Сердце Карла

Из-за густых кустов на короля бросилась медведица. Он упал с коня, довольная улыбка сползла с лица в одно мгновение. Но обученные, самые преданные гончие, тут же пришли на выручку…

В ту пору все было иначе. Другой воздух. Другие обычаи. Другие культуры. Другие люди. Даже природа была несколько другой. Великие, незапятнанные людскими следами могучие горы и их заснеженные вершины. Просторы необъятных полей, которые поражали своими габаритами воображение. Раскатистые дремучие леса, хранящие в собственных недрах красоту первозданной природы и различные опасности.

Тогда, в далеком прошлом, жил безумный король. Его имя было стерто, забыто. Оно кануло в омут времени и бесследно исчезло среди сотен тысяч других имен. Но не поступки…

О его кровожадности и стремлении к ожесточенным боям было сложено множество былин и еще больше слухов. Он был завоевателем по праву рождения. Он был одержим поисками причин для развязывания новых конфликтов и столкновений.

Однако, рано или поздно все кончается. Также кончились и возможные для захвата земли.

Тогда он долго бродил по тронному залу, задавая себе один и тот же вопрос. Вновь и вновь, от рассвета до заката, словно призрак своего былого величия, безумец вглядывался в окна. Его руки скользили по холодным каменным стенам замка в поисках ответа. В поисках новой боли.

Он пытался утолить свою жажду в вине, женщинах, азартных играх и политических интригах. Но, увы. Природу человека тяжело понять и еще сложнее обуздать. Король жаждал крови…

В один из таких дней король сидел на троне и всматривался в бокал вина. Он слегка раскручивал его рукой так, что в бокале создавалось течение, которое словно в погоне пыталось настигнуть само себя.

Водоворот, образовавшийся в центре бокала, чем-то напоминал дыру. Чернейшую пустоту. Точно такую же пустоту, как в душе короля. Пустоту, которую нечем было заполнить.

Вокруг эпицентра, который будто бы пытался втянуть в себя гоняющуюся по кругу влагу, бушевал багряный хоровод. И тогда, в тот момент, в тот самый миг, король понял.

— Погоня — и есть средство, – его грубый голос заполонил мрачный тронный зал.

С того самого дня король приказал подготовить гончих псов. Лучших из лучших. Самых быстрых, сильных, проворных и свирепых. Его воспаленный разум, в попытках унять неисчерпаемую жажду, нашел решение. Нашел способ заполнить пустоту внутри себя…

*****
— Меня приняли на службу, я буду ухаживать за гончими самого короля! – Карл вбежал в избу и поспешил поделиться новостью с семьей.

Лица родных впервые за долгое время стали улыбаться. Обыкновенная крестьянская семья, которая еле-еле сводила концы с концами, наконец, обрела возможность выбиться в люди. Эта возможность была едва ли не шансом стать чем-то большим пустого места в огромном мире.

— Сынок, я так за тебя рада! – мать тут же бросилась к сыну, оторвавшись от приготовления похлебки из картофельных очисток.

— Братик, ты будешь слугой короля? – изумление, застывшее на лице младшего брата, было неподдельным, искренним.

— А я всегда знал, что ты – особенный. У тебя точно все получится, – вошедший следом отец поставил в угол избы мотыгу и улыбнулся так, что его усы растянулись до ушей.

— Завтра на рассвете я начинаю, – Карл был счастлив.

Ночью его охватила неподдельная радость. Он не мог уснуть, представляя себе моменты будущей счастливой жизни. Я – слуга самого короля. Моим детям будут открыты многие дороги, вплоть до королевской стражи! Это начало лучшей жизни. Моей новой жизни! Пока Карл мечтал, лежа на скамье, время шло незаметно.

— Уже почти рассвет! – очнувшись от омута фантазий, юный Карл вскочил и принялся быстро одеваться.

Его глаза горели юношеским энтузиазмом. Конкретно в этот момент своей жизни он был словно окрылен. Я бы даже сказал — опьянен собственными мечтами и фантазиями.

Карл был у вольеров еще до того, как первые лучи солнца коснулись непрогретой холодной земли. Птицы тихонько чирикали на ветвях деревьев, играя свою непринужденную нежную мелодию. Лес неподалеку шелестел листьями, а ветер разносил тысячи шорохов по округе. Это было славное утро.

В тот же день Карл познакомился со всеми гончими псами. Он принял их, а они – его. Он исправно заботился о них: кормил, убирал за ними, ласкал их грубую шерсть, отводил к егерям и приводил обратно, отмывал их от грязи и менял им настилы…

Карл нашел свое призвание и отдался ему без остатка. Всецело, с головой, он отдавал себя кропотливой работе, в которой он нашел то, что ему нравится по-настоящему. Однако, не смотря на то, что Карл уделял одинаковое внимание всем собакам, у него появилось два любимца.

Первый – красавец Астерион. Сильный и непоколебимый. Храброе собачье сердце позволяло этому псу показывать достойные результаты на тренировках. Порой, когда Карл следил за ним, его глаза не успевали за Астерионом. Это был настолько быстрый пес…

Но, в то же время, Астерион обладал крайне отзывчивым и добрым нравом. Когда у кого-либо из гончих псов что-то не получалось, и егерь замахивался на него палкой, Астерион вставал между ними.

Собачий взгляд, полный решимости, суровый, словно из стали, заставлял егеря опешить, оцепенеть от страха. После Астерион показывал неумелой гончей, что и как нужно сделать, на своем примере. Настоящий лидер.

Вторая – нежная Чара. Гибкость ее ума и ловкость собачьего тела в сочетании давали ей неограниченные возможности. Вместо грубой силы и скорости, она шла на различные хитрости.

Если зверя было необходимо атаковать, она на бегу резко уходила в сторону и острыми зубами била по самым слабым местам. Иногда Карлу казалось, что это вовсе не собака и, уж тем более, не гончая, а заколдованная ведьмой принцесса.

Однажды, когда он мыл гончих после тренировки, Чара принесла в пасти ведро воды и поставила рядом. Ее этому никто не учил. Никто об этом не просил.

Когда Карл посмотрел ей в глаза, то увидел некую искорку понимания, сопереживания и желание помочь заботливому слуге. Удивительная была собака.

Карл считал каждую из гончих будто бы своей родней. Словно в их жилах текла та же самая кровь, что и по его венам. Он чувствовал привязанность к каждой из них. Так продолжалось полгода, до того момента, пока однажды к вольерам не явился король…

В тот день светило яркое весеннее солнце. Таял холодный, жгучий снег. По охладевшей, изголодавшейся по солнечным лучам земле, текли ручьи, предвещающие пришествие лета.

— Все как один — стойкие, сильные, свирепые, – король был доволен результатом работы егерей и Карла.

— Да, господин, мы делали все, как вы велели! – воскликнул один из егерей.

— Спустите их, я хочу посмотреть на них поближе, – приказал король, что и было тут же исполнено.

Вольеры открыли. Гончие устремились на площадку к королю. Однако, вопреки его ожиданиям, они промчались мимо него и окружили Карла. В этот момент юноша сильно испугался. Король был кровожаден и крайне страшен в гневе. Если ему что-то не понравится…

— Сразу видно, кто хорошо заботился о моих гончих. Кошель монет слуге! – король улыбался. Понимал, что его оружие было отточено и окружено должным вниманием.

— Благодарю, Ваше Величество! – Карл упал на колени и склонил голову.

— Слуга, твое имя.

— Карл, Ваше Величество.

— Завтра на рассвете пойдешь со мной на охоту, – в тот момент король улыбался, обнажив все свои зубы.

Карл тогда ничего не понимал. Собственно говоря, никто ничего не понимал. Никто не понимал мотивы короля.

С того дня для Карла на земле воцарился настоящий ад. Словно его вышвырнули из рая и заточили прямиком в нескончаемый кошмар.

Те моменты, когда он заботился о мохнатых подопечных, стали не только светлыми проблесками в жизни юного Карла, но и проклятием, которое волочилось за ним, причиняя сердцу жгучую боль. Он видел все своими глазами. Видел все…

Король каждое утро выходил на охоту, спуская своих гончих. Карл с телегой волочился за ним. Король же, мерилом разума которого было безумие и нескончаемая жажда крови, натравливал гончих на диких зверей. Ему не нужен был зверь. Не нужна была охота. Только кровь. Только боль. Страдания умирающего зверя.

Когда Карл в первый раз обрабатывал кровоточащие раны одной из гончих, притащив ее на телеге к вольерам, по его щекам текли жгучие слезы. Он не мог поверить в то, что в человеческом сердце может быть заключена такая жестокость.

А тот королевский смех… Безумный, бездушный смех над страданиями живых существ. И это довольное лицо короля, упивающегося болью…

Карл страдал. Его сердце с каждым походом в эпицентр помешательства королевского разума рвалось на части. Почему жизнь так жестока? Почему те, о ком я заботился, все это время страдают? Почему каждый новый день наносит новый шрам на еще не зажившее сердце?

Но настоящий ужас ждал впереди…

Однажды на охоте безумный король натравил гончих на медведя. Бой был страшным и суровым. Безумный смех короля будто бы обволакивал деревья и был слышен далеко за пределами леса. Зверь был повержен. Но в тот момент оказалось, что медведь был не один…

Из-за густых кустов на короля бросилась медведица. Он упал с коня, в его глазах застыл страх. Довольная улыбка сползла с лица в одно мгновение. Но обученные, самые преданные гончие, тут же пришли на выручку.

 

Первым в бой бросился Астерион. Как всегда первый, как всегда без страха, уверенный в себе пес вцепился в медведицу мертвой хваткой, но та отбросила его увесистым ударом лапы.

Затем в неравный бой вступила Чара. Маневрируя среди лап медведицы, она кусала ее, не давая сосредоточиться на ударе. Через несколько мгновений неповоротливая медведица смогла наступить ей на лапу, а затем вцепилась в нее зубами и бросила ее в кусты.

Если бы после провала Чары не подоспели остальные гончие – сложно представить, что бы произошло.

— Кхе-кхе, вот это я понимаю! Вот это схватка! – король откашлялся и вновь рассмеялся.

Его безумный смех пронзил уши Карла.

— Король! Ваше Величество! Разрешите мне забрать Астериона и Чару! Им нужно оказать помощь, – Карл умолял спятившего короля, просил дать возможность спасти его любимцев.

Король бросил холодный, зловещий взгляд на гончих, а затем перевел его на Карла:

— Нет. Я решил – нет! – его лицо в тот момент было наполнено злобой, яростью и презрением.

— Но… они погибнут…

— И пускай, есть еще. Возвращаемся! – король свистнул свою лошадь, и та сразу же прискакала назад.

Вечером, когда Карла отпустили со службы, он взял телегу и ринулся к месту охоты. Астерион и Чара едва ли были живы. Висящие на волосок от смерти, два шерстяных комка прижались друг к другу. Их мордочки были запачканы грязью.

Не жалея сил, Карл вез их через темный, полный опасностей лес, туда, где теплился едва ли заметный огонек надежды. Там, за лесом, рядом с болотами, жил старый волхв. Когда-то в далеком детстве Карл сильно болел, и мать отнесла его туда. Волхв помог. Так может… и сейчас он сможет совершить чудо?

— Карл, я не смогу вернуть их обратно, но… могу дать им новую жизнь. Жизнь среди звезд, – волхв смотрел в глаза юному Карлу с сожалением.

— Так сделай это! Прошу! Умоляю! – Карл срывался на крик.

— Но чтобы сделать это, нужно заплатить духам. Есть цена.

— Какая? Скажи, я все сделаю!

— Ты отправишься блуждать среди звезд вместе с ними. Ты отдашь свое сердце небесному своду.

Карл не раздумывал. Он был чист душой. Был смел. Был готов на все, чтобы спасти тех, кто ему дорог.

— Так забирай!

*****
Безумный король в ту ночь сидел на своем троне и упивался воспоминаниями о сегодняшней охоте. Он был счастлив. Проматывал в пучинах своего злобного разума картинки той самой охоты.

Однако, пока он размышлял, не заметил, как реальность вокруг него стала меняться. Огонь факелов, каменная кладка тронного зала, окна и стены – тьма поглощала все, что видел король, и медленно подступала к нему.

Он паниковал. Кричал в ужасе в пустоту, но его никто не слышал. Через мгновение тьма поглотила и самого короля.

— Где я? Я Король! Сама власть дарована мне Богами! – срывался он в кромешной тьме, пока не заметил сотканный из звезд силуэт своего слуги.

— Что… Что ты такое!? – король был в ужасе.

— Ты нас и так знаешь, безумец, – Карл встал напротив безжалостного правителя.

— Нас?

Из-за спины Карла вышли, также сотканные из звезд, Астерион и Чара.

— Что? Что происходит? Где я? – безумный король схватился за голову и упал на колени.

— Ты – в своем персональном аду…

После этих слов, Карл дал команду «фас», тем самым обрекая короля на то, чего он так давно хотел и жаждал…

P.S. Прочитанная тобой история, дорогой читатель, является всего лишь буйной фантазией автора. Однако, созвездие «Гончие псы» и правда существует. А самая яркая звезда в нем – Сердце Карла…

Хотя… Кто знает? Может, так все и было на самом деле…

Автор СТАРЫЙ ЛИС

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:45 | 0,305sec