Выметайтесь

— Мы семь лет на съёме жили! Думал, хоть немного сэкономить. Нет.

— Помощи от вас никакой! Только о себе и думаете.

— Мама! Ну что ты такое говоришь? — возмутилась Алла. — Разве мы тебе не помогаем?

— Хоть бы Светка быстрее замуж вышла. Вот второй зять, похоже, у меня не такой будет. А этот. Тьфу, примак!

Андрей молча поднялся и быстрым шагом вышел из квартиры. Он хлопнул дверью так, что посыпалась штукатурка, а со шкафа упала старинная шляпка. Та самая, которую мать Аллы так любила и не разрешала выбросить. Она лежала на шкафу, сверху на большой коробке. Шляпка была украшена цветами и лентами, которые со временем поблёкли и покрылись пылью. Наталья Игнатьевна давно не надевала её, но хранила в память о своей рано ушедшей подруге, которая когда-то занималась изготовлением женских шляпок на заказ и однажды на день рождения преподнесла ей этот презент.

 

 

— Моя шляпка!!! — взвизгнула Наталья Игнатьевна и кинулась поднимать с пола раритет. — Чтобы духу его здесь не было! Слышишь, Алла?! Пусть выметается! Мужлан!.. Куда ты?!

— Я ухожу вместе с ним, — тихо, но твёрдо сказала Алла. — Он мой муж. И я его люблю. И вообще-то он для нас старается, и для меня, в частности. Он хочет, чтобы я поскорее стала хозяйкой своего дома.

— Ах вот как ты заговорила?! Мать тебе не указ! Муженёк дороже стал? — Наталья Игнатьевна угрожающе нависла над Аллой, которая, сидя на полу, пыталась застегнуть большую спортивную сумку, набитую своими вещами и вещами Андрея: она твёрдо решила уйти. — Выметайся тогда и ты!

Алла вышла из подъезда и увидела мужа, который сидел на лавочке и смотрел куда-то вдаль.

— Алка, ну почему нам так не везёт с тобой, а? — не оборачиваясь, спросил он, услышав шаги жены.

Алла села рядом с Андреем и прижалась к его плечу.

— Всё наладится! Вот увидишь, — сказала она.

Эту ночь они провели на вокзале. Утром, как ни в чём не бывало, отправились на работу. Улучив минутки, Алла целый день просматривала объявления о сдаваемых квартирах. Андрей тоже. После работы они встретились и оправились смотреть квартиры.

Спустя два часа, довольные, Андрей и Алла забрали свои вещи из камеры хранения вокзала и отправились в новое жильё…

…Начиналось всё банально. Восемь лет назад Алла и Андрей встретились, полюбили друг друга, расписались. Алла, вчерашняя студентка, Андрей тоже, работали, старались и мечтали о своём жилье. Крохотная двушка, в которой ютились Андрей с родителями и старенькая слепенькая неходячая бабуля, которую забрали из деревни дохаживать, конечно же, никак не могла вместить ещё одного члена семьи в лице Аллы: и так было тесно. Кроме того была ещё сиделка, которую наняли для бабули, так как мама Андрея работала и не могла сама ухаживать. Сиделка находилась в доме круглосуточно, кроме выходных.

Молодые люди нашли очень дешевую квартиру (в ужасном состоянии) и сняли её. Потихоньку привели в порядок, благо хозяин был не против и заявлял, что квартира ему не нужна, обещал, что снимать её можно будет очень долго, главное лишь вовремя платить. Однако спустя семь лет всё же поставил Андрея и Аллу перед фактом.

— Через месяц продавать буду, — заявил арендодатель. — Деньги нужны.

— Конечно, — сказал потом Андрей Алле. — Мы из его дыры конфетку сделали. Теперь можно и продавать.

— Ещё бы годочек, — расстроено вздохнула Алла. — Мы почти накопили.

— Ничего, снимем другое жильё, — ответил Андрей. — Что теперь сокрушаться…

Снять никак не получалось, время поджимало, через неделю нужно было съезжать. За такую цену, как они снимали, вариантов совсем не было, а дороже не хотелось, ведь это мешало бы копить деньги на своё жильё. «Помог» случай. Мама Аллы позвонила и попросила помочь ей на даче в выходной.

Никогда она не просила их о помощи, и вообще общались они редко. Мама Аллы была деятельная женщина, с сильным волевым характером, любила всё жёстко контролировать или делать сама. А ещё, она неплохо зарабатывала и предпочитала нанимать кого-либо для ремонта, вспахивания земли на дачном участке, или например, для починки забора. А ещё у неё «в распоряжении» имелась младшая дочь, сестра Аллы, Светлана.

С ней они мотались на дачу до тех пор, пока не появился у дочери жених. Ехать до дачного участка было всего ничего, две остановки на электричке. И идти там было немного: пять минут от платформы — красота. А у будущего мужа Светы была машина. Тут комфорт при посещении дачи сразу прибавился. Конечно же, Роман, жених Светы, активно помогал будущей тёще. Что-то отвозил, что-то привозил. И Наталья Игнатьевна угощала его семью соленьями и вареньями в знак благодарности.

Алла же с Андреем жили далеко, с матерью общались очень редко, в основном по телефону, да и не нуждались они друг в друге. Так сложилось с детства. Алла — папина дочка, Света — мамина. А папы рано не стало. Вот и осталась Алла без любимого родителя как-то не у дел. Потом замуж вышла и съехала.

И тут внезапный звонок Натальи Игнатьевны. Оказалось, что машина у будущего зятя Романа сломалась, а ей срочно нужно было кое-что сделать. Слово за слово, выяснилось, что Алла и Андрей столкнулись с трудностями из-за съёма жилья и Наталья Игнатьевна великодушно предложила поселиться пока у неё.

— Светка-то съехала, у Ромки живёт. Скоро свадьба. А мне тут сразу скучно стало, одной-то. Так что приезжайте, живите. Вот и поможете мне заодно. Весна и лето, на даче полно работы, — заявила довольная Наталья Игнатьевна.

Так и порешили.

— Хорошо, Алла. Так мы с тобой ещё быстрее накопим. Чуточку осталось. Какие мы молодцы, даже без ипотеки обойдёмся, — улыбнулся Андрей. — Спасибо твоей маме! Поможем мы ей, конечно, не вопрос.

Оказалось, что всё не так просто. Недаром говорят: человек полагает, а Бог располагает. Внезапно Андрея на работе перевели на другой график. По состоянию здоровья уволился сотрудник и Андрею предложили занять его место, на неопределенный срок, пока не найдут нового. Работа Андрея осталась при нём, только он получил ещё и обязанности того сотрудника, плюс двенадцатичасовой рабочий день, правда работать он стал два через два. Дорога на работу из дома Натальи Игнатьевны занимала у него почти два часа. Было тяжело. Однако он взялся за это, ведь зарплата значительно выросла. Но когда-то же надо было и отдыхать! И эти два дня своих выходных он просто с ног валился от усталости. Потому с помощью Наталье Игнатьевне стало совсем напряжно.

Она поджимала губы, обижалась и выговаривала Алле.

— Только о своей работе и думает! Эгоист. Я на вас так рассчитывала! У Ромки сначала машина сломалась, а теперь и сам в больницу попал с аппендицитом, свадьбу на месяц отложили. Куда ему помогать? И всё! Выходит не на кого мне больше надеяться. Второй зять вообще ни о чём.

— Мам. Ему бы отоспаться! Куда там, на грядках возиться, он никакой от усталости!

— А я что? Ломовая лошадь, по-твоему? Светка беременна, ей нельзя напрягаться.

— Ну, я же помогаю тебе!

— Через пень-колоду! Тоже со своей работой свихнулась, мало того, что допоздна сидишь, так ещё и дома всё время что-то пиликаешь на своём ноутбуке! О матери не думает никто. Только деньги одни на уме! Как кушать овощи-фрукты свеженькие, так все первые! А как работать…

Алла молчала. Сказать матери, что они ни разу не взяли за всё время ни одной банки варенья, ни ведра огурцов? Сказать ей, что всё это вообще-то брала Светочка и семья Ромы — «золотого» будущего зятя? Сказать, что она не «пиликает» на ноутбуке, а зарабатывает деньги, чтобы побыстрее накопить на квартиру?.. А теперь они с Андреем крайние?!

Она только что открыла рот, чтобы всё это высказать матери, как открылась входная дверь, и в квартиру вошёл Андрей.

— Иди ешь, гуляш свежий сготовила, супчик сварила куриный, — сказала Алла и обняла уставшего мужа, который вернулся с работы.

Наталья Игнатьевна фыркнула. Она была крайне раздражена.

— Картошку пора сажать. В выходной надо ехать, — произнесла она, не желая заканчивать разговор.

— Я не могу. Я же работаю в этот выходной, — сказал Андрей.

— Вот! — картинно указала на зятя Наталья Игнатьевна. — О чём я тебе и говорила сейчас, Алла. Где она помощь? Где?

— Ну, я поеду с тобой, — примирительно произнесла Алла.

— Ты… Там мужские руки нужны. Кроме картошки полно дел, тьфу, да что с вами говорить!

Так и поругались в конце концов. И разъехались.

***

Вторую квартиру пришлось снимать очень дорого, ведь выбора у Аллы и Андрея не было, они фактически оказались на улице. Но справились. Ужались во всём, но накопили нужную сумму и приобрели наконец своё жильё.

Прошло два года, за время которых Алла почти что, не общалась с матерью (потому что та продолжала обижаться незнамо на что).

— Да мы с ней с детства не ладили, — рассказывала как-то Алла мужу. — Когда был жив папа, это не было заметно, а потом наша семья раскололась на «два лагеря»: я и мама со Светкой своей. Уж они прямо душа в душу. А я вечно с ней ругаюсь. Старше стала, конечно, сдерживаюсь, но, по-моему у мамы зато с возрастом испортился характер…

— Ну, тут уж ничего не поделаешь, — успокаивал её Андрей.

Однажды удивлённая Алла услышала в трубке телефона голос матери. Обычно это она звонила Наталье Игнатьевне, а тут вдруг…

— Доченька… Приболела я сильно. Простыла. Температурила долго, теперь вот совсем сил нет. Дома — шаром покати. В магазин-то не ходила. И лекарства даже не могу купить. Вышла вчера в аптеку, голова как закружилась, чуть не упала. Спасибо люди добрые помогли. Теперь боюсь. Ослабла я сильно. Врача второй раз вызвала, она таблеток гору навыписывала… Ты не могла бы приехать помочь на часок?

Конечно, Алла, бросилась на помощь. В каких бы они с ней не были натянутых отношениях, но мать, есть мать.

Пока Алла ехала в автобусе, то вдруг подумала про Светку: «Странно… А где же доча-то любимая? Не помогает…»

С сестрой они перезванивались. Тоже очень редко, по праздникам, и откровенно говоря, терпеть друг друга не могли, но продолжали вежливо поддерживать отношения. И Алла знала, что Светка вышла замуж за своего Романа, родила дочку. Теперь уж ей годик с чем-то должен быть…

Приехав к матери, она первым делом спросила про сестру. Мать замолчала, потом нехотя рассказала, что Светка, как только родила, часто привозила малышку к ней. То одно ей надо, то другое. Наталья Игнатьевна стала уставать. Хоть она и вышла недавно на пенсию, но сидеть с таким крошечным малышом было очень нелёгким делом. И дача ещё. Хотя теперь Наталья Игнатьевна наигралась в огородника и сажает в основном цветы. Все грядки перепахала. Осталась пара ягодных кустов, слива, яблоня и вишня…

— А когда я заболела, в тот день как раз она внучку привезла. Я говорю, не могу я! Знобит, температура у меня и кашель. Увози дитя, а то заразится… Она быстренько развернулась и ускакала. Даже не спросила, как я… А через неделю я попросила её зайти хлеба мне хоть купить и молока, так она заявила, что уехала. И не может, — мать подняла на Аллу мокрые от слёз глаза.

Мать лежала на кровати. Она была очень бледная. Наверное, совсем ослабла. Алле стало её жалко. А на Светку она была невероятно зла. Пока Алла бегала за продуктами, готовила и прибиралась, она всё думала о том, за что мать так любит эту Светку? Почему? И думала о том, что может теперь у матери раскроются глаза и она поймёт, что Светка всё делает только ради выгоды…

— И шляпу эту выкинь, — в сердцах сказала Наталья Игнатьевна, когда Алла протирала пыль на шкафу. — Не нужна она мне! Ничего не нужно… Живёшь-живёшь и не знаешь, что вдруг — раз! и здоровье-то делось куда-то…И на что тогда эта вся мишура?

Становилось понятно, что Наталья Игнатьевна пребывала в глубокой депрессии…

Алла ещё за неделю пару раз приезжала к ней, помогала, пока мать окончательно не поправилась.

И Светке Алла позвонила в первый же день. Та весело щебетала о том, что находится с мужем в речном круизе, на теплоходе, и всё классно! А путёвки были куплены заранее. Только жаль мать подвела, и пришлось дочку отдавать другой бабушке. Но ничего, это ненадолго, всего-то на две недели!

У Аллы просто слов не нашлось от такой наглости. Она саркастически усмехнулась и, пожелав сестре хорошего отдыха, прервала беседу.

***

— Ну как ты, мам? — Алла снова позвонила, чтобы узнать, как дела у Натальи Игнатьевны.

— Всё хорошо, дочь, я пришла в себя, бегаю, как и раньше. В аптеку и магазин сама сходила. Даже в тот, дальний магазин выбралась, ну помнишь, где мясо продают хорошее?

— Я поняла, поняла, — сказала Алла. — Ты только особо не бегай, пока ещё сил-то мало, небось.

— Да куда там! — усмехнулась Наталья Игнатьевна. — Светка опять внучку привезла. Только я поднялась, а они тут как тут. Так что бегаю! Ещё как! Ну не скажу же я им «выметайтесь!»?

Алла так и села с телефоном в руках. Перед её мысленным взором стояла разъярённая мать, которая три года назад указала ей и мужу на дверь с теми же словами.

— Пока, мам, — быстро сказала Алла и отсоединилась.

Слёзы жгли глаза. Вот как так? Светке нельзя сказать «выметайся», а ей можно? За что она так с ней? Почему?

«Эх, папа, — грустно думала Алла, — Кабы ты был жив…»

Андрей подошёл к ней, бережно вытер слёзы и обнял крепко-крепко. Он всё понимал…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.64MB | MySQL:47 | 0,078sec