Богатые и знаменитые

— Папа, я знаю, что Деда Мороза нет.

Кир сказал это серьёзно и устало. Словно старичок, который прожил длинную и трудную жизнь. Артём смотрел на шестилетнего сына и ждал продолжения.

 

— Ты сам покупаешь подарки, пап. Мне не надо ничего. — Кир опустил голову и стриженный затылок затопорщился трогательным светлым хохолком. — Давай лучше купим лекарство для мамы.

— Не купим, Кир. — Голос мужчины дрогнул. — Его сейчас нигде не достать. Время такое, понимаешь. А очередь на операцию пока не подошла.

— Всё равно. Не надо подарков. — Сынишка обнял его за шею. — По телевизору говорят, что даже лишние сто рублей могут помочь. Папа, а маме присылают деньги?

— Конечно. Ты же сам видел рекламу. Тот фонд, который нам помогает, постоянно собирает.

— Почему же тогда мама не выздоравливает?

— Таких людей, как наша мама, к сожалению, слишком много, Кирюш. И денег всем достаётся понемногу.

Они уже продали всё, что было можно. Переехали из большой квартиры в маленькую. И красивой папиной машины больше нет. Дедушка отдал им свою. Папа сказал «Лишь бы ездила».

Пожалуй, только с новым садиком Кириллу повезло. В этом районе совсем недавно построили большое современное здание. Чего там только не было! Красивые игрушки, новые удобные кровати, экран, на котором показывали учебные мультики. В свои шесть мальчик уже хорошо читал. Бабушки постарались. И поэтому воспитатели охотно привлекали способного артистичного Кирюшку к участию в выступлениях. Он уже отличился на осенних праздниках, и теперь готовился читать длинное стихотворение на новогоднем утреннике и участвовал в двух сценках.

Маша болела второй год. Сначала прогнозы были благоприятными и сводились к использованию лекарственной терапии. Но чем дальше, тем больше врачи сходились во мнении, что без операции не обойтись.

Очередь двигалась медленно, а женщине становилось хуже и хуже. Артём обратился в несколько фондов.

Родственники и друзья собирали деньги, как могли. Но их всё равно не хватало.

— Жалко, что Дед Мороз не может выполнить желание. — Кирилл так и стоял, прижавшись к отцу. — Папа, волшебников вообще не бывает?

— Увы. Бывают люди, которые могут сделать многое для других. И тогда их поступки для кого-то, вроде нас с тобой, становятся настоящим чудом.

— А какие это люди?

— Богатые. Знаменитые. Которых многие знают.

Кирюша задумался. У них с папой нет такого знакомого человека. Значит, совершить чудо совсем — совсем некому.

— Папа, а если я нарисую маме подарок, она обрадуется?

— Конечно обрадуется, Кир. Обязательно нарисуй.

Кирилл уселся за стол и, достав карандаши, принялся за работу, а Артём вновь раскрыл ноутбук.

Он не знал, куда можно обратиться ещё. Больно было смотреть, как всегда весёлая, энергичная Маша медленно угасала. Сколько раз за это время он падал духом, погружался в такое беспросветное отчаяние, что почти не мог дышать.

Его мама категорически отказалась забрать Кирилла к себе. И Машиной запретила это делать. Теперь Артём понимал, почему.

В отличие от него самого Кирюшка свято верил в то, что Маша поправится. Он подходил, прижимался к Артёму и шептал на ухо свои наивные детские идеи. Только для сына Артём просыпался по утрам, готовил завтрак, забирал вечером мальчика из сада, учил с ним стихи, торопливо закидывал в стиральную машину бельё.

Его мама знала, что делает. Без Кира он просто сдался бы.

* * * * *

— Кирюшенька, ты стихотворение хорошо помнишь? Не забудешь? — Елена Владимировна поправила ему воротничок.

— Помню. Не забуду. — Успокоил её Кирилл.

— У нас сегодня гости будут. Ты не бойся, рассказывай как обычно.

— Какие гости? — Кирилл с любопытством уставился на воспитательницу.

— Известные. Губернатор, другие гости. Телевидение приедет. Решили наш садик всем показать.

— А они знаменитые? Ну, гости? Их что, все знают?

— Конечно. — Подтвердила Елена Владимировна. — Но ты не бойся.

— А я и не боюсь! — Обрадованно заявил Кирилл. В голове сразу всплыл разговор с папой.

— Вот и молодец, Кирюша. Вот и молодец!

Елена Владимировна занялась другими детьми, а Кирилл задумчиво замер у окна, глядя на заснеженный двор.

Именно он первым увидел вереницу машин, подъехавших к воротам садика. Большой белый фургон, из которого торопливо выгрузились люди с камерами и аппаратурой, и две черные блестящие машины. Из них вышли несколько мужчин в длинных пальто. Остальные сразу же засуетились вокруг них.

— Гости приехали! — Звонко сообщил Кирилл.

Другие дети бросились к окнам, а взрослые засуетились, наводя порядок в группе.

— Елена Владимировна, Юлия Александровна. — В помещение торопливо вошла заведующая. — Сейчас проведу гостей и съёмочную группу по саду, потом отправлю журналистов к вам, они хотели детей поснимать, а сама пройду с губернатором сразу в зал. Вы приводите детей, и дальше всё согласно программе.

Когда в группу вошли люди с камерами, кое-кто из ребятишек растерялся. Кирилл обвёл вошедших взглядом и, пока двое определяли точки съемки, тихонько потянул за карман пиджака третьего, с большим синим микрофоном.

Мужчина удивлённо посмотрел на него и наклонился.

— Здравствуйте! — Вежливо поздоровался мальчик. — Скажите, вы главный?

Он говорил торопливо, боясь не успеть.

— Здесь, да.

— А знаменитый?

— Ну, как тебе сказать… Немного.

— Мне надо много. — Расстроенно сообщил Кирилл. — У меня мама может умереть, а денег на операцию нет. Мне нужно чудо! Дядя, а те, которые на черной машине, они знаменитые?

— Они знаменитые. — Корреспондент погладил мальчика по голове.

— Антон! Мы готовы. — Один из мужчин, устанавливавших аппаратуру, подошёл к ним.

Корреспондент поднял руку в знак того, что понял, и отошёл к Елене Владимировне. Он что-то спросил, показав на Кира, и она, быстро кивнув, начала говорить. Но Кириллу это было уже неинтересно.

Он вместе со всеми взял предложенную игрушку, посидел за столиком, показал, как они делают разминку.

— Теперь в зал! — Скомандовал корреспондент. Операторы быстро сняли аппаратуру и вышли.

* * * * *

На утреннике всё было, как на репетиции. Кирилл без запинки рассказал стихотворение. Знаменитые гости приветливо улыбались и хлопали. Потом человек в черном пиджаке встал. Камеры сразу повернулись к нему, а Антон со своим синим микрофоном придвинулся ближе.

«Он самый главный!» — Сердце Кирилла замерло. Он даже вперёд подался.

Человек говорил, какой хороший у них садик, какие они молодцы, и закончил так:

— А сейчас волшебный Дедушка Мороз принёс вам чудесные подарки! С Новым Годом, ребята!

Все подошли к наряженному артисту. Кирилл точно знал, что это артист. А он сам почти бегом бросился к человеку в чёрном костюме.

— Дядя! Мне не надо подарка! У меня мама в больнице! Помогите ей!

Одна из камер повернулась на мальчика. Человек в чёрном костюме натянуто улыбнулся.

— Всё будет хорошо, малыш. В больнице врачи. Они обязательно вылечат твою маму.

И направился к выходу. Заведующая из-за его спины делала знаки Елене Владимировне.

— Кирюша, пойдём. — Воспитательница взяла Кирилла за руку. — Там подарки, смотри какие.

К Антону подошёл человек из сопровождения губернатора.

— Вырезать всё лишнее. Всё. Я понятно объяснил?

Кирилл стоял, потупившись. У него не получилось. Он не смог, не успел объяснить про операцию, про то, что врачи не могут вылечить маму без денег. Про чудо не успел сказать.

Слезинки потекли по щекам сами собой.

— Кирюшенька, ну, успокойся, хороший мой. — Елена Владимировна обняла мальчика. — Бывают же в конце концов чудеса.

— Правда? — Кирилл поднял на неё заплаканные глаза.

— Правда. Надо только верить.

* * * * *

Новый Год они встречали без мамы. И подарки под ёлкой Кирилл всё равно нашёл.

— Зачем, папа?

— Просто так, Кирюш. Я очень хочу, чтобы у тебя всё же был праздник. И мама попросила. Не можем же мы её расстраивать. Посмотри, как она радовалась твоему подарку.

— Думаешь, ей понравилось?

— Ей понравилось, сынок! Мама сказала мне по секрету, что это лучший подарок в её жизни.

А потом, когда Новый Год уже прошёл, и приближалось Рождество, папа вернулся откуда-то очень радостный. Кирилл его давно не видел таким. Он в это время был у бабушки. Артём подбросил сына вверх, к самому потолку, закружил по комнате мать.

— Есть! Есть деньги! Мы закрыли сбор! Благодаря Киру, закрыли!

Кирюшка стоял растерянный, хлопал глазами и ничегошеньки не понимал.

— Помнишь, к вам в садик приходил человек? Корреспондент. Антон.

— С микрофоном?

— Да, с микрофоном. Он сделал репортаж в интернете, а ещё разослал его коллегам на другие телерадиостанции. И попросил у меня реквизиты сбора. Сюжет про детский сад буквально стал вирусным. На него откликнулось столько людей, что даже губернатор не рискнул что-то сделать. А Антон совершил настоящее чудо! И ты, сынок, тоже!

— Но ведь он не знаменитый. Он сам сказал. — Растерялся Кирюшка. — И я нет. Как же тогда получилось чудо, папа?

— Наверное иногда надо просто очень сильно хотеть этого чуда, сынок. Не бояться, не сдаваться и верить. Я очень горжусь тобой, Кир! Ты у меня настоящий боец.

— И ты тоже. И мама. Папа, теперь ведь всё будет хорошо?

— Обязательно. Теперь, всё будет хорошо.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:47 | 0,257sec