Я позвоню тебе завтра

Олег лежал на спине. На его плече, в ямке под ключицей пристроилась голова Марты. Одну ногу она закинула на него, ладошку прижала к груди прямо над сердцем. Он прислушивался к её ровному дыханию, млея от счастья. «Вот так бы лежать всю жизнь…» — подумал Олег и прикрыл глаза.

Он вздрогнул, словно кто-то толкнул его в бок, и проснулся. Рядом зашевелилась Марта.

— Что, уже пора? — пробубнила она сонно.

Олег не мог видеть с дивана окно, но потому, как в комнате стало темно, понял, что уже вечер, давно пора покидать их временное гнёздышко. А так не хотелось…

 

 

Они встретились слишком поздно, когда оба уже связаны долгом и обязательствами перед семьёй и детьми. Жили от встречи до встречи, в томительном ожидании этих сладких часов вдвоём. Олег непроизвольно вздохнул, и Марта приподняла голову.

— Уже совсем темно! – воскликнула она, мгновенно проснувшись, и вскочила с кровати.
В том месте груди, где только что лежала её ладошка, стало холодно. Она была рядом, здесь, а сердце Олега уже ныло от тоски и одиночества.

— Вставай, нам ещё ехать. Что я скажу мужу?

— Правду. – Олег откинул простынь и тоже встал.

Они торопливо одевались, не глядя друг на друга. Ему было всё равно, что ждёт его дома. Давно ко всему готов. Надоело врать и прятаться. А она нервничала и раздражалась, что так некстати заснули, бестолково потратили драгоценное время.

— Скажешь, что зашла в магазин, встретила подругу, давно не виделись, заболтались, — подкинул мысль Олег.

— Он всех моих подруг знает. Может и позвонить. — Марта упорно не смотрела на Олега.

— Выдумай кого-нибудь из прошлой жизни, школы, института. Не подругу, так, старую знакомую.

— А что ты скажешь своей жене? – Марта перестала застёгивать пуговицы блузки и уставилась на Олега.

Он подошёл к ней, обнял, заглянула в глаза.

— Она давно меня не спрашивает, догадывается. – Олег стал целовать Марту, и она расслабилась, обмякла в его руках.
Темнота сгущалась, обволакивала их невидимым покрывалом, словно не хотела отпускать.

Марта легонько, но настойчиво оттолкнула Олега.

— Мы так никогда не уйдём отсюда, — она стала торопливо застёгивать блузку.

Олег хотел что-то сказать, успокоить её. Сотни раз предлагал всё рассказать мужу, жене, вырваться из замкнутого круга лжи. Но дети… Он обожал свою десятилетнюю Машку, а Марта беспокоилась о своём двенадцатилетнем сыне.

Когда начали встречаться, думал, что переспят пару раз и расстанутся, но всё оказалось сложнее, серьёзнее. Он готов был пожертвовать ради неё всем, но готова ли она? Марта уходила от ответа, тянула, просила не торопить её. Олег снова вздохнул.

— Ну не злись, мы же договорились… — В голосе Марты послышались виноватые нотки.

— Ты спускайся в машину, ключи в кармане куртки. А я уберу постель, — сказал он и принялся складывать простыни.

— Только не задерживайся, — крикнула Марта ему из прихожей.

Как быстро пролетели несколько часов. Обычно, после того, как страсть была утолена, они лежали и разговаривали, строили планы. А сегодня так некстати уснули. Осталась какая-то недосказанность, незавершённость встречи.

Тусклый свет слабой лампочки из прихожей едва освещал комнату. Хлопнула дверь. Марта ушла. Олег сложил диван, убрал в ящик под ним простыни. Хозяйка квартиры их не трогала. Олег выпрямился, оглядел комнату, не осталось ли следов их пребывания здесь. Нет, всё чисто.

В тесной прихожей он быстро оделся, достал из кармана несколько приготовленных купюр (заранее снимал в банкомате с карточки) и положил на тумбочку. Щёлкнул выключателем и вышел за дверь.

Квартиру для встреч на пару-тройку часов он снимал у одинокой пожилой женщины. Идею и саму квартиру подкинул коллега с работы, когда-то тоже пользовавшийся ею.

К назначенному времени хозяйка уходила из квартиры. Он не интересовался, куда. Ей нужны деньги, им с Мартой – место для встреч.

Можно было снимать номер в гостинице. Но, во-первых, легко нарваться на знакомых, во-вторых, не хотелось ложиться на кровать, на которой до них побывало множество других пар.

Спускаясь по лестнице, Олег встретил женщину с полными сумками в руках. Он машинально поздоровался и бочком проскользнул мимо. Она не ответила. Чувствовал, как она сверлит подозрительными взглядов его спину.

В многоэтажном доме, где он жил с женой и дочкой, все здоровались, хотя он почти никого не знал. Так принято.

А здесь с незнакомцами не здоровались. Может, потому что жильцы пятиэтажки давно друг друга знают, незнакомый человек вызывает любопытство и подозрение. Старые люди вообще подозрительны.

Олег сел в машину и посмотрел на Марту.

— Поехали?
В темноте салона он не смог разобрать выражения её лица.

— Может быть, ты прав. Поговорить, покончить с этим враньём раз и навсегда. Нам так хорошо вместе. А где мы будем жить? Ну, если вдруг решим не расставаться.

Наверное, недосказанность тоже угнетала её.

— Придумаем что-нибудь. Снимем квартиру на первое время.

— Как эту? – голос Марты дрогнул.

Он не ответил, смотрел перед собой, выезжая со двора. На окраине пробок не было, они начались ближе к центру города. Не доезжая до дома Марты, Олег остановил машину. Она подалась навстречу ему для поцелуя — последний миг близости перед расставанием.

— До вторника? – Марта отстранилась.
Её глаза поблескивали то ли от света уличных фонарей, то ли от слёз.

— Я позвоню тебе завтра, – ответил Олег.

Марта открыла дверцу и вышла из машины, пошла, не оглядываясь, исчезла в проёме между домами.

Он посидел немного, словно надеялся, что она передумает, вернётся. Потом развернул машину и поехал домой.

***

В квартире темно, лишь тонкая полоска света пробивалась из-под двери комнаты сына. Марта разделась и заглянула к Димке.

— Привет. Папа не приходил? — спросила она, подойдя к сыну и заглянув через его плечо.

— Привет, мам. Приходил, потом ушёл.

— Не сказал, куда? Когда вернётся?

— Неа, — ответил сын, не поднимая головы от тетради.

— Сейчас приготовлю ужин. – Марта вышла из комнаты.

Они познакомились на улице. Она шла из института, когда рядом остановилась машина, мужчина спросил, как найти нужный ему дом. Дом находился в глубине дворов, она не знала, как объяснить, предложила показать.

Потом он часто встречал её у входа в институт. Она садилась к нему в машину под завистливые перешёптывания и взгляды подруг.

Когда он сделал Марте предложение, мама уговаривала дочь принять его.

— Ты молодая, изменять не будет. Нужды знать не будешь. Чего ещё надо? Любовь быстрее костра угасает. Сначала любят, потом пьют, бьют, изменяют… С ним надёжно, он старше, с квартирой, машиной, не пьёт.

И она согласилась. Тогда казалось, что сможет полюбить, привыкнуть. Но не смогла. Когда узнала, что беременная, первой мыслью было сделать аборт. Потом испугалась.

— Сына родишь, век на руках носить будет. Твой муж мне операцию оплатил на глаза. Таблетки дорогие от давления и суставов покупает. Благодаря им я хожу…

Всё так. Но как жить без любви? Спокойно, сытно, а внутри пусто. Год назад Марта встретила Олега. Сердце готовое к любви сразу ответило на его чувство…

Она слышала, как хлопнула дверь, как муж раздевался в прихожей. Он вошёл на кухню и сел к столу.

— Сейчас всё будет готово, – не поворачиваясь к нему, сказала Марта.

Он не ответил. Через несколько минут, обеспокоенная его молчанием, она повернулась от плиты. Он сидел в глубокой задумчивости, уставившись в одну точку.

— У тебя всё в порядке? – спросила Марта.

Муж вздрогнул и посмотрел на неё. В глазах беспокойство и… страх? Или это ей просто показалось?

— А у тебя? – вместо ответа спросил он.

— Встретила подругу… Не подругу, так, в школе учились вместе. Заболтались, забыла о времени…

Она могла бы и промолчать, он ни о чём не спрашивал, но почему-то начала оправдываться.

— Сейчас позову Димку и будем ужинать. – Марта вышла из кухни, радуясь временной передышке. От мужа прямо исходили волны тревожности.

Ели молча.

— Что с тобой? Тебя что-то беспокоит? – не выдержала Марта.

— Теперь уже нет, — он мельком взглянул на неё и опустил глаза к тарелке.

«Теперь?» — желудок предательски сжался в комок.
Женщины всё чувствуют до того, как узнают наверняка. Марта поняла, что он всё знает, что-то сделал. Но что? Она едва успела добежать до ванной.

— Тебе плохо? – Она вздрогнула от его голоса за спиной, резко выпрямилась, вытерла рот тыльной стороной ладони.

— Съела что-то несвежее, — сказала хрипло.

Он стоял и смотрел на неё, словно ждал чего-то, словно хотел проникнуть в её голову и узнать её мысли.

— Я сейчас приду, — нарушила она тягостное молчание и отвернулась к раковине, включила воду.
Он ещё постоял немного и вышел. Марта облегчённо выдохнула. Долго полоскала рот, глядя на себя в зеркало. Ну и вид!

Она вышла и осторожного достала из сумочки мобильник, вернулась в ванную и набрала номер Олега. «Аппарат выключен или…» — сообщил бесстрастный женский голос. Марта звонила ему редко, когда он был в кругу семьи. Да и какая разница? Он сам так сказал.

Войдя в комнату, она увидела на экране телевизора искорёженную машину и номер крупным планом. Номер машины Олега, из которой она вышла чуть больше часа назад.

— … около 19 часов, на углу Учительской улицы и проспекта… столкнулись внедорожник и иномарка… — вещал диктор с экрана.

Марта как рыба хватала воздух ртом и не могла вдохнуть. Муж услышал её хрипы, оглянулся.

— Тебе плохо?

Он усадил её на диван, принёс стакан воды. Марта пила, стараясь не касаться зубами края стакана.

— Ты дрожишь. Ты заболела?

Марта покачала головой и подняла на мужа глаза, отдавая ему стакан. «Это он!» — догадалась она, снова стало нечем дышать.

— Ты чего так разволновалась? Ты его знаешь?

— Кого?

— Того, кто погиб в аварии, — сказал муж.

— Погиб? – Марта уставилась на него.

— Так сказали по телевизору, — он пожал плечами.

«Его нет?! Больше нет и никогда не будет… Зачем я тянула столько времени? Нужно было давно уйти к нему. Раньше…»

— Это ты! – она отшатнулась от мужа.

— Я, а кто же ещё? Я твой муж. Ты бредишь…

— Ты устроил аварию! Ты убил его! Тебя не было дома как раз в это время. Ненавижу тебя! Ненавижу… — Марта забилась в истерике.

— Мам! — из комнаты прибежал сын.

А Марта не могла успокоиться и всё кричала, что ненавидит мужа, что не сможет жить с ним после этого, что пойдёт в полицию…- она попыталась встать с дивана, но он толкнул её назад.

— Никуда ты не пойдёшь. Поняла? Я никого не убивал. — Он нависал над ней, большой, разгневанный, в его глазах стояла решимость и ненависть.

— Мам, пап, вы чего? – Димка смотрел то на мать, то на отца.

— Уйди в свою комнату! — рявкнул отец на сына.

— Думаешь, я не знал, что ты с ним встречаешься? Любому терпению рано или поздно приходит конец. Я не железный. Чего тебе не хватало? Тряпок? Денег?

Марта никогда не видела мужа таким.

— Хочешь уйти? Уходи. Возвращайся в свою рухлядь, откуда я тебя вытащил. Думаешь, он бы платил за престижную школу твоего сына? Ты без меня никто. Букашка. Я смирился, что ты не любишь меня. Никогда не любила. Тебе было плохо со мной? Я оплачивал лечение твоей матери, санатории. Забыла? Без всего этого она умерла бы гораздо раньше. Что молчишь? – Он наклонился к ней, его полные ненависти глаза были совсем близко, прожигали её насквозь.

«Он всё знал, следил за мной! А я думала, что ничего не замечает…» Марта чувствовала, что он готов убить её, прямо сейчас, как Олега. Она не боялась. Нечего бояться. Пусть убьёт. Без Олега она всё рано не сможет жить…

Марта приподняла голову и произнесла чётко:
— Ненавижу!

Муж отпрянул, а потом ударил её. На несколько секунд она потеряла сознание. Очнулась от крика сына. Он оттаскивал отца от Марты, повис на его руке. Тот отбросил его от себя, как котёнка.

— Не тронь его! – закричала Марта.

Новый удар в челюсть оборвал её крик…

Марта сжалась на диване, закрыла голову руками, ожидая следующего удара. Муж тяжело дышал.

— Убей меня. Я буду только рада…

Новый удар в грудь выбил из неё воздух. Она согнулась пополам, пытаясь сделать вдох.

— Мама! – Сын подбежал, обнял её, закрывая собой.
Хлопнула входная дверь, муж ушёл.

— Я испугался. Думал, он убьёт тебя.

Марта прижала сына к себе и зарыдала.

Муж вернулся, когда они уже спали. По тому, как он натыкался на мебель, она поняла, что он пьяный. Кряхтя и чертыхаясь, муж разделся и лёг на кровать. От него сильно разило алкоголем. Марта отодвинулась к самому краю.

Утром она с ужасом разглядывала себя в зеркало. Щека распухла, под глазом синяк. Никаким макияжем не замаскировать. Марта позвонила на работу и сказала, что плохо себя чувствует, отлежится несколько дней. Если что-то срочное, можно прислать документы на почту, она будет работать дома.

Муж ушёл на работу, не сказав ни слова.

Настало время принять решение. Уйти. Но куда? Олега нет. Но лучше одной, чем жизнь с нелюбимым постылым мужем. Нужно узнать, когда похороны.

— И что, ты пойдешь? Совсем совесть потеряла? Там жена, его дочь. Он погиб из-за тебя… — сказала она своему отражению в зеркале.

Сил что-то делать не было. Умереть бы сейчас. Но как же Димка?

Марта легла на диван, подтянула колени к груди. Её разбудил звонок телефона. Неужели муж решил поинтересоваться, как она себя чувствует? Вряд ли. Скорее коллеги с работы…

Она встала и вышла в прихожую. Голова раскалывалась, распухшая щека болела. Телефон валялся на тумбочке. На экране высветилось имя Олега. Его жена звонит с его телефона? Муж всё рассказал ей? С него станется.

Марта нажала на соединение.

— Марта! – раздался хорошо знакомый голос.

— Олег… — Марта сползла по стене на пол. – Ты… Живой…

— Да. Вчера в меня въехал… — звук пропал, – …обещал позвонить.

— Олег, милый, ты жив… — Марта рыдала в трубку. Потом спохватилась. — Муж знает, он нас выследил, это он устроил аварию. Не знаю как, но это он. Ты слышишь? Олег?!..

— Да, слышу.

— Я сейчас соберу вещи и уйду от него.

— Через полчаса я приеду…

Марта бросилась в комнату, начала вынимать вещи из шкафа и бросать на кровать. Чемодан… Она принесла его с лоджии и стала запихивать в него свою одежду. Дима! Она устало села рядом с чемоданом. «Нет, оставаться нельзя. Нужно поехать в школу, всё объяснить сыну…»

Марта снова вскочила на ноги и забегала по квартире. Долго не могла найти солнцезащитные очки. Они большие, на пол лица, распухшая щека не будет бросаться в глаза.

Олег ждал её возле такси у подъезда. Взял у Марты чемодан, забросил в багажник. Лицо Олега в порезах и ссадинах, он заметно прихрамывал.

— Ты как? – спросила она, еле сдерживая рыдания.

— Все хорошо. Садись, поехали отсюда.

— Нужно заехать в школу, всё объяснить Диме. Муж сказал, что ты погиб. Я поверила. Господи, ты жив… — Она всё же заплакала.

— Поговоришь с сыном, потом в гостиницу. Нужно найти квартиру. Ничего, прорвёмся…

Дима поддержал мать, но уходить от отца отказался.

— Мам не обижайся. Я буду звонить. Если я уйду с тобой, он точно будет тебя искать. Я потом, ладно?

Они жили на съёмной квартире. Жизнь наладилась, конечно, не сразу. Развод был тяжёлым. Муж не хотел делить квартиру, нанял дорогого адвоката. Но суд присудил выплатить Марте деньги – её долю квартиры.

Они с Олегом переехали в другой город. Вскоре к ним присоединился и Димка.

Марта долго не могла решиться уйти от нелюбимого мужа. Неизвестность пугала. А вдруг с Олегом ничего не получилось бы? Счастье ведь не бывает вечным. Но ни Олег, ни она никогда не пожалели об этом.

«Нелюбовь похожа на пир в холод, где много еды и есть во что одеться, но всё это тебя не касается… Ты стоишь голодный, без одежды и коченеешь, мёрзнешь, мёрзнешь…»
Анна Летвинова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.62MB | MySQL:47 | 0,076sec