Выжить

Его дома ждали. Коты и собаки не дали жене подойти к нему. Они прыгали, радовались и цеплялись за него так, будто знали, что он вернулся с того света. Вернулся, чтобы обнять их…

Зачем водили экскурсии в это зернохранилище, одному Богу известно. Но факт остаётся фактом — оно было одной из достопримечательностей. Наверное, благодаря своим размерам, которые впечатляли.

Высотой с десятиэтажный дом и протяженностью метров сто. А вместительность была такая, что количество нулей не вместилось в моей голове.

И вот человек, которого специально выделили для объяснений и демонстрации, взял в привычку водить людей, зачастую, уже пресытившихся видами, обедами и горячительными напитками, на крышу здания, откуда открывался замечательный вид.

И действительно, что ещё может заинтересовать компанию, приехавшую взглянуть на достопримечательности города и окрестностей.

Вот и эта группа туристов после сытного обеда собралась полюбоваться зимними видами, открывавшимися с высоты десятого этажа. А покушали все плотно. После чего оделись потеплее, ведь морозец был знатный. Поэтому, кожаные куртки на меху и тяжелые дублёнки присутствовали почти у всех.

Кроме одного мужчины, попавшего в эту компанию состоятельных людей не по зову сердца и интересам, а по знакомству. Его пригласил знакомый гид, у которого был недобор в группе. И последние билеты он продавал за полцены. Вот так мой герой и оказался в компании VIP отдыхающих.

Дома же у него остались коты, собаки, морская свинка и жена, с которой он собирался развестись по приезду. Не сложилось, как говорят. Да и она была не против, поскольку последние годы он просто не замечал её присутствия.

Вот он и поехал, вроде как разрядиться, подумать и решиться…

И это был первый день их путешествия. Все знакомились и слегка “накушались”, так что всем хотелось поскорее закончить эту поездку и добраться до тёплой и комфортабельной гостиницы. Может, именно поэтому никто внимательно не слушал объяснений гида, просившего идти строго посередине крыши, где были наиболее толстые металлические перекрытия. И не идти в ногу.

Люди, вывалившись из большого и комфортабельного туристического автобуса, смотрели на вечерний снег и зябко ёжились, не понимая, зачем их привезли в эту глушь, да ещё к какому-то огромному зданию.

Тяжело отдуваясь и пропуская мимо ушей объяснения гида, они поднимались на последний этаж на грузовом лифте, мечтая лишь об одном — быстрее бы закончилось всё это. Но подойти надо было к восточному крылу крыши, откуда и открывался вид на закат.

И шедшая толпа случайно, совершенно случайно, выстроилась в ряд и дружно зашагала в ногу. А опомнились только тогда, когда под ногами заскрипело, заворчало недовольно и загрохотало.

Гид отчаянно закричал и бросился назад. И люди, обезумев от страха, в едином порыве, сбившись в кучу, ломанулись вслед за ним. Это был завершающий аккорд, и крыша, тяжело вздохнув, разошлась и рухнула вниз. Вместе с почти пятью десятками людей.

Знаете, дамы и господа, что такое миллион тонн зерна, лежащие в здании высотой с десятиэтажный дом? Это почти то же самое, что и вода в аквариуме. Но там вы не удивляетесь, когда брошенный камень идёт ко дну в мгновение ока.

Вот и здесь не было ничего удивительного, когда тяжёлые опьяневшие люди стали тонуть в зерне, молотя руками, чем уменьшали свои шансы на выживание. Все они, как вы помните, были одеты в тяжелую, дорогую одежду.

Кроме этого самого мужчины, нарядившегося по-случаю в свою самую лучшую куцую и дешевенькую дутую курточку. А кроме того, он не пил. Тяжёлые мысли о разводе наполняли его голову заботами и ему было не до выпивки и веселья.

Упав в бескрайнюю реку из зерна, поглощавшую его попутчиков, как камни, он сумел трезво оценить обстановку. Вместо того, чтобы паниковать, махать руками и орать, он мгновенно снял с себя куртку и, бросив её на зерно, положил поверх неё руки.

И его падение в зерновую реку замедлилось. Не то, чтобы остановилось, нет. Просто он на время перестал тонуть. Мысли, которые пронеслись в его голове, напоминали ряд сожалений. О бессмысленно потраченных годах, о жене, которой он так и не сказал, что любит её. О странах, в которых не побывал, но так хотелось. И о его любимых животных…

Кто и как объяснит им, почему их родной папа больше не придёт? Коты и собаки так и будут сидеть перед дверями, ожидая его прихода и с надеждой вслушиваясь в звуки там, в коридоре…

И тут злость охватила его. Самая настоящая злость.

Нет, решил он, не бывать этому. Я не сдамся просто так! И не позволю бездне поглотить меня. Если уж суждено мне сгинуть, то сперва я должен сказать жене всё, что хотел. И погладить своих животных последний раз, а может, и пристроить.

И он, сняв с себя рубашку и штаны, положил их рядом с курткой, после чего избавился от тяжелых ботинок. А потом он стал кричать. Не сильно, чтобы не создавать больших звуковых колебаний. А тихонько, постепенно, усиливая звук, пока зерно под ним не начинало шевелиться.

Тогда он замолкал ненадолго и снова начинал звать на помощь. К счастью, внизу ещё работали люди. Они не услышали его крик. Но услышали грохот падающей крыши. И через полчаса на краю далёкого пола, до которого было не добраться, показались пожарные. Было темно, но его крик помог им определить его местоположение.

Они притащили длинную лестницу и страховочные пояса, а ещё через полчаса он стоял на твёрдом полу. Голый, охрипший и трясущийся от страха и холода.

Его укрыли одеялом и увезли в больницу, где, придя в себя, он первым делом позвонил жене и сказал, что давно хотел ей сделать предложение. Она, обрадовавшись тому, что он остался жив и тому, что слышит его голос, поинтересовалась, какое ещё предложение. И он ответил:

— Выходи за меня замуж.

На том краю трубки рассмеялись и, немного подумав, ответили:

— Ещё раз? Ну, что же. Я согласна.

Тогда, страшно волнуясь и радуясь, он сказал:

— Я приглашаю тебя в свадебное путешествие.

— Куда? — поинтересовалась она.

— Как куда?! — удивился он. — В Вену, мы же десять лет с тобой мечтали об этом.

Когда он приехал домой, то толпа корреспондентов внизу пыталась разорвать его на части. И у всех был один вопрос:

— Как? Ну как вы остались живы? Что помогло вам не утонуть и продержаться так долго? Ведь вы сделали практически невозможное. Никто, кроме вас, не смог спастись. Такая трагедия. Как? Как вы сумели? Один из всех.

И тогда, прежде чем войти в подъезд, он ответил:

— У меня просто не было выбора. Ведь меня дома ждут…

И дома ждали. Коты и собаки не дали жене подойти к нему. Они прыгали, радовались и цеплялись за него так, будто знали, что он вернулся с того света. Вернулся, чтобы обнять их.

 

 

А вечером, когда они с женой ужинали, а вся честная компания сидела тут же, на полу, и не сводила глаз со своего любимого папы, жена сказала ему:

— Ты знаешь, они в тот вечер словно с цепи сорвались. Орали, дрались и вообще, вели себя так, будто хотели разрушить квартиру и вырваться наружу.

— Меня хотели спасать, — сказал он и погладил хвостатых, потом посмотрел на жену и улыбнулся: — Прости меня. Я понял, каким дураком я был… Слава Богу, что у меня есть второй шанс, чтобы всё исправить и показать вам, как много вы значите для меня.

— Поживём, увидим, — ответила она и погладила его по щеке.

И они пожили… Поездили… И вообще — были счастливы.

Ведь не каждому выпадает второй шанс в жизни. Теперь они празднуют второй день рождения каждый год.

И неизменно, каждый год, котам, собакам и морской свинке, в этот день готовят праздничное угощение, хотя… Свинке-то за что? А, за компанию! Потому что, он понял главное…

Не важно, за что, а важно — от души и с любовью.

Вот так.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,087sec