Родственные связи

— Не положено! Только близкие родственники! И то – потом, сейчас туда никому нельзя!

Кристина оказалась там раньше всех, даже раньше его жены.

 

 

И, когда двухметровый врач оттеснил ее от прохода, впервые, с такое определенной и однозначной ясностью поняла – она ему не жена. Она ему никто. Она себя утешала, упрашивала, увещевала, что когда-нибудь, когда-нибудь пробьет тот час, когда она назовет себя его женой.

Но он там не дышит…

И пульс замедляется.

Белые стены расплывались в ее спутанных мыслях.

Упав на колени, она раскачивалась, обхватив руками свои плечи:

— Нет, не уходи, — она знала, что все очень плачевно, — Не уходи, только не уходи. Я не смогу без тебя. Я так тебя люблю. Ты мужчина моей жизни. Не надо на мне жениться, не женись, можешь вообще ко мне не приходить, можешь обзывать меня, прогонять… Или мы убежим ото всех… Но только не уходи. Выживи. Выживи. Останься с нами. Тебе туда еще рано. Очень-очень рано. Это несправедливо, так быть не должно… Артур, я без тебя не могу.

Раскачивалась и раскачивалась.

Медсестра предприняла попытку ее поднять и поставить ровно, но Кристина приросла к этому плиточному покрытию.

Когда Кристина добиралась сюда, сбиваясь с ног, было некогда подумать.

“Успеть, успеть, успеть, я должна успеть” – подгоняла она себя. Когда ловила такси. Когда ринулась из салона, не захлопнув дверцу. Когда все больничные корпуса замелькали в хороводе, а она не знала, где нужное ей отделение.

— Кто тебе позвонил?

Кристине не нужна подсказка, чтобы узнать эту женщину.

Их взгляды встретились.

Зеленые глаза напротив карих.

— Кто тебе позвонил?

— Саша.

— Ах, Саша.

Ольга ехала сюда к мужу, а приехала к предателю. Когда она сказала, что жена, чтобы ее пропустили, то доктор ответил, что здесь уже его девушка.

Возлюбленная.

“Вертихвостка!” – сказала бы Ольга и набросилась на соперницу, если бы прослышала об этом в другой ситуации.

Но все ее чувства будто заморозили.

— Во сколько Саша звонил?

— Позвонил? – осипла девушка.

Кристина непонимающе взирала на Ольгу.

— Назови время.

Кристина полезла за телефоном, все происходило, как во сне.

— В 13:51.

— Мне – в 13:53.

Непонимающий взор.

Там, в палате, вероятно, уже тикают последние секунды жизни Артура, а его жена все про время, про звонки…

— Саша, лучший друг нашей семьи, позвонил тебе первой. Раньше, чем мне, — со скорбным видом произнесла Ольга.

Ее предал не только муж, ее предали все. Они все знали. Они все общались с его этой Кристиной!

— Ты и с его папой знакома? – все заледенело, и Ольга сама не понимала, как сохраняет такое спокойствие.

— Знакома… — втянув голову в плечи, промолвила Кристина, и, уже не считаясь с тем, что тут его жена, зашептала, — Он выживет. Он обязательно выживет. Я не смогу без него. Просто не смогу. Он должен остаться здесь. Они же профессионалы, лучшие в городе, они обязательно его вытащат. Обязательно-обязательно.

Ольга ей не вторила. Она так и смотрела на соперницу, окончательно заледенев, и вспоминала Артура, их чудесные вечера, их визиты к его папе, и лесть друзей, и совместные праздники, где тот же Саша говорил, что лучшей женщины Артуру ни за что не сыскать. Предатели и лицемеры!

Доктор откашлялся:

— Мы сделали все, что могли…

***

Кристину на похороны, конечно, не пустили, а Ольга не пошла туда сама.

— С роду такого не видал, чтобы жена не пришла на похороны! – ужасался дедулечка, который уже толком ничего не слышал. Он не заметил, что никто не ответил на его выпад.

Все отводили взгляд.

Саша аж затрясся:

— Милая, думаешь, она нас простит? Она и с отцом Артура, ох, земля пухом нашему Артуру, она и с отцом его не встречалась. На контакт не идет. На связь не выходит. Думаешь, простит нас?

Его женушка была грубоватой:

— Куда она от нас…

За оградкой остался лишь скорбящий отец.

Друзья рассеялись мгновенно: посидели, помянули, пора и по домам. Через день в их домах уже звучал смех. Вскоре имя Артура почти исчезло из их повседневных разговоров. Это закон жизни. У всех свои семьи, свои заморочки. Планета продолжает вертеться и без него. Для всех, кроме Кристины и Ольги.

Кристина храбрилась, когда собиралась к Ольге за кулоном, который обронила в квартире Артура утром того злополучного дня. Это несусветная наглость – идти к его жене и просить вернуть потерянный кулон. Но это единственная памятная вещь, которая настолько ценна для Кристины. Или она, придумывая себе невыполнимые задачи, просто хотела отсрочить это кошмарное понимание, что Артур точно уже не вернется.

В домофон она звонить не захотела. Дождалась, когда кто-нибудь из жильцов пойдет на работу или выгулять собачку. На 24-й этаж Кристина взбиралась пешком.

— Если устать как следует, то, наверное, будет не так страшно.

Она нарочно тормозила.

Но встреча с Ольгой неминуема. И Кристина сама пошла на это.

Девушка постучалась.

— Не заперто!

Кристина, ничего не крикнув в ответ, чтобы ее не прогнали раньше времени, прокралась в квартиру. Петли жалобно скрипнули. Везде был странный полумрак и тишина, только из комнаты, которая являлась детской, доносился смех мультяшных персонажей.

Кристина помнила, что застегивала кулон у гардеробной. Вдруг он там? Лежит себе на полу, а Ольга его не заметила.

— Вот так встреча, — оказывается, Ольга сидела на полу, возле батареи, перед этим опрокинув кухонный столик.

Рядом стояла початая бутылка. Можно сказать, что и допитая. Там глоток остался.

— И какая это? – Кристина с трудом подавила в себе желание убежать.

— Чего?

— Бутылка. Какая по счету?

— Ха, а я не знала, что надо считать, — ответила Ольга, — Поднимай свой копеечный кулон, что валяется в гардеробе, и делай-ка отсюда ноги, а то я сейчас подшофе. Могу и бутылкой запустить.

— У тебя ребенок.

Кристина подумала, что церемонии ни к чему, поэтому сразу перешла на “ты”.

В детской по-прежнему верещал мультяшный герой.

— Браво, браво, ты все-таки заметила, что у нас с Артуром есть ребенок. Потрясающая наблю… — она сглотнула, — Наблюдательность, Кариночка.

— Кристина.

— Да хоть Глория. Если у тебя за пазухой не припрятано то, что можно выпить, то, будь так любезна, покинь помещение.

— Ты не пришла на поминки.

— Вау, они у тебя спрашивали про меня?

— Они меня не пустили.

— Почему? Почему мои друзья и родственники моего мужа перестали быть с тобой так любезны? – рассмеялась она, — Потому что ты, как и я, для них пустое место. Ничто. Так, навязанное дополнение к Артуру. Кем он увлекся, тому и “добро пожаловать”, — Ольга оглядела Кристину, — Он бы и тебя променял. Со временем…

— Ольга, при всем уважении, я соболезную твоей утрате, но я тоже его потеряла. Он был женат, да. И в этом мое преступление. Но я любила его. Он, в свою очередь, любил меня. Вы ведь жили, как соседи.

— Как кто? – уголки губ дрогнули в усмешке, — Как соседи? Ах, ты эти сказочники. Ариночка, я была беременна, когда он погиб. Поперхнулся кусочком ананаса… Ха, какая нелепость.

— Я Кристина. Артур говорил, что вы не…

— Не “это самое”? Ну да. Говорил? Так же, как говорил мне, что я для него единственная в мире? К твоему сведению, до 16 марта я понятия не имела, что у нас с ним какие-то проблемы в семье. Все было просто фантастично…

— Так у тебя будет еще ребенок? – спрашивала и спрашивала Кристина.

— Уже нет.

По дороге к Артуру, зная, что может его потерять, Ольга не понимала, даже думать не хотела, как будет без него жить, а, как увидела белесую девчонку, упавшую на колени, и молившуюся за ее мужа, так и разлюбила. Одним махом. Оплакивала она предательство, а не любовь.

— Тебя не отговаривали?

— Кто?

— Игорь Викторович, например. Он же дед. Лишился сына, но, может быть, хотел бы сохранить и воспитывать еще одного внука.

— Сейчас! Будто ему интересны внуки. К Матвею-то не приходит, — она надкусила сырок и запила это, — Я никого из них не хочу знать. Всех друзей… Всех этих лицемеров, которые прикрывали Артура, которые слышали о тебе, и даже дружили с тобой. Ха, будто я даже презираю тебя меньше, чем их. Игоря Викторовича немного жаль, он не предал бы меня, но он всегда шел на поводу у сыночка, и тебя вот тоже прикрывал ради Артура.

— Он нас и познакомил.

Ольга посмотрела на нее так, будто только увидела.

— Я была аспиранткой на кафедре у Игоря Викторовича, — выкладывала все Кристина, — Лекции, семинары, кандидатская… Игорь Викторович, как он говорил, разглядел во мне талант. Перед защитой кандидатской он познакомил меня с Артуром, чтобы тот помог мне сократить текст, ну, который я буду зачитывать. Потом я поняла, что Игорь Викторович не случайно нас свел. Он посчитал меня…

— Более подходящей?

— Угу. Но Артур упорно избегал развода.

— Тогда и свекра мне не жаль. И тебя не жаль. Даже самого Артура, хоть о нем теперь ничего и не говорят, но его тоже не жаль. Все вы двуличные и лицемерные человечки…

Ольга подползла к холодильнику, и Кристина увидела, что там еще очень много непочатых бутылок.

— Ольга, это запой.

— Конечно, того я и добивалась, — подмигнула она.

— Ты допьешься до того, что Матвея у тебя изымут… и передадут на попечение дедушке! – увещевала Кристина.

— Все, брейк, Дарина. Чуть попью — и попустит. Как заживет, так увезу Матвейку в один солнечный город. Прокляну вас всех. И никто из них больше Матвейку не увиди-и-ит!

— Но, чтобы нам мстить, надо прекратить пить. Для начала.

Кристину сегодня тоже немного поотпустило, когда она услышала от Ольги, что та была беременна. Артур просто искусный лжец.

— Все продумано, — упала Ольга, — Дни уже посчитаны. Тут на пять дней еще, и как раз просмотр квартиры будет… Продам ее… — она засыпала, — Продам и куплю там, где солнечно… Хочу, чтобы сын ничего не узнал об их семейке предателей.

— Можно кулон забрать? И после я донесу тебя до диванчика.

— Забира-а-ай…

В гардеробной Кристина подняла кулочник за цепочку и провела пальцами по самому медальону. Ничего не “екнуло”. Памятная вещь? А зачем ей такая память? Но эта вещица будто звала ее сюда.

Проходя рядом с детской, девушка поняла, что мультфильм уже не вклинивается в молчание квартиры. Да и ребенка не слышно…

Она, нарываясь на неприятности от Ольги, зашла туда.

Мальчик, ростом еще с табуретку, совершенно рыжий, как и Артур, опирался на москитную сетку. Кристина, будто завороженная, смотрела, как сетка выскакивает из рамы. В один прыжок она оказалась рядом с ребенком, обхватила руками и потянула назад, больно упав на спину.

Сетка лежала где-то на тротуаре.

— Матвейка… — Ольга, хоть и никакая, а почувствовала, что Кристина зашла в комнату к ребенку.

— Поставь защитные сетки. От детей. Такие продаются в интернет-магазинах, доставят хоть сегодня, — сказала Кристина.

— Поставлю, но уже не здесь… Я теперь в долгу перед тобой.

— Нет, — ответила Кристина, — Прощай.

— Кристина! Кулон! – опомнилась Ольга.

Кристина подняла его с паркета и с ним же покинула квартиру, в которой, хоть и тайно, но была частым гостем. Она взглянула на кулон и спустила его в мусоропровод.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.26MB | MySQL:47 | 0,289sec