Долгожданная встреча

В эту ночь Нине Егоровне снова приснился тот же сон. Она шла по лестнице своего дома, в котором жила много лет назад со своим мужем. Она не видела его, но слышала его дыхание и его твердые шаги. Лев Петрович следовал за ней, он тяжело дышал и фыркал носом, как будто был каким-то животным, а вовсе не человеком. Нина Егоровна ускоряла свои шаги, лестница казалась бесконечной, а шаги становились все громче и громче. Вот, от его дыхания уже становилось горячо шее, рука мужчины ложилась на ее плечо, она оборачивалась, чтобы увидеть его разъяренное лицо. А потом вздрагивала и снова просыпалась.

Почему-то в последние недели сон стал сниться еще чаще. Обычно Нина Егоровна видела его один-два раза в год, а тут буквально каждую неделю, а еще и по несколько раз в неделю. Как будто Лев Петрович был где-то рядом, как будто сон намекал женщине о том, что он близко, что он вот-вот нагонит ее. А дальше случится самое страшное.

Но сны оставались снами. Нина Егоровна подумала о том, что ее мужу сейчас также как и ей – семьдесят пять лет. Вряд ли он сохранил ту же силу и властность, которые были ему присущи в более молодые годы. Но воспоминания, которые роились в голове женщины, как будто намекали ей о том, что он рано или поздно снова появится в ее жизни, как бы не пыталась она спрятаться от него, как бы не хотела больше никогда в жизни не встречаться с ним.

В этот день к ней приходили двое мужчин, которые хотели снять комнату в ее квартире, но ни с одним из них не удалось о чем-либо договориться. Один показался Нине Егоровне запойным алкоголиком, которому попросту было негде жить, второй был слишком молод, а, значит, мог постоянно водить к себе друзей и подружек, чего бы очень не хотелось хозяйке квартиры.

Нина Егоровна снова и снова возвращалась в воспоминаниях к Ярославу. Ей почему-то очень хотелось бы, чтобы он позвонил и заселился к ней, и женщина пока не понимала, что именно было причиной такого ее желания. Наверное, ей просто было бы обидно, если бы мужчина отказался жить у нее, посчитав ее дом недостойным местом обитания. Нине Егоровне все-таки хотелось, чтобы постояльцам нравилась и сама хозяйка, и место, в котором они жили, потому что было важно, чтобы всех и все устраивало.

Но Ярослав не звонил, и Нина Егоровна начала нервничать. Прошло два дня с момента его визита, и было уже ясно, что мужчина вряд ли будет жить у нее. Скорее всего, он уже нашел другую комнату, которая лучше подходила под его требования. Об этом думала Нина Егоровна целыми днями, периодически отсеивая потенциальных жильцов своей квартиры.

 

 

Однако, Ярослав все-таки объявился. Он вежливо уточнил, не сдана ли комната и готова ли хозяйка дома принять его на проживание.

Нина Егоровна едва сдерживала радость.

— Я вас жду.

Она старалась отвечать коротко и понятно, чтобы не спугнуть Ярослава и не выглядеть в его глазах глупой старушкой. После его приезда, женщина сразу же позвонила в агентство и в редакцию, попросив отменить все ее запросы.

Первые дни прошли спокойно. Ярослав вставал рано, завтракал, варил кофе, потом долго принимал душ, собирался на работу, уходил. Возвращался он поздно, почти за полночь, тихо сидел на кухне, а потом уходил к себе. Нина Егоровна встревоженно прислушивалась к его действиям, все-таки, процесс привыкания к новому гостю был для нее непростым и нес некий стресс.

Со своим постояльцем Нина Егоровна почти не виделась и не общалась. Она слышала, как он с кем-то говорит по телефону, что-то говорит про работу и про строительство, и Нина Егоровна поняла, что, скорей всего, мужчина обсуждает вопросы строительства своего дома.

А через пару недель после приезда к ней Ярослава, Нина Егоровна встретила на рынке Кирилла. Он шел под руку со своей женой и весь светился счастьем и радостью. Было заметно, как он рад тому, что снова был рядом со своей Марусей, которая была счастлива не меньше, чем он сам.

— Ой, Нина Егоровна! – радостно поприветствовал старушку Кирилл. – Как я рад вас видеть? У вас все хорошо? Нашли квартиранта?

— Конечно, Кирюша. Спасибо тебе за помощь!

— Нина Егоровна, пожалуйста! Но в чем же я вам помог? В том, что съехал от вас?

— Нет же, дорогой! – старушка рассмеялась. – В том, что прислал ко мне Ярослава. Моего нового жильца, он сказал мне, что это именно ты сказал ему о том, что комната в моей квартире освободилась.

Лицо Кирилла вытянулось, и Нина Егоровна почувствовала неладное. Она всматривалась в лицо мужчины, потом увидела удивление и на лице его жены.

— Кто такой Ярослав, Кирилл? – спросила у мужа Маруся, а тот нахмурил лоб.

— Нина Егоровна, нет у меня таких знакомых. И никому я не говорил о том, что освободил комнату в вашем доме. Очень странно.

Нина Егоровна похолодела, услышав слова Кирилла. Она поменялась в лице, а потом быстро распрощалась со своим бывшим жильцом и направилась в сторону дома. Нужно было срочно разобраться в том, зачем Ярослав соврал ей. Женщине просто жизненно необходимо было понять, что же заставило молодого мужчину соврать ей.

Нина Егоровна внеслась в квартиру, сразу направившись в сторону комнаты, где жил Ярослав. Разумеется, дверь была заперта, а сам постоялец отсутствовал. Нина Егоровна порылась в тумбочке и извлекла оттуда запасной ключ, который обязательно хранила на экстренный случай. Дрожащими руками она отворила дверь, а потом вошла внутрь.

В комнату она не входила с того самого момента, когда Ярослав заехал в нее. Внутри было чисто, но Нине Егоровне нужно было другое. Ей необходимо было найти паспорт жильца, чтобы удостовериться в том, кто именно проживал на территории ее дома, и почему же он соврал ей о том, каким образом попал в ее квартиру.

Открывая и закрывая дверцы шкафа, Нина Егоровна чувствовала себя почти преступницей в собственном доме. Паспорт обнаружить не удалось, но зато женщина наткнулась на другую вещь, которая заставила ее почти что закричать от ужаса.

Это был фотоальбом. На его обложке была нарисована жар-птица, а рядом приклеена бумажка, на которой когда-то она лично красивым почерком вырисовывала фамилию их семьи. Романовские. Семейный альбом. Нина Егоровна посмотрела на свои руки, которые тряслись от волнения и ужаса, когда она открыла первую страницу и увидела свое лицо.

На фотографии ей было тридцать лет, она была красивой и улыбчивой. Тогда она только получила предложение руки и сердца от своего Льва Петровича, готовилась стать его женой и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Этой фотографии было сорок пять лет, и она существовала в единственном экземпляре. Убегая из дома своего мужа, Нина Егоровна оставила там и фотоальбом, и многие другие вещи, а еще… она оставила в том доме своего сына, который зачем-то представился Ярославом и поселился в ее квартире.

Перелистнув еще несколько страниц фотоальбома, Нина Егоровна как будто попала в прошлое. С изображений на нее смотрели лица ее семьи: родители мужа, сам Лев Петрович, маленький Сашенька. А вот Саше уже пятнадцать, и он устроил свой первый скандал, обозвав свою мать тряпкой, о которую можно вытирать ноги.

Собственно, именно так и чувствовала себя Нина Егоровна, когда слушала в свой адрес обвинительные слова сына. Ее муж, который столько лет казался ей эталоном мужественности и доброты, к сорока пяти годам превратился в самого настоящего монстра.

Он унижал свою жену, иногда поднимал на нее руку, и все это происходило на глаза сына Саши, который достиг подросткового возраста и во всем брал пример со своего отца. Саша не защищал свою мать, он вместе с отцом унижал ее и считал слабой и никчемной личностью, которая только и достойна того, чтобы о нее вытирали ноги.

Нина Егоровна пыталась сопротивляться, но ее сопротивление только разжигало огонь ненависти в глазах мужа. Лев Петрович уже давно имел любовницу, возможно, даже не одну, а свою жену использовал в качестве игрушки, которую можно швырять, бросать и оскорблять, не получая в ответ никаких вразумительных попыток отпора.

В тот последний день, когда Нина Егоровна виделась со своим мужем, он схватил нож и бежал за ней по ступенькам. Именно эта картина преследовала женщину в сновидениях еще долгие годы после того, как она сбежала из дома тирана.

Саше только исполнилось восемнадцать, и Нина Егоровна заявила своему мужу о том, что уходит от него. Сил терпеть его унижения больше не было, сыну она была не нужна, а мужу была нужна только в качестве куклы, податливой и бездушной. Пять лет ужаса оставались за спиной Нины Егоровны, и женщина была уверена в том, что Лев Петрович отпустит ее с миром. Но он, узнав о том, что жена решила уйти, только взбесился.

— Ты останешься здесь! Ты будешь делать то, что я тебе прикажу!

— Нет! – Нина Егоровна с вызовом смотрела на мужа, а потом увидела, как он схватился за нож.

— Или со мной, или в могиле! – ледяным голосом произнес он и махнул ножом, задев ее руку.

До сих пор на предплечье оставался шрам от его удара, и Нина Егоровна снова посмотрела на него. На глаза женщины навернулись слезы. Воспоминания были тяжелыми, болезненными и не приносили ничего, кроме желания рыдать. Зачем Саша искал ее, зачем он поселился в ее доме, зачем, спустя двадцать пять лет, сыну потребовалась мать?

Нина Егоровна услышала, как хлопнула входная дверь. Она посмотрела на часы и поняла, что сидит с альбомом уже несколько часов, а за окном давно стемнело.

Теперь женщина смотрела другими глазами на своего квартиранта. Ярослав стоял на пороге комнаты и с ужасом смотрел на свою мать. Он не подозревал о том, что она обо всем могла догадаться. Но произошло именно так.

— Зачем? – спросила Нина Егоровна, глядя в лицо сына. – Зачем ты снова появился в моей жизни? Я была для тебя тряпкой, куклой, ты никогда не считал меня за человека. Что заставило тебя прийти в мой дом обманным путем?

Сомнений не было, перед ней был Александр. Теперь Нина Егоровна поняла, что он похож на ее отца, и всегда напоминал ей Егора Афанасьевича. Но отец Нины Егоровны был совсем другим: он был добрым, сердечным, настоящим мужчиной. А ее сын был слабым и жестоким, именно таким его помнила собственная мать.

Александр приблизился к Нине Егоровне и опустился перед ней на колени:

— Я пришел за прощением. Я много лет искал тебя, чтобы извиниться. И за себя, и за отца.

— Я не хочу ничего знать о человеке, который меня избивал, унижал и хотел убить. Я надеюсь, что он получил от жизни урок.

— Он получил урок, — Александр кивнул, — и я получил урок. Все мы получили от жизни такие уроки, о которых будем помнить всегда.

— Что с ним? – спросила Нина Егоровна. – Что случилось с человеком, который считал меня недочеловеком и заставил убежать босиком из собственного дома? Что стало с тем, по чьей вине я живу в глуши и сдаю комнату, чтобы меня было на что похоронить? Что случилось с монстром, который забрал у меня прошлое, а еще и сына, которого я любила?

Александр опустил голову:

— Я всегда считал отца правым. Мне казалось, что он поступает как настоящий хозяин жизни, а потом я понял, что он просто трус и слабак. И именно из-за своей слабости он пытался доминировать над теми, кого сумел подмять под себя. Я не знал про вашу последнюю встречу, про нее он рассказал мне несколько лет назад, когда уже умирал. Он просил прощения у меня, а еще попросил найти тебя и извиниться за все. Он признал свою слабость, он все понял. Жаль, что очень поздно.

— Он умер? – тихо спросила Нина Егоровна, чувствуя облегчение. – Я была уверена в том, что он рано или поздно придет ко мне. Чтобы закончить начатое.

— Он больше не придет. Он умер от страшной болезни, которая стала расплатой за все, что он сделал со мной и с тобой.

— С тобой? – переспросила женщина, смахивая слезы.

— Я брал с него пример и считал, что он все делает правильно. И точно также обращался со своей женой, которая в один прекрасный день, также как и ты, сбежала от меня. Я люблю Дашу, хочу ее вернуть, но понимаю, что это невозможно. Я такой же, как и мой отец.

Нина Егоровна протянула руки к сыну, и тот упал в ее объятия. Женщина гладила его по голове, как было когда-то давно, в его детстве.

 

 

— Ты понял это, а это уже первый шаг на пути к исправлению, — с уверенностью в голосе сказала Нина Егоровна, — ты справишься, ты не будешь таким, каким был Лев. Саша, я так рада, что ты все понял!

Встреча с сыном полностью переменила жизнь Нины Егоровны. Она больше не боялась, снов больше не было, а появилось ужасное желание наладить судьбу сына, который так сильно хотел измениться.

Через месяц они вместе с Александром вернулись в тот дом, где когда-то жила Нина Егоровна со своим мужем и сыном. Александр владел несколькими агентствами недвижимости, в финансовом плане у него было все хорошо. И теперь Нине Егоровне было важно сделать так, чтобы и в личной жизни у ее сына все было не менее хорошо. Это стало новой целью в жизни Нины Егоровны.

Автор: Юлия Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,083sec