Женские штучки

–Сашка! Давай, кубышку открывай! – Варвара стучала пальцами по столу, как бы намекая, что дело срочное.

Дочь, Даша, стояла чуть в сторонке, смиренно склонив голову и опустив плечи, ждала, как разрешится щекотливый вопрос с деньгами…

– А чего сразу я? – Александр, шлепнув резинкой от тренировочных штанов, что пузырями лоснились на коленках, выглянул из ванной.

– А ничего, на рынок с Дашкой поедем, к празднику наряды покупать.

 

 

Даша мечтательно улыбнулась. Забрезжил свет в конце тоннеля: а ну как мать купит ей новое платье, джинсы бы еще, как у девчонок в классе, ну, кроссовки…

– К празднику? – Саша поднял глаза к потолку, календаря там не нашел и опять уставился на жену. – День Рождения?

Эта мысль немного пугала, потому как подарка у Александра для жены не было… И вообще, когда у нее сей праздник, он забыл.

– Ты совсем что ли? Саша, Восьмое марта скоро!

–Ах, это… Да ну, придумали тоже…

–Ну, па… – протянула Дашка, но от Сашиного «цыц», снова сникла.

– Вы еще День металлурга отметьте! – Шурик опять скрылся в ванной. На душе стало неспокойно, бередило ее, бедную, с утра не пившую, не евшую, томило одно обстоятельство – деньги–то были, а теперь нет. Сашка еще позавчера занял другу Коле энную сумму. Тот собирался купить своей Маньке миксер, просил помочь…

А ведь Варвара так просто от него не отстанет! Вытрясет всю душу, но узнает, куда дел деньги…

С Николаем и его женой Марией Варвара не общалась уже давно, еще со времен их совместного проживания в коммуналке. Тогда Манька, по глупости ли, по незнанию ли, спалила на плите Варину сковороду. Ну, как спалила – поставила картошку жариться, схватив первую попавшуюся емкость, спешила, видимо, и ушла в комнату. А там Николай новый карниз приделывал. Ну, Маша помогать кинулась. А уж как с кухни дымок пошел, тогда и хватились…

Пострадавшей новую сковороду, конечно, купили, но Варька все равно обиду затаила. Уж такая она женщина…

– Ну, что там с финансами? У нас автобус отходит через двадцать минут! – прикрикнула Варвара.

Александр вытер лицо полотенцем, вздохнул, глядя на себя в зеркало. Да… Потрепала его жизнь, что уж тут говорить, жизнь семейная, сложная. Вспомнились слова соседа, Панкрата, мужчины, молчаливого, внутрь себя смотрящего:

– Не женись никогда, Сашка! Только во вред себе сделаешь…

Не послушал его Александр и сделал, теперь каждый день как на пороховой бочке — то ли пригреют, то ли выругают… Эх, Варя, Варя, тонкая тростиночка… Ведь была худенькая-худенькая, трепетная вся, робкая… А потом заматерела, возмужала на своей работе… Сашка уж вроде и побаиваться жену стал…

И вот теперь надо как-то выкручиваться.

–Варька, я сейчас, мне там надо! – поправив носки и проведя рукой по ежику на голове (Варенька вчера постригла мужа, он–то просил «девяточкой», а она, злыдня, «тройкой» хватила, все кудри смяла. Теперь голова, круглая, с маленькой родинкой на макушке, светила розовой лампочкой, чуть припорошенной Сашкиным пушком…).

– Чего тебе опять надо! Куда? Не пущу! С утра уже к Кольке своему надумал! – Варвара с быстротой пантеры метнулась к входной двери, раскинула руки, став похожей на летучую мышь с когтями яркого алого цвета. – Деньги давай, те, что откладывали. Это будет твой подарок мне на Женский день.

– И мне! – пискнула Дашка, потом прикусила губу, отвернулась, подковыривая краску на дверном косяке.

– Ладно, много не дам. Не такой уж это и праздник! – вздохнул Сашка. – И мне трусы посмотри, кстати! Сколько обещаешь, никак не купишь!

— Нет уж, Сашенька! — Варвара выглядела воинственно. — Сегодня наш день, а с твоими панталонами мы уж потом разберемся! И вообще, ваш праздник уже прошел, раньше надо было просить!

Александр вздохнул и вынул из кармана куртки полученную вчера зарплату. Коля обещал вернуть деньги сегодня вечером, авось, проживут!..

Жена выхватила из Сашиных рук купюры, быстро сунула их в кошелек и велела дочери одеваться…

… Варвара, поправив выбившуюся из–под меховой шапки ярко–рыжую прядь, царственно вышагивала между торговыми рядами, щупала, гладила, мяла и дергала, проверяя качество товара.

В шапке было очень жарко, шутка ли, ноль градусов на дворе, но головной убор нужен был для солидности. «Чтоб всякую ерунду хорошим людям не предлагали!» – говорила она.

– Да сними ты это свое птичье гнездо! Хватит еще удар, возись потом с тобой! – Дарья таскалась за матерью, с грустью посматривая на ярко–салатовые, с надписями, кофточки, разодранные на коленках джинсы и кожанки с тяжелыми серебристыми пряжками.

– Ничего ты не понимаешь, доча! – Варя махнула рукой. – Вот идешь ты, коцая–коцая, тебе и подсунут синтетику, последнюю–распоследнюю. Потому что видно по нам, что мы обычные нищебродки.

–А мы необычные на самом деле? – покосилась на Варвару Дашка. – Мы особенные? Это они наши колготки не видели пока…

– Замолчи! – зашипела Варвара. – Я же для тебя стараюсь! Мы обе необычные! Мы королевы, надо вести себя соответствующе!

– Ага… – девчонка поджала губы…

–Так, Сашке трусы надо! – Варин взгляд упал на очередной прилавок с полосатым мужским исподним. мысли сами заползали в голову, ни о том мысли, ни о себе…

– Берите! Хорошие, смоленский трикотаж. Вам какого размера? – продавец стала трясти товаром. – Крупненький мальчик у вас?

Варя презрительно скривилась.

– Да наш мальчик такие не носит! – осадила она женщину. – И дорого у вас, а сплошная синтетика!

– Какая синтетика! – продавец усмехнулась. – Хлопок! Чистый!

Варя еще повертела в руках полосатые обновки, задумалась, потом моргнула.

– Нет, ну это мы потом! – наконец, повернулась женщина к грустной Даше. – Сначала наши подарки. И чего это я…

– Мам! А можно я померяю эту кофту? – девчонка ухватилась за тонкую, полупрозрачную тряпочку, что висела на крючке в соседней палатке. – Смотри, какая хорошенькая!

Хозяйка товара тут же подскочила, суетливо осмотрела покупательницу.

–Какой размер, девочки, интересует? Проходите, у нас много всего!

Даша уже занесла ногу, чтобы зайти внутрь контейнера. Там, в уголке блестела стразиками блузочка, ну, очень симпатичная, ее можно надеть и в гости к подружкам, и на дискотеку…

– Даша, стой! Ну, куда тебя несет! Ты, что, не видишь, это же дешевка! Тряпка как тряпка, не позорься! – Варвара дернула дочь за куртку. – Не надо тебе такого! Дашенька, ты пойми! Мы сейчас с тобой как саперы. Нужно перерезать тот самый проводок, не перепутать. денег мало, товара много, надо выбирать. Купишь не тот — всё, считай, праздник испорчен. Хорошенько подумай, Дашка!

– А мне нравится, мама! Я хочу такую кофту на Восьмое марта! Папа сказал, что я могу купить все, что сама захочу! Это не твой подарок, а его, так что…

– Так что ты сейчас отправишься домой! Поговори еще у меня! Ишь, женщина нашлась, праздник у нее! – Варя, как обычно, уперла руки в бока, забыв и о солидности, и о меховой шапке. – Нос не дорос. Слушай мать, мать плохого не посоветует! Я сама решу, что и как тебе надо.

– Но, мама!… – Даша, пунцовая, с полыхающими ушами, чувствовала, как на них все смотрят – и полная женщина, что продавала фарфоровые статуэтки, и похожий на палочника мужчина, сметающий снежинки с сапог и ботинок, черными галками рассевшимися по полкам в его контейнере, и черноволосый, со страстным взглядом парень, примеряющий в соседней палатке ремень.

– Пойдем, мама! Ну, пожалуйста, пойдем! – девушка потянула мать за рукав. – Вон там платье, тебе очень пойдет!

– Где? Где платье? Не вижу, из чего оно? Синтетика? Если да, то я не надену!

Даша уверенно шла вперед, ища глазами то, что могло привлечь мать – поярче, поблестящее.

– Вот! Смотри!

Женщина остановилась и взглянула туда, куда указывала Даша.

Всё в серебряных чешуйках, в блестках и с глубоким вырезом на спине, платье действительно, как выразилась потом Варина подруга, было «отпадным». Длина в пол, силуэт «Русалка», открытые плечи. В таком только по подиуму вышагивать или «Оскары» получать!

Покупательница, почесав мех вместо своей головы и отдышавшись после гонки за дочерью, как будто вскользь осмотрела товар сначала сверху вниз, потом снизу вверх…

А дальше представила, как она, Варвара, сидит в таком платье на своей кухне, ждет Сашу. Тот врывается в квартиру с букетом алых роз, замирает на месте, и сраженный наповал Вариной, красотой, сраженный, падает к ее ногам…

– Ну… – Варвара делала вид, что товар совсем ей не интересен. –Ну…

– Вах, какая красавица! – навстречу Даше с матерью вышел улыбающийся продавец, Ашот. – Платье прямо на вас сшито, заходите, померяйте! Не пожалеете!

Пока Варвара ломалась, Ашот окинул ее цепким взглядом, заметил всё – и шапку, и облезлый маникюр, и стоптанные сапоги. Потом кивнул Дарье. Та только пожала плечами и отвернулась.

– Товар ну очень дорогой! Турецкие модели, только недавно привезли! Это платье называется «Серебристая лань», – тут он пропустил между пальцами мягкую ткань наряда. – Вы будете неотразимы! Ваши глаза!… О, боже, какие глаза!

Варька зарделась, кокетливо поведя плечиком.

– Это два озера! Ваш муж целован богами, раз они послали ему такую красоту!

Ашот распинался, сверкая белыми зубами, расхваливал одежду, фигуру покупательницы, весь женский род.

Варвара млела. Ей стало жарко, даже пришлось стянуть с головы мохнатое гнездо.

Крашеные волосенки, прилипшие ко лбу, затейливо выскочили наружу, растопырились. Макушке стало прохладно.

– Я, пожалуй, померяю.

– Какой размер, дорогая моя? – Ашот смерил Варвару взглядом, порылся в сумке–бауле и вытянул оттуда упаковку и протянул женщине.

–Там ширма есть, пойдите, потом покажитесь! Дочка–красавица, может, и тебе что подберем? – он подмигнул Даше.

– Мам! – девушка зашептала матери на ухо. – Дай денег, я пойду пока, себе что–то подберу.

− Удумала! Стой и смотри, как мне по спинке сядет! Я ж себя там не вижу!

А «там» у Варвары было объемно…

− Да на тебя только парашют «сядет»! – прошептала Даша и топнула ногой.

− Чего ты там сказала? — Варвара высунулась из-за шторки, стыдливо прикрываясь и посматривая на Ашота. Тот демонстративно отвернулся.

− Говорю, что на тебя всё хорошо сядет!

− А! А то мне показалось…

Варя возилась, вжикая молнией пальто. Потом что-то упало – Варвара уронила обогреватель, задев его ногой.

− Мама, ты там жива? – Даша, поджав губы, следила за тем, как в контейнере напротив девчонка, ее ровесница, примеряет короткую, ярко-оранжевую курточку. Та ей очень шла, девочка сияла от счастья, а отец уже вынул кошелек и платил за покупку…

− Эх… — подумала Даша. – Вырасту, буду себе всё-всё покупать! Сама выбирать и покупать! Целый шкаф одежды будет!

О том, как на всё это заработать, Даша думать пока не стала…

… − Ну? Что скажешь? – Варя, надев «дежурные» шлепанцы, вышла на свет.

Силуэт «Русалка» ей явно не шел, Даша закатила глаза, пожалев, что сама привела мать сюда.

− Ах! Прекрасно! Это великолепно! – Ашот всплескивал руками. – Вам очень идет! Может, на размер поменьше?

Даша смотрела на маму. Та вдруг как будто превратилась в ребенка, маленького, трепетного, с надеждой смотрящего на свою подружку. Вот сейчас Дашенька скажет, что всё хорошо, что платье ей очень идет, и его нужно купить!

Даша прямо слышала мысленные мольбы Варвары…

Дарья с матерью обошли уже весь рынок, мама перемерила, кажется, тысячу платьев – ничего не подходило… А все, что подходило Даше, не покупали, потому что дорого. И этот круг было не разорвать…

Даша поколебалась. Да ну всё это! Раз ей, Дашке, нельзя себе ничего выбрать, значит, и мать пусть пострадает! Врать плохо, так учил ее папка.

− Куда меньше-то размер! Мама, снимай немедленно! Это кошмар! – выпалила девочка.

− Чего? Плохо мне, да? – расстроилась Варвара, прямо вся сникла. – А по спинке? Может, просто я вот так поправлю, встану поровнее…

Варвара передернула плечами, переступила с ноги на ногу.

− И по спинке! – рыкнула замерзающая девочка. − Снимай, не позорься!

− Ты ничего не понимаешь, девочка! – Ашот разозлился на Дашу. – Твоя мать – молодая, красивая женщина, ее фигура… Ее фигура…

Мужчина подбирал слова, но никак не мог сообразить.

− Афродита! – наконец, заключил Ашот. – Мадонна!

− Кошмар!… – по лицу матери Даша поняла, что та клюнула на комплименты и готова купить злосчастное платье. А стоило оно дорого…

− Мама! Пойдем отсюда. Мы попозже зайдем, вот походим еще и зайдем! – девочка смело глядела на сердитого продавца. – Одевайся!

Варвара, попыхтев и обиженно поджав губы, задернула шторку.

− Вот, как всегда! − шептала она. – Хоть раз в жизни хочется стать красивой, ну, вот хоть на столечко! – тут она ткнула вперед собранные щепоткой пальцы. – Нет! Всё им не так! Просто ты, Дашка, мне завидуешь! Точно!

Как когда-то Варя завидовала матери, злилась на нее, а та покупала себе обновки…

… Маленькая Варя стояла посреди комнаты, пока ее мама вертелась перед зеркалом. Красное, с юбкой-солнцем, платье сшила ей знакомая, брала дорого, шила медленно, но Варина мама всегда заказывала только у нее, уж очень красиво ложились наряды по фигуре.

А Варе тоже хотелось наряды, но ей не шили, денег не было, да и на ребенка шить портниха отказывалась.

− Ну, Варвара! Как тебе? – мать, сутулая, с отекшими ногами, повернулась к дочери. – Красиво?

Варя уныло рассматривала ноги-подпорки, чуть горбатую материну спину, дряблую кожу на руках… Всё совсем не так, как показывают по телевизору и рисуют в книжках… Мама тогда замерла, ждала восхищения от дочери…

И что вот теперь делать? Соврать, сказать, что ты, мама, красивая, что платье тебе очень идет, или ответить, как есть – длина не та, вырез не тот, цвет подчеркивает воспаленные, постоянно недосыпающие глаза…

Тогда Варя соврала. Маме было приятно, она улыбнулась. Потом, по дороге домой, мать купила Варьке леденцы и красивую записную книжку…

То платье мама не надевала никогда. Пришла домой, посмотрела на себя в зеркало, заметила, как покачал головой муж, и убрала обновку в шкаф. Из того красного платья Варе потом все же сшили юбочку, года через два…

…Варвара никак не могла натянуть сапог, молнию заедало.

— Наверное Дашка сейчас не соврала, сразу всё сказала… Или соврала, чтобы обидеть?… — мысли крутились в голове надоедливыми мошками…

− Ну, красавица! Берёте? Нет, так уходите, вы мне торговлю срываете! – Ашот разозлился.

— Дашенька, может, возьмем? – Варвара несмело улыбнулась. – Ну, красивое же…

− Мам, ты как маленькая! Не идет оно тебе. Давай, домой пора! – ответила Даша.

− Так не купили же ничего… Как же домой…- Варя вздохнула, выпорхнув из-за шторы.

− Извините, до свидания…

Ашот обиженно выхватил из рук Вари платье, аккуратно свернул его и положил в пакет.

Даша внимательно следила за тем, как исчезает в прозрачной упаковке серебряное чудо. Плевать на джинсы, на куртки и кофты! Платье было всё же обалденным…

… Меховая шапка безвольно торчит из пакета, впереди шагает Дашка, за ней, провожаемая взглядами продавцов, Варвара. Обе грустные, впереди праздник, Женский день, а ничего так и не купили…

− Мам, давай, что ли, отцу трусов купим… — вздохнула Дарья. – Раз уж так все вышло… Всё равно приехали сюда…

− Смоленский трикотаж? — уточнила Варя. – Полосатые?

− Ну, да. Давай, а?..

Варвара кивнула, глазки снова заблестели – ведь можно выбрать расцветку, размер, поторговаться, потом сделать вид, то уходишь, чтобы совсем снизили цену… Интерес немного возрос…

Варя и Даша провели на рынке еще часа полтора, продавцы удивленно смотрели на двух быстро шагающих по рядам покупательниц. Те рыскали глазами по сторонам, что-то обсуждали, поддакивали друг другу.

— Ты думаешь? А, может, двадцать взять? Мало ли…

-Нет, мам. Десяти хватит. Теперь туда! – Даша схватила маму под локоть и потащила к другим товарам…

— Иду Даш, иду. Не тяни, устала я…

-Всё? Ничего не забыли? – Даша доедала пирожок с картошкой и прихлебывала чай из пластикового стаканчика.

− Нет, не всё! – Варвара вдруг вся как будто загорелась изнутри от какой-то шальной идеи. – Сходим еще туда, надо посмотреть!

− Что?

− Потом, Даша скорее, автобус у нас через полчаса!..

… − Ну? Как? – Саша стоял и смотрел, как Даша с Варварой втаскивают в прихожую пакеты, расставляют их у стеночки, довольно улыбаясь.− Опять тряпок накупили? Куда?!

− Ничего ты не понимаешь, Саша! — Варя сняла пальто. – Женщина, Саша, она хранительница домашнего очага. Дом она бережет и украшает.

− И…? – растерялся Александр.

− И вот – шторы новые, завтра повесишь, вот скатерть, вот полотенца, салфеточки с розочками, такие хорошенькие, мы взяли десять штук. Вот подставочки под горячее, вот под холодное, вот…

− Варя! Ты же платье хотела! Платье где?! Куда нам десять салфеток? Куда эти дурацкие подставки с ангелочками?! У нас однокомнатная квартира с плюгавой кухней, зачем вы всё это притащили?!

Голова у Саши начала кружиться, заныло в животе, стало муторно и беспокойно.

− Не шуми! Вот и тебе подарок! – Варвара сунула мужу в руки черный пакет с надписью «Спасибо за покупку!».

Развернул, приложил к себе… Вроде его размер… А на ощупь – мягонькие, приятные, хлопок… Ну, Варька, молодец! Угодила!

− Это что же, девоньки… Вы мне на свой праздник труселя купили? Ну, а как же… Мы же договаривались, что я деньгами вам…

− Да ладно, Сашок, уж был бы праздник какой… А то… — Варвара махнула рукой. — Ну, что, до этого дня ты нас не любил, что ли, больше всех? Не женщины мы, что ли, были? Как были, так ими и остаемся. Ты вот пылесос почистил, постричь себя разрешил, помогаешь мне, картошки два мешка притащил! Я же вижу, что и так любишь, и без платьев этих!

Сашка неуверенно кивнул.

− Считай, поздравил. Главное, Сашуль, деньги твои мы потратили. Всё! Женский день шагает по стране!

И Варвара прошлепала босиком в комнату, напевая: « Сильная, смелая, как лебедь белая…»

− Даш, ну, а тебе-то что купили? – отец взглянул на маячившую в коридоре дочку. – Купили или нет? А то трусы, салфетки… Мать совсем тебя загнобила, да?

− Ты что, папка! Купили, купили! Сейчас покажу!

− Джинсы? – оживился Саша.

− Да ну их, джинсы эти! Мне Анька потом даст поносить, если что

Аня была двоюродной сестрой Дарьи; девочки-погодки часто менялись одеждой…

Даша зашуршала пакетами. «Серебряная лань» сверкнула в её руках, мягко ложась на пол складками юбки, по потолку заплясали искорки, а Даша, счастливая, приплясывая, побежала в комнату.

-Я сейчас надену, я покажу! Подожди, папка!

Саша прошел в комнату и, сев рядом с женой, сглотнул.

− Дорогое? – тихо спросил он.

− Что?

− Платье дорогое? – уточнил он.

− А… Неважно. В гардеробе каждой женщины, Сашенька, должно быть нарядное платье!– отмахнулась Варвара. – Ты услышал меня, Саша? Каждой женщины! На моё денег уже не хватило, так что ты знаешь, что подарить мне на День Рождения!

Варя довольно улыбалась, глядя, как Даша вертится в новом платье. Дочка счастлива, она теперь принцесса, юная, беззаботная, а королевам можно и подождать, их верноподданные уже работают над решением всех щекотливых вопросов!

Варвара положила руку на плечо мужа, пока тот прищурившись, считал нули на ценнике от Дашиной обновки…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:47 | 0,334sec