Бабушка и внук

Вера проснулась уже с плохим настроением.

 

Она не хотела вставать, а это признак плохого настроения, долго медлила, потом встала.

Спросила у Барсика, чего он так смотрит на неё, наложила ему корма.

Включила чайник, села за стол и принялась смотреть в окно.

— Настроение на нуле, — сказала сама себе, прихлопнула ладонью по столу и пошла приводить себя в порядок.

Работа не поспособствовала поднятию настроения Веры, она целый день ходила вся в себе.

Ученики, будто чувствуя её настрой, не шалили, а сидели тихо, так же тихо уходили, прикрыв за собой дверь.

-Вера Тимофеевна, у вас что-то произошло?

-Что?

-Вы будто чем-то расстроены, — директор смотрит на Веру внимательно, она твёрдо выдерживает его взгляд и побеждает.

Ну да, побеждает, вся наша жизнь борьба кто-то всегда в ней одерживает победу, даже вот в таких мелочах, Вера в этом уверена.

-Нет, Пётр Иванович, у меня всё хорошо, извините, я пойду.

— Да-да, конечно.

Вера Тимофеевна задумчиво шла домой.

Она не привыкла к тому, что планы её рушатся, хоть на минутку.

Эта женщина…Вера поморщилась, она никак не могла назвать жену сына девушкой, потому что она была женщина.

Да, женщина, нет, в этом нет ничего плохого, но…Почему она, уже побывавшая замужем, по всем правилам, с фатой, со свадьбой, не дала такой возможности, пережить это торжество её сыну?

Эта женщина забрала праздник у сына и у неё…

Сколько Вера Тимофеевна мечтала, как будет гордо стоять на брачной церемонии, любуясь своим сыном и её избранницей.

Она давно уже платье себе заказала и ей пошили его, не вычурное, строгое, но нарядное.

Вера мечтала о свадьбе сына, мечтала…А эта…

Вера Тимофеевна по другому представляла жизнь Егора, совсем по другому.

А тут эта…да ещё не одна.

Нет, Вера Тимофеевна не против детей, она сама учитель, более того, завуч, дети, какая бы она не казалась строгая, дети любят её.

Глядя на младшеклассников, Вера представляла себе, что это её внук или внучка бегут по коридорам.

Однажды, она так замечталась и даже вздрогнула, когда услышала звонкий голосок позвавший громко.

-Бабушка, бабушкааа, я здеесь, я сейчааас.

Она увидела мальчика, вихрастый, мордастенький, он весело прыгал на одной ножке и кричал в закрытое окно.

-Ты что кричишь, — спросила Вера Тимофеевна.

-Там…бабушка, она за мной пришла…

Вера посмотрела в окно и увидела женщину своих лет, она улыбалась и показывала внуку, чтобы не переживал, она подождёт.

Вера кожей почувствовала это единство бабушки с внуком, очень жаль, что её Егорушка, не женат пока, думала тогда Вера, уж очень хочется внуков, сама от себя такого не ожидала.

О том, что сын женится, Вера узнала по телефону, Егорушка позвонил.

Он позвонил и весёлым голосом сообщил что приезжает в гости, да не один.

-Мам, я с девушкой своей.

-Ну и хорошо, приезжайте.

-Мамуленция моя, самая любимая мамочка на свете, — Егорка маленький звал её мамуленция моя, — я так тебя люблю, слава богу, что ты у меня адекватная и самая лучшая.

А то Олеська боится ехать…

-Итак, её зовут Олеся?

-Дааа.

-А что ты там наговорил бедной девочке, что она боится будущую свекровь?

-Ничего, мам, просто сказал, что ты завуч, рррр, хахахаха, — смеётся егор, — мам, я ей сказал, что ты будешь рада избавиться от такого охламона, как я.

Ты только в ноги Олесе на падай и не делай жертвоприношений своему учительскому богу, что твой сынок наконец-то женится.

-Да-да-да, только собиралась это сделать, а когда вы планируете приехать?

Вера была счастлива, наконец-то, наконец-то у её сына появится полноценная семья, она готовила напутственные речи…Она была вся в предвкушение.

-Что-то сильно быстро женится собрался, — покачала мама Веры Тимофеевны, бабушка Егора, — как бы не…

Она многозначительно покрутила глазами.

-Мам, да даже если беременная, Егору тридцать лет, пора бы уже и остепениться, а то всё мальчиком прыгает.

Ну вот и хорошо, хоть спокойна буду.

Егор приехал со своей Олесей, девушка не была яркой и вызывающей, но и не пряталась за спиной сына, она не пошла в напор, не полезла обниматься и целоваться, но и не стояла, как пришибленная.

Вере Олеся очень понравилась, простая, родная, будто жила с ними всю жизнь.

Весь день прошёл хорошо, даже отлично.

Много разговаривали, много смеялись, даже бабушка была очарована Олесей, чего уж там про деда говорить, то выпил настоечки, раздухарился, так и сыпал шутками и остротами.

Про себя Вера называла Олесю дочкой и представляла уже, какие красивые будут у неё внуки, дети Егора и Олеси.

А потом…потом она увидела это, и мир рухнул…Её придуманный мир, ею придуманный мир.

Нет, Олеся не курила, как паровоз, стоя на кухне в форточку, не пила одну за одной, не была вся в татуировках и не имела отверстий в теле больше, чем положено природой.

Да лучше бы всё это было, вместе взятое, плюс золотой зуб, — в ярости шипела у себя в комнате Вера, — она не ожидала такого.

Зайдя на минутку в комнату Егора, предварительно постучав, Вера увидела…Вера увидела, что Олеся с кем -то весело болтает по телефону.

Малыш, ребёнок.

Племянник мелькнула мысль, но…Ребёнок назвал Олесю мамой…Мамой…

-Егорушка, — прошипевшись, а по другому не скажешь, у себя в комнате, зовёт она сына, -Егорушка…

-Да, мамуленция моя.

Сын счастлив, она видит это.

-А что…- будто безразлично спрашивает Вера, — у Олеси…есть ребёнок?

-Ну да, мам…Стёпка, мы не хотели пока говорить…

-Вот как…то есть свободных девушек тебе мало?

-Мам, ты чего…Мамулен…

-Уйди…не хочу ничего обсуждать…

И началось, Олеся то, Олеся сё…Свадьбы не будет, все планы полетели в бездну.

Вере было обидно, она всю жизнь старалась, учила, тянула сына.

Она никому не навяливала своего ребёнка, разошлась с его отцом и всё, поставила крест на своей личной жизни.

А эта, ты посмотри какая мерзавка, нашла свободную шею и уселась там.

А Егор? Что Егор…Егор очарован, Егор влюблён и летает на крыльях…

А она, она осталась без внуков, кому передать столько накопившейся любви, столько знаний…

-Егорушка…а своих деток вы собираетесь заводить?

-Мам…Стёпка…он наш, мой…понимаешь?

-Ты что…ты усыновил чужого ребёнка?

-Нет ещё, но собираюсь, мама…это моя жизнь. Я не ожидал от тебя такого, думал, что ты у меня…

-Какая?

-Да ты то должна понимать, как это жить без мужа, ты вон всю жизнь одна меня тянула. Спасибо бабушке с дедом.

-В том то и дело, что я сама, одна, я не навязывалась никому со своим дитём.Не искала кому бы сесть на шею.

-Мама, Олеся хорошо зарабатывает, даже очень, если ты об этом…

-Нет, не об этом, ты понимаешь о чём я…

-Понимаю, ты одна меня растила, ты…ты…героиня, мам.А теперь ты хочешь, чтобы я беспрепятственно тебе подчинялся, выполнял твои капризы. Почему ты не вышла замуж?

-Что?

-Не родила мне брата и сестру, чтобы я не завидовал другим…Пусть был бы отчим, мам…мы бы ездили с ним на рыбалку и на дачу, кололи бы дрова…Что? Не ожидала такого от меня?

Я безумно тебя люблю, мама…ты моя жизнь…но позволь мне строить свою так, как я хочу…

Позволь набивать шишки свои, ане обходить те я мы и бугорки, о которые ты спотыкалась.

Мама…позволь мне жить.

Вера тогда сильно обиделась на сына.

Она была на регистрации, не в том красивом плате, нет, не смогла надеть его…

Скомканно поздравила и сославшись на дела, ушла…

Вера приехала домой, родители должны были уехать на дачу, но нет…папина машина стоит у подъезда, что-то случилось?

Она быстро вошла в подъезд.

-Ааа, Вера Тимофеевна, а вам там внука привезли, — всё то ей надо знать, сплетница, сердито подумала Вера.

Кивнула, улыбнулась и пошла наверх.

Вера тихо вошла в квартиру, она услышала смех своей мамы и как отец что-то кому-то говорит.

-Деда, а это кто?

-Ооо, Стёпка…это твой папка, видишь какой серьёзный, здесь ему…Томочка, сколько Егорушке здесь? Пять?

-Нет, Иван Петрович, здесь Егору четыре.

Папка, Вера задохнулась от негодования, она ушла в комнату и дала там волю слезам.

Вечером узнала, что Егор поехали отдохнуть на три дня и попросили бабушку с дедушкой посидеть с ребёнком Олеси.

Все против Веры.

Мама с отцом тоже, носятся как угорелые, ну понятно хотелось бы правнуков…

Вера не обижала, но и не приветствовала ребёнка Олеси.

А однажды…вот так же пришла домой, увидела маленькие кроссовочки, опять у нас…поморщилась Вера, у неё никто не спрашивает уже, так вот, она застала родителей за сборами.

-Веруша, как хорошо, что ты пришла, нам с папой надо ехать срочно на дачу, а Стёпушку, Егор с Олесей до вечера у нас оставили. Буквально пара часов и они заберут, побудь с внуком, пожалуйста.

-Я? но я…

-Всё, всё, мы побежали, удачи детка, давай, всё, ушли…

Вера села на стул в прихожей и опустила руки.

Малыш подошёл, посмотрел на Веру.

— Бабуска.

Вера даже не поняла, что это к ней обращаются.

-Бабуска, ты устала? Пойдём, я тебе чай сделаю.

Шипящие западают, к логопеду надо будет показать, — вскользь подумала Вера.

Они прошли на кухню.

-Руки мой, — малыш смотрел на неё большими глазами, так серьёзно и так комично, что Вера…расплакалась.

-Бабуска?

-Иди сюда, горе ты моё, луковое.

Егор с Олесей удивились тишине в квартире.

В маминой комнате горел свет.

— Дюймовочка, упросила старого крота…- услышали они, на цыпочках прошли к комнате и увидели…

Бабушка с внуком сидели прижавшись друг к другу, укрывшись клетчатым пледом, одна читала, а другой внимательно слушал сказку про Дюймовочку.

-Я же тебе говорил, а ты…Мамуленция, она такая…

Ребята сидели на кухне, когда вышла Вера, потягиваясь.

-Ох, уснул…непоседа. Надо к логопеду…у меня есть хороший…

-Так, мама включила программу бабушка.

-Да ну тебя, — зашептала Вера и счастливо улыбнулась.

***

-Бабуленция, а ты то, красивое плате наденешь, да? На первое сентября?

-Надену, Стёпа.

-Хорошо, — Степан кивает, — бабушка, а меня же в твоей школе не будут обижать? Я же твой внучик.

-Это и твоя школа, Стёпа, твоя первая школа, твой первый клас…

-Угу, сын и бабушка завуч в придачу. У меня так же было, только мама…

Все весело смеются, Олеся поглаживает круглый животик.

-Так, всё, мы пошли, у нас уроки. Стёп, целуй родителей, я вам вечером не повезу Стёпу, выходные впереди…мы собирались в музей.

-А потом мороженое.

-Да, а потом мороженое.

-Вы его балуете, Вера Тимофеевна.

-Да конечно..всё…это наше дело, мы отчалили.

-Чао- какао.

-И это педагог! — смеётся Егор, — чему учишь внука, бабуля.

-Сами с усами, сами разберёмся, правда, Стёп.

-Ага.

И они ушли, чувствовалось что -то общее между этими двумя, только им подвластное, бабушке и внуку.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:47 | 0,256sec