Золотая невестка

Лиза не только хороша собой, но и «упакована» прилично: у нее квартира в центре города, двухкомнатная.

Ну, довесок в виде маленького сына — ничего страшного, это всего лишь ребенок, у него есть мать, она о нем и позаботится, — раздумывал Давид.

И улыбался своим мыслям.

О, вот и она. Давид заждался ее, сидя за столиком в кафе. Честно говоря, испугался даже, что «уведут». Потому что — красавица, потому что с квартирой! Молодая, веселая, может даже по пути на свидание с ним, с каким-нибудь прохиндеем познакомиться.

Вон сколько их, альфонсов, нацеленных на жилплощадь, слоняется по городу, рассматривая прохожих.

— Ли-и-и-иза, — растянул он в улыбке слащаво рот, и заготовленный букет цветов перед собой вытянул.

Розы конечно-же, темно-красные, выглядят дорого, потому что дорогой женщине — и цветы, соответствующие.

— Привет Давид, — улыбнулась девушка.

Давид плотоядно пробежался глазами по фигурке возлюбленной. Как же ему повезло, по ней и не скажешь, что рожавшая уже женщина; на теле ее никак не отразился факт родов. Статуэточка.

***

Конфетно-букетный период подошел к концу, это он понял по тому, что Лиза начала подводить все темы разговора, к знакомству с родителями.

Родителями бывшего мужа. (Лиза — молодая вдова.)

Давид кашлянул и вопросительно посмотрел на пассию:

— Почему не со своими родителями, Лиза? Я искренне не понимаю, при чем тут твои бывшие свекры. И зачем мне с ними знакомиться.

Лиза резко вздернула носик:

— Они не бывшие мне, Давид! Они — моя семья! Понимаешь, они заменили мне мать и отца, и они дедушка с бабушкой моего сына… И все делают для меня, в лепешку готовы расшибиться. Ты мне очень нравишься, но… К-сожалению, я не смогу выйти за тебя замуж, покуда они не одобрят тебя…

Давид не ожидал такой бурной реакции на свое высказывание. Он задумчиво взъерошил свои волосы и поглядел на Лизу.

— Ну хорошо, я понял тебя. Когда… Едем знакомиться?

Девушка обидчиво поводила личиком и снизошла взглянуть на него:

— В эти выходные, милый. И ты должен постараться им понравиться.

***

Кому и что должен, Давид сам знал. Злился на девчонку, что посмела ему наказ дать.

Да, девчонку, потому что он старше.

В свои тридцать два — все еще холостяк, ждал ее, ту единственную, которая красавица и без жилищных проблем. Заждался даже.

Он оглядел себя в зеркало, да видок чуть «потасканный», как сказала Настя, предыдущая его любовница. Да ну их к черту, этих бывших баб, ни одна из них пальца не стоит Лизкиного.

Но как говорится, кто богаче, тот и хозяин положения, вот он, Давид, живет с мамой в малосемейке. С мамой, потому что устал снимать, тратить все заработанное на съем чужим хозяевам чужой жилплощади. Так уже хотелось жить в собственной квартире…

— Чего вырядился, — прошла мимо мать. — Выхухоль. Все бегаешь как каштанка, по замужним теткам. Уже к сорокалетию близишься, а до сих пор ни прибился к кому-нибудь. Вон Верка-соседка, недавно развелась, красивая между прочим баба еще, ну и пусть старше, мог бы и занырнуть к ней под бок. А то из-за тебя, балласта на моей шее, Мехмед не хочет со мной в ЗАГС идти.

Давид закатил глаза, смерив взглядом мать.

Эта женщина, бесформенная «тумбочка» на двух толстых корявых ножках, а все думает, глупая, чтобы в ЗАГС сходить. Нашла себе кого-то на рынке и выпихивает теперь его, родного сына, из своего гнезда.

«Мать года» прямо.

— На день матери поздравлений не жди, — обиделся он вслух. — И вообще скоро съеду от тебя.

Мать встала перед ним, уперев руки в бок и усмехнулась нагло:

— Куда? Опять на съем, на полгода, что, некуда своих баб водить? А я тебе запрещаю, если увижу тут, твоих образин, обоих в подъезд вытолкаю, ее и тебя, с вещами. Смотри мне тут!

 

Давид поправил на себе галстук-бабочку, поправил пиджак. И выдал родительнице, не удосужив взглядом:

— Я скоро женюсь. Но тебя знакомить не буду с ней. Она приличная, порядочная девочка.

— Девочка? Да ты что? — взвилась мать. — На тебя разве посмотрят такие? Ты ж всю жизнь в любовниках бегаешь, у замужних развратниц.

— А ты сомневаешься, — похлопал себя по щекам руками, сбрызнутые одеколоном, мужчина. — У нее собственная двухкомнатная квартира есть.

Родительница с недоумением поглядела на сына, теперь уже другим взглядом. И изрекла:

— Вообще-то… Ты ведь у меня симпатичный, сын. Даже красавец, весь в папку, хоть тот и опоек был…

С глубоким сожалением она посмотрела вдруг на сына и вздохнув, села на низенькую скамеечку, приспособленную в прихожей, чтобы сапоги сидя удобнее было ей надевать.

— Ты молодец… Может в люди выбьешься, коль у меня не получилось, а кто она? Иэээээх…

***

Давид вез свою ненаглядную красавицу и ее сына, Витьку в деревню «Ключики». На своей старенькой «Ниве». И немного переживал он, что автомобиль как обычно сломается вдруг. Этот «утиль» на колесах всегда его подводил.

Но к удивлению его, машина бодренько привезла его за сто километров аккурат в «Ключики» и даже не «чихнула» ни разу.

Смолчал Давид, не полез с расспросами к невесте, мол почему в деревне живут ее «родственнички». Раз деревенские, чего с ними церемониться?

Но ладно уж, коль Лиза пока еще хозяйка положения, поисполняет он ее капризы на старте их семейной жизни. А там, дальше, конечно же, все будет как он скажет.

…Дом как дом, обычный, сложенный из бревен. По состоянию этих бревен понятно, что сложен он недавно.

Во дворе богато: тут и мотоблок стоит, и квадроцикл молодежный, постройки во дворе не старые.

Но более всего удивил автомобиль, стоявший тут, прямо у ворот. Хороший такой, дорогой кар, недавнего года выпуска.

…Их встречали на крыльце: мужик лет пятидесяти, с недовольным взглядом. Ему под стать баба. И еще какой-то тип мордатый, лет двадцати на вид.

— А это кто? — тихо спросил потом у Лизы, — ты мне говорила только про свекров.

Лиза недовольно посмотрела на жениха:

— А это деверь мой, Сашка. Братишка моего покойного Владика…

— А чего он на меня смотрит так?

— Как?

— Да как на врага, Лиза!

— Ой, да не придумывай, это прекрасные люди, — улыбнулась девушка. И попросила тихонько:

— Давай больше не будем обсуждать их. Никогда.

Давид замкнулся в себе словно обиженный мальчик. Тут, в гостях, он чувствовал себя не в своей тарелке, да и от города далеко. Ему если что, не удрать сразу, на ненадежном драндулете то…

— А машина чья? — вспомнил он и поинтересовался у любимой.

Лиза смерила его осуждающим взглядом и отошла в кухню. Давид посмотрел вслед, и сквозь двери, видел он, как там Лиза принялась улыбаться своей свекрови, гладить ее по плечу, обнимая.

***

Свекр Лизы устроил Давиду настоящий допрос, сколько лет, где живешь, с кем живешь, кем работаешь, как и где с Лизой познакомились.

Давид еле уворачивался от неудобных вопросов.

Он сразу понял, что его родня Лизы «не приняла». И не примет конечно же никогда.

«Да и фиг с ними», — мысленно кипятился он, -«В конце-концов, именно Лизе решать, продолжать ли нам отношения, а не этим старикам!»

— Пошли поговорим во двор, — похлопал его по плечу «свекр».

Вышли. Как и ожидал Давид, хозяин дома «завел песнь»:

— Послушай, Давид, я вокруг да около не буду ходить и скажу прямо. Лиза мне как родная дочь, а за внука вообще горло перегрызу, если обидишь. Но это мелочи. Квартира, в которой Лиза с Витей живут, моя. Это я ее купил, прописан только внук, Витька. Покупал квартиру покойному сыну, но вот так получилось, пока в ней живет Лиза. Как видишь, у меня второй сын есть, ему двадцать три. Пора выпускать его во взрослую жизнь, для этого я отдам ему квартиру.

А вы с Лизой планируйте уходить на свое жилье. Я так понял, что у тебя собственной жилплощади нет. Главное, что меня интересует сейчас: ты возьмешь ипотеку, чтобы привести туда будущую жену и Витю? Давай так: как только покажешь мне ключи от своей квартиры, я дам добро на вашу свадьбу с Лизой.

Давид сразу же потерял интерес ко всему. И к Лизе, и к знакомству, и к планам на совместное с Лизой будущее.

— А вот эту машину купил мой сын, Влад, — указал на автомобиль, красующийся во дворе свекр Лизы. — Я предлагал Лизе, мол учись на водителя, получай права. Не хочет. К чему это я говорю? К тому чтобы ты понимал, какие доходы должны быть у нового жениха Лизы. Я ж не дурак, понимаю что Лиза молода и красива. И как человек, заменивший ей отца, я выдам ее замуж только в хорошие руки.

Давид выслушал все и фыркнул:

— Вас послушаешь, так прямо идиллия у вас тут. Все друг друга любите. А я значит, человек пришлый, лишний.

Хозяин дома посмотрел на жениха невестки и желваками поиграл на лице сердито:

— Я болтунов не люблю. Не хочу лишних слов, по существу говори: что там по поводу ипотеки?

Давид рукой махнул:

— То есть это я должен думать о том, где будет жить ваш внук, весело. Лизе будет интересно узнать об этом.

«Свекр» усмехнулся:

— Лиза девочка очень хорошая, удивишься наверное, но она не меркантильная. Ее мало заботят вопросы о наследстве. Например, она с легкостью отказалась от машины, подарив ее Сашке, брату мужа… Сразу сказала, что не будет претендовать на квартиру, которую я дарил сыну. Она золото, а не девушка. Таких еще поискать на свете.

От услышанного Давида затрясло нервной дрожью. Захотелось плюнуть на все и уехать. «Да какое золото, она просто дура! Отказываться от наследства, совсем блаженная! Она даже рта мне не дала раскрыть в их сторону, это ж как дальше жить? Плясать под их дудку? Да я теперь даже смотреть на вашу Лизку не смогу, о какой женитьбе может идти речь?! Разбазарила все и собралась сесть мне на шею? Ну уж нет, ищите другого дуралея!»

Давид спрыгнул с крыльца и пошел к воротам, смачно сплюнув напоследок: тьфу нас вас, семейка!

***

Лиза с грустью посмотрела в окно на уезжающую «ниву» и жениха в ней.

— Кажется, я в нем ошиблась, — повесила она голову.

Свекр, бывший свекр (ну не бывает в такой ситуации бывших), прижал ее к себе с отеческой заботой.

— Милая. Да столько их на свете, аферистов, желающих выгодно жениться. Может быть, не нужно тебе никого искать? Ведь у тебя есть мы. А если нужно что, дак говори, Сашка мигом прибежит.

— А хочешь дак, оставайся у нас, — подошла и свекровь, обняла невестку Лизу тоже. — Дался тебе этот город.

Свекр со свекровью переглянулись довольно. И витали в воздухе их мысли о том, что никому они не отдадут свою любимую невестку. Разве что, только Сашке, второму сыну… А чего свекр наговорил лишнего, небылиц этому щеглу, Давиду, так и пусть.

Все равно для Лизы только они, свекры, на первом месте. Только их она слушает…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:47 | 0,320sec