Дедова школа

Серёжина мама была очень экономной. Без мужа растила сына, и даже бабушки не было у мальчика. Так получилось. Но зато был дед, мамин отец – тоже Сергей. Филиппович.

Тёзки любили друг друга. Серёженька души не чаял в дедушке. Когда мать уходила на работу в свою столовую, дед Филиппович громко крякнув на весь дом, говорил:

— Так, значит. Ну, что? Теперь я тут за главнокомандующего. Ай-да, книжки читать.

«Книжки читать» означало, что дед ляжет на диван, на свою большую подушку, а Серёжка сядет рядом на старое продавленное кресло и начнёт читать вслух для деда. Ну, и для себя, конечно. Читал Серёжка бойко уже лет с пяти. Филиппович выучил внука специально пораньше, не жалея для этого сил и времени, так как сам любил читать, но глаза стали плохо видеть.

Чтение для деда было святым и ежедневным делом. Так, они с внуком прочитали, не считая сказок и потешек, с чего начинают все малыши, Толстого, Ушинского, Пушкина для детей, а особенно мальчик полюбил «Конька-горбунка» Ершова.

Поэтому в школу Серёжа шёл «подкованным», как говорил дед Филиппович. Единственное, что омрачало мальчика, так это старый школьный портфель, который мать бережно хранила со времён своего детства. Его, как реликтовую находку, она достала с антресолей, где он хранился почти два десятилетия, завёрнутый в мешковину.

Мать помыла коричневый портфель, высушила около печки, а после того, как он высох, дед тщательно помазал его каким-то жиром для блеска.

В школе Серёжа сдружился с ребятами. Его, как хорошо читающего и пишущего печатными буквами, учительница ставила в пример. Поэтому над портфелем Серёжки никто и не думал смеяться.

Мало того, Алёнка, которая сидела рядом с ним, с завистью смотрела на старый портфель. Когда Сергей открывал его, то там не нужно было что-то долго искать. Три отделения внутри, с кармашком на шёлковой ткани, обтягивающей нутро портфеля, были очень удобны.

— Хороший портфель, — говорила девочка, — для книжек, тетрадей и дневника – свои отсеки. А у меня только два отделения…

— Так он ещё и кожаный, натуральный, — говорил словами деда Серёжка. – Теперь таких не делают. И потом, как сказала мне мама: он счастливый. У его хозяина только хорошие отметки будут.

Кажется, Алёнка поверила, потому что в знак уважения погладила тонкой ладошкой замочек портфеля и кивнула.

А дед слыл шутником не только в семье, но и среди соседей. Он приучал мальчика к порядку с первых дней учёбы.

— Портфель всегда с вечера собирай, а утром – проверяй на всякий случай: не забыл ли чего положить, — твердил дед.

Серёжа кивал, но частенько забывал принести в школу то цветные карандаши, то ластик, то линейку. Хорошо, что Алёнка давала ему свои запасные. Девочка всегда носила и ручек, и карандашей по несколько комплектов.

А дед как-то проучил Серёжку. Придя однажды в класс, мальчик торопливо подошёл к своей парте и открыл портфель, чтобы приготовиться к уроку. Он сегодня чуть не проспал, поэтому утром портфель не поверил.

Открыв портфель, он вдруг увидел в нём большую луковицу среди учебников, а рядом с тетрадками маленькую бутылку – «чекушку», пустую, но с пробочкой. В клочке газеты был завёрнут кусочек хлеба…

— Что это у тебя там? – Алёнка привычно заглянула в большой портфель Серёжи.

— Ах, дед… — только и смог сказать Серёжка, сдерживая смех. Он сунул луковицу в парту, а бутылочку затолкал под учебники, на самое дно портфеля.

Придя со школы, он увидел на кухне деда, встречающего его ехидным смешливым взглядом.

— Как успехи, внучок?

— Нормально… — серьёзно сказал Серёжка, но не выдержал и засмеялся, погрозив деду кулаком.

— Хотел на весь класс опозорить? — обнимая деда за шею, говорил Серёжка. – А у меня друзья хорошие. Не выдадут твоей глупой шутки. Алёнка, кажется, ничего не поняла. И никому не расскажет.

— Не такая уж и глупая шутка моя, — сказал дед. – Знать будешь. Перед школой всегда проверяй, всё ли в порядке. Если с вечера не хочешь нормально портфель собирать.

С тех пор Серёжа, взяв пример с Алёнки, стал носить в школу несколько ручек, ластиков и две линейки. Его пенал был полон хорошо отточенных карандашей, рядом с которыми лежала маленькая точилка.

 

 

Запасные тетрадки в клеточку и линейку тоже теперь лежали в специальном пластиковом конверте в портфеле.

Видя это, дед довольно говорил:

— Ну, что? Молодец, парень! Моя школа!

А мама говорила:
— Главное, что оценки хорошие. И это в основном, твоя заслуга, папа.

И, видя вопросительные глаза Серёжки, добавляла:

— Молодчина, сынок. Я тобой горжусь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:47 | 0,307sec