Возьмите меня в жёны

Ирина выглянула в окно. Так и есть, маленький Миша одиноко сидел на лавочке, а на улице уже темнело:

— Ну, что у него за мамаша? – в сердцах проговорила женщина, сунула ноги в тапочки и вышла из квартиры.

 

 

Быстро сбежала по ступенькам. Едва открыла дверь подъезда, мальчишка вскочил с лавки и с надеждой посмотрел на неё.

— Миша, пошли ко мне! – и протянула руку.

Мальчишка радостно схватил её ладошку и пошёл рядом с тётей. Ему так хотелось, чтобы именно эта тётя была его мамой.

— Заходи! Иди, мой руки!

Тот бросился в ванную комнату. Здесь чисто, всегда есть мыло и чистое полотенце. Он умылся и расчесался, чтобы понравиться тёте Ире.

Когда зашёл на кухню на столе его ждала мятая картошка и котлета. Ребёнок с жадностью набросился на еду, а женщина смотрела на него вытирала слёзы:

«Почему так несправедлива судьба? Мне так хочется сына, а нет ни мужа, ни ребёнка. Разве я виновата, что родилась некрасивой? Зато у этой красавицы Земфиры сын всегда голодный, а она неизвестно где гуляет».

— Где твоя мама? – спросила, убирая со стола грязную тарелку.

— Вчера мама на работу ушла, — стал рассказывать мальчишка. — На улице дождик был, и я весь день сидел дома. Пришла ночью, а сегодня утром опять на работу ушла.

«Она и в такие-то дни не работает, — думала Ирина, слушая мальчишку. – Вчера суббота, сегодня воскресенье. Какая работа? Хотя у неё…»

— А я утром хлеб доел и пошёл гулять, — продолжил рассказ мальчишка. – Мне тётя, которая пирожками торгует, пирожок дала бесплатно. Вкусный!

Ирина поставила перед ним чай с молоком, дала шоколадный батончик.

«Сколько раз приходили из опеки, обещали её родительских прав лишить. Так и не лишают. Отдали бы мне Мишку. У меня квартира двухкомнатная и зарабатываю я неплохо. Да разве отдадут? Я в компьютере посмотрела, у них там с эти волокита. Может попросить у Земфиры его на неделю, у меня ведь с завтрашнего дня отпуск».

С батончиком мальчишка расправился моментально.

— Будешь мультики смотреть?

— Да, — обрадовался Миша и тут же добавил. – У нас телевизор совсем перестал показывать.

Усадила его на диван, нашла мультик по его вкусу и пошла убираться на кухне.

***

Когда вновь зашла в комнату, глаза у мальчишки слипались.

— Давай я постелю тебе. Будешь лежать и смотреть телевизор. Пока сходи в туалет и раздевайся.

Постелила ему чистую простынь. Взглянув, на вернувшегося мальчишку, схватилась за голову:

— Боже! Какой ты грязный! Пошли мыться!

Помыла, достала ему чистые трусики и маечку. Она купила их пять пар одинаковых, а также пять пар носков. Меняла, когда он приходил к ней. Его мать всё равно этого не замечала.

Одев во всё новое, налила ему стакан сока. Тот выпил. Лег на диван и вскоре уснул.

Ирина, ждала до полуночи, вдруг придёт его мамаша. Затем махнула рукой и легла спать.

***

Проснулась утром. Как хорошо, когда отпуск, не надо идти на работу. Мелькнула мысль:

«А Мише-то в садик, наверно? – и тут же её перебила другая. – А мамаша-то его где?»

Подошла к дивану. Мальчишка всё ещё спал. Пошла готовить завтрак.

***

Земфира проснулась от стука. Долго лежала с закрытыми глазами, вспоминая, где она. Затем открыла их:

«Так, я дома? Кто там стучит?»

Поплелась к двери не спрашивая открыла. Возле двери стояли её хорошо знакомые: участковый и женщина-инспектор из отдела опеки.

— Здравствуй, Земфира! – произнёс полицейский. – Опять с глубокого похмелья?

— Ну…, — промычала та, так не хотелось их видеть.

— Опять только под утро пришла?

— Ну…, — болела голова и не хотелось ни о чём думать и ни о чём вспоминать.

— Приглашай в квартиру! Поговорить надо.

— Заходите! – хозяйка повернулась и поплелась в комнату.

— Земфира, а где твой сын? — спросила инспектор.

Мамаша, покрутила головой, видно предполагая, где он может быть в её однокомнатной квартире.

— Миша, ты где? – крикнула негромко.

Вышла на балкон. Оглядела улицу. Поплелась на кухню. Налила в грязный стакан холодной воды, залпом выпила и вернулась в комнату.

— Так где твой сын? – спросил на этот раз участковый.

— Не знаю, — помотала головой мамаша.

— Когда ты его в последний раз видела?

Долго вспоминала, наконец, скорее спросила, чем вспомнила:

— Может он у Ирки, у соседки?

— Сейчас узнаю, — и участковый вышел из квартиры.

***

Когда раздался деликатный стук в дверь. Ирина с Мишей пили чай. Хозяйка сразу бросилась к двери, глянула в глазок и открыла дверь.

— Здравствуйте, Ирина Сергеевна! – произнёс участковый. – Миша у вас?

— Да. Чай на кухне пьёт. Проходите!

Он прошёл, улыбнулся мальчишке, но тот приходу этому дяде в форме не обрадовался, понимая, что его сейчас заберут отсюда, а так не хотелось уходить от тёти Иры.

— Что, Миша, пойдем к маме? – спросил участковый.

— Не хочу, — насупился мальчишка.

— Ирина Сергеевна, вы года его к себе взяли?

— Вчера вечером. Уже темнело, а он один на лавочке сидел.

— Понятно.

— Ну, что, Миша, пошли! – участковый положил руку на плечо мальчика.

***

— Вот он, мой сыночек! – радостно воскликнула Земфира, увидев вошедших. – Куда он денется?

— Земфира Кирилловна, — строго произнесла инспектор опеки. – Мы начинаем процесс по лишению вас родительских прав.

Мамашу, похоже, это особо не удивило, но она всё же спросила:

— И пособие на него мне уже платить не будут?

— Не будут. Но процесс этот долгий, у вас будет время одуматься. А пока принесите, свой паспорт и свидетельство о рождении ребёнка.

Земфира пошла искать требуемые документы. А инспектор наклонилась к мальчику и тихонько спросила:

— Миша, ты хочешь жить с мамой?

Мальчик испуганно посмотрел в сторону комнаты и помотал головой.

— А с кем ты хочешь жить?

— С тётей Ирой. Она хорошая, никогда не дерётся и у неё всегда кушать есть.

— Понятно. Но пока тебе придётся пожить с мамой.

***

Мишу забрали, настроение у Ирины ухудшилось. Тут ещё начальник с работы позвонил и попросил с завтрашнего дня выйти на работу, обещая выписать премию и перенести отпуск на любое время года по желанию. Так часто бывало, начальник знал, что она женщина безотказная, всегда выписывал ей хорошую премию. Она всегда соглашалась, всё же лучше, чем сидеть дома.

Раздался стук в дверь. Глянула в глазок. Вновь тот полицейский и какая-то женщина. Открыла.

— Здравствуйте! – кивнула головой вошедшая. – Я – Мария Леонидовна Смирнова – инспектор органа опеки. Хотела поговорить с вами насчёт ваших соседей.

— Здравствуйте! Заходите! Проходите на кухню. Сейчас чай поставлю.

Те прошли. Инспектор, сев за стол, сразу повела разговор:

— Ирина Сергеевна, мы начинаем процесс по лишению вашей соседки Земфиры родительских прав. Процесс этот долгий. К тому же, после лишения её прав сына отдадут в детский дом и в течении шести месяцев его никто не сможет усыновить, — Мария Леонидовна улыбнулась. – Миша хорошо к вам относится. Не согласились бы вы стать его временным опекуном, сроком на восемь месяцев? Вам будут платить детские пособия на него.

***

Полгода прожил Миша у тёти Иры. Его родная мать отнеслась к этому, на удивление спокойно. Иногда заходила, чтобы занять сотню, не собираясь возвращать. Мальчишка сначала вздрагивал, боясь, что она заберёт его обратно, потом понял, что тётя Ира его не отдаст и успокоился.

Ирина счастлива. Вот только осталось два месяца, когда закончится её временная опека. Дальше, как ей сказали, она может оформить постоянную опеку или усыновить ребёнка. Конечно, хотелось бы усыновить, но она одинокая, а детей отдают в полные семьи.

Она уже настроилась на опеку, но произошло то, что заставило её действовать с созданием настоящей семьи.

***

Перед Восьмым мартом в садике был утренник, и Миша пригласил её. Ирина, понимала, что она там будет немного лишняя, но, конечно же, пришла.

В старшей группе дети уже большие, приготовили мамам интересный концерт. В заключении воспитательница загадочно произнесла:

— А теперь…

И все дети бросились к своим мамам с подарками в руках. Подбежал и Миша, протянул свой подарок:

— Это тебе, мама!

Слово «мама» ударило по самому сердцу, из глаз брызнули слёзы. Ирина обняла его:

— Спасибо, сыночек!

***

Весь вечер слёзы не сходили с её глаз, не могла уснуть ночью. Мысли были лишь об одном, об усыновлении, но разве суд отдаст ребёнка ей, одинокой.

И тут вмешалась судьба.

Утром восьмого марта у неё потекла батарея и довольно сильно. Перекрыла. Но на улице мороз. Вызвать слесаря восьмого марта весьма проблематично, но в их доме в однокомнатной жил один сантехник к которому все обращались в подобных случаях. Это был одинокий невзрачный мужчина неопределённого возраста. К тому же сидел за что-то. Звали его все по-простому Василич. Вот ему Ирина и позвонила.

Он пришёл через полчаса, буркнул:

— Здравствуй, Ирина! Показывай, что у тебя!

— Здравствуйте, Николай Васильевич! Проходите! – провела в комнату. – Вот батарея. Я перекрыла…

— Разберусь! – поставил рядом сумку с инструментом, достал ключи.

Подошёл Миша и стал с интересом смотреть, как дядя работает.

— Тебя, как зовут? – неожиданно спросил мужчина.

— Миша.

— А меня, дядя Коля. На, подержи! – сунул ему ключ.

Мальчишка схватил его, довольный тем, что взрослый дядя обратил на него внимания.

— Давай! – произнёс тот через некоторой время и сразу добавил. – Теперь вон тот блестящий из сумки достань.

Миша тут же достал другой ключ и подал.

Ирина улыбаясь смотрела на них, и вдруг ей в голову пришла совсем уж авантюрная мысль. Сначала она казалась неправдоподобной, но это касалось и Миши.

— Всё готово!

Она сунула ему деньги.

— Не надо, — неожиданно ответил тот. – Твой мальчишка мне помогал.

И она решилась.

— Николай Васильевич, у меня к вам просьба… она… в общем…

— Что, Ирина? – он как-то по-доброму посмотрел на женщину.

— Хочу усыновить Мишу, но суд мне не разрешить, я одинокая, а там только в полные семьи отдают.

— Я-то причём здесь?

— Николай Васильевич, возьмите меня в жёны! Не по-настоящему, мне разрешать Мишу усыновить, и мы разведёмся. Я вам деньги заплачу.

— Ты, что совсем того? – он покрутил пальцем у виска и вышел из квартиры.

***

В воскресенье Ирина собралась с Мишей в парк. Они уже оделись, когда раздался стук в дверь. Она глянула в глазок и, удивлённо пожав плечами, открыла дверь.

Вошёл Василич, постриженный и побритый, в новых джинсах и рубашке.

— Здравствуй, Ирина! Здравствуй, Миша!

— Здравствуйте!

— Я это…, — чувствовалось, что мужчина сильно волнуется. – Хотел пригласить вас погулять.

— А мы в парк собрались, — растерялась и Ирина.

Но тут разговор в свои руки взял Миша:

— Мама, а давай дядю Колю с собой возьмём?

***

Через два месяца Николай и Ирина поженились, по-настоящему. Усыновили Мишу и сменяли свои квартиры на большую трёхкомнатную.

***

Прошёл год. Сегодня Миша пошёл в первый класс. Как всё там интересно, не то что в детском садике. Правда, по-настоящему сегодня не учились. Учительница, познакомилась с ними и отпустила.

Во дворе школы первоклассников ждали родители. Его тоже ждали. Он увидел красную детскую коляску и бросился к ним. Ведь теперь у него есть и папа, и мама, и маленькая сестренка, которая родилась совсем недавно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:47 | 0,312sec