Тамара представляла. И даже слишком хорошо! Бессонные ночи, нервы, постоянные проблемы. Но еще представляла и другое… Маленького человечка, которого она знала совсем недолго, но к которому, кажется, уже успела привязаться всем сердцем.

— Если ты скажешь нет, то, конечно, не будем, — в темноте она взяла мужа за руку. — В одиночку мне все равно не справится.

— Понятно, — сказал Олег. Но не уточнил, что же именно ему понятно?

Тамара больше вопросов не задавала. И в ближайшие пару дней, пока улаживали все с похоронами, они больше эту тему не затрагивали. Но оба знали, что вторая половинка много думает об этом… А потом Олег объявил свое решение! Да, сказал он, он согласен принять в семью Никиту и позаботиться о нем.

Оставался, правда, еще один человек, который во всем этом как-то хоть косвенно, но должен был участвовать — Арсений. Парень уже был совершеннолетний, он был на середине вузовского обучения, он жил с родителями и да, был очень, очень удивлен тем, что они собирались забрать малыша!

— Мам, пап, — кашлянул нервно Арсений. — Давайте я вам тоже тогда свою новость скажу. Только вы, пожалуйста, не реагируйте слишком бурно, хорошо?

— Выкладывай, — вздохнул Олег. — Думаю, хуже, чем уже есть, ничего не будет!

— Помните Оксану? — сказал Арсений. — В гости приходила в прошлом месяце.

— Помним, — кивнула Тамара. — Мы еще с отцом пошутили, что раз ты девушку на чай привел, раз знакомишь с родителями, то у вас все, наверное, серьезно.

— Очень серьезно, мам, — улыбнулся юноша. — Мы хотим пожениться.

В кухне воцарилось молчание. Тамара побледнела, потом выдохнула.

— Повод серьезный, да? Она… Ждет ребенка?

— А вот это вторая новость, — сказал Арсений. — У Оксаны не может быть детей. У нее заболевание… В общем, там все серьезно, но родить она не сможет. Я знаю, как вы мечтали о внуках! Но… Нет, этого не будет. Только если приемные будут.

— Сынок, — Тамара вздохнула, но теперь не так тяжело. — А знаешь, я и думать не буду, сразу скажу — женитесь! А ты, — повернулась она к мужу. — Не смотри на меня так. Да, это печально… Да что там, это — кошмар! Но в жизни всякое случается и если вы любите друг друга, то, конечно же, нужно попробовать стать семьей. А что до внуков. Ну, кажется, у нас уже есть один малыш. Никитка он, конечно, не внук… Но мы его полюбим. И будем о нем заботиться. И может быть, — Тамара внимательно смотрела на сына. — Твоя невеста и моя невестка его тоже полюбит. Он хороший мальчик.

— Такое чувство, что я сейчас заплачу, — сказал Олег. — Я серьезно! Просто… Как-то много всего и сразу навалилось. Но, знаете еще что странно? Мне как бы по идее должно быть сейчас нехорошо, может, плохо даже от всего этого… Но мне почему-то кажется, что наша семья справится и все у нас в итоге будет хорошо?

Тамара кивнула. И поделилась с родными тем, что у нее было дурное предчувствие, когда зазвонил тогда телефон.

— Сейчас у меня тоже есть предчувствие, — добавила она. — Только хорошее. Может быть, поверим?

И они поверили. Не потому, что ничего другого не оставалось, а потому что просто решили, что если в жизни случится что-то плохое, то об этом поволноваться они всегда успеют, но пока этого не произошло — лучше не думать о таком и готовиться только к хорошему.

Автор Антонова Р.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:47 | 0,338sec