Жена, которая тихо ушла

Николай проснулся счастливым. Судя по освещению комнаты, солнце было уже высоко, значит выспался.

Мысли дали сигнал телу, он от души потянулся, издав стон удовольствия, и собрался привычным жестом обнять супругу, которая в субботу всегда просыпалась позже, но рука провалилась в пустоту.

Рядом не просто не было тела. На второй половине кровати одеяло было аккуратно сложено.

— Оп-па… — озадаченно изрек отец семейства. Вчера теща как всегда забрала сына на дачу, но утро выходного дня почти пятнадцатилетнего брака начиналось нестандартно.

— Натусик! — Тишина…

— Наташка? – Ничего не изменилось, только мотоцикл пробурчал что-то, проезжая мимо окна.

— Наташ, ты где? – уже серьезнее поинтересовался у пустой квартиры Николай.

Вряд ли супруга затеяла с утра прятки, надо было вставать и вникать в ситуацию.

Ноги совершили несколько нелепых движений и все-таки нашли тапочки. Правда перепутали правый с левым, что было очень неприятно и не сулило ничего хорошего.

Поменяв тапочки местами, Коля-таки встал и позевывая прошаркал до кухни – наиболее частого гнездовья жены.

Отсутствие приятных запахов субботнего завтрака вместе с супругой, придало лицу выражение, какое могло быть у Шерлока Холмса в моменты глубокой задумчивости. Это было настолько необычно, что никаких мыслей ни в голове, ни где-то еще не появлялось.

Вдруг, краем левого глаза он заметил белый листок на неприятно пустом кухонном столе.

Николай зачем-то оглянулся, как будто за ним мог кто-то подглядывать, и почувствовал, как холодный таракан быстро сполз от затылка до копчика.

Эти древние животные часто посещают тех, у кого рыльце в пушку, а у Коли с его второй жизнью, пятачок был довольно волосат.

Точно не летящей походкой, а скорее замедленной, дошаркал до стола, и увидел неровно вырванный тетрадный листок в клеточку с одним словом – УШЛА…

Холодные тараканы массово мигрировали по тому же маршруту, а Николай панически пытался вспомнить разговор с супругой накануне вечером.

Ну как разговор… Скорее монолог жены. Уже Давно Коля выработал иммунитет от Наташиной болтовни, погружаясь в собственные мысли, когда она начинала вещать.

 

Был крайне доволен этим навыком, считая его удобным для обоих. И супруга выговорится, и у него уши не завянут. А если что-то важное, то она потом обязательно повторит, и не один раз.

Но последний год сильно рисковал, имея в отдушинах необузданную Леночку, отличавшуюся от изученной вдоль и поперек супруги, как новые земли от старого света.

Вполне мог, не слушая жену, пропустить оповещение, что она прознала о шалостях. И упустить момент, когда нужно срочно включать успокаивающее вранье.

В попытках вспомнить о чем вчера вечером жужжала жена, Николай тер виски, чесал затылок и мял подбородок, что помогло восстановить в памяти слова «уеду», «не звони», и свой ответ «Да» на вопрос слушает ли он ее.

Похоже, действительно пропустил нужный момент.

Как трудно жить…

И так приходится напрягаться, чтобы случайно не назвать супругу именем любовницы, контролировать телефон на предмет компромата, успокаивать Ленкины ревнивые вспышки обещаниями развестись, а тут еще Наташка сотворила непонятно чего.

Звонить что-то не хочется, пока нет ясности в причине и направлении ухода.

Еще раз взглянул на листок. Никогда в жизни она не оставляла записки.

Так… УШЛА написано большими буквами, значит не тихо вышла, мол, спи дорогой, ушла, но скоро вернусь, а громко: УШЛА, открыв дверь с ноги.

Холодильник о чем говорит? Посылает куда подальше отсутствием готовой еды.

Ага, после «УШЛА» стоят еще три точки… Все плохо, значит не просто громко, а нецензурно, с гордо поднятой головой и победно виляя бедрами.

 

А может она к теще на дачу помогать поехала? Точно!

— Здравствуйте, Мария Леонидовна! Как ваши дела, как здоровье? Давно не виделись.

— И тебе здравствуй, зятек. Чую искренний интерес к моей жизни и здоровью, аж страшно стало. Случилось чего?

— Нет, все хорошо. Хотел узнать, Наташа доехала? А то телефон недоступен.

— Куда доехала? Ко мне она не собиралась. Ну вот, жену потерял, а говоришь все хорошо. Сразу неладное заподозрила, как про здоровье спросил. Натворил чего?

— Да ничего не натворил! Мне показалось, что она к вам собиралась на выходные.

— Смотри, Николай, она птица гордая, но тебе виднее натворил или нет.

Вредная теща, все время цепляется, с первого дня недолюбливает. А Наташка действительно такая – гордая и живая. В свои тридцать пять многим студенткам фору даст внешностью и темпераментом.

Надо позвонить. Будет что будет.

И правда недоступна… Даже не наврал теще.

Черт! А может Ленка свои угрозы в жизнь воплотила? Иногда пугала, что Наташе сама все расскажет, если он не поторопится развестись.

А Наташа гордая… Так и ушла бы без истерик по-тихому.

Время близилось к вечеру, бутербродный день подходил к концу, а новостей никаких не было.

 

Телефон упрямо твердил про недоступного абонента. Подруга жены, если что-то и знала, то не сказала.

Пора было проверить неприятную теорию…

— Ленусик, привет. Не обижайся на вопрос. Ты моей жене ничего про нас случайно не рассказывала?

Окончание следует.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:57 | 0,130sec