Вкус ревности, вкус победы

Наташа энергично помешивала ложечкой в чашке, хотя сахар давно растворился. Просто ей нужно было чем-то занять руки — это всегда помогало, когда она нервничала. А сейчас она нервничала особенно сильно! Да и как могло быть иначе, если напротив, за кухонным столом, который, между прочим, она с такой любовью выбирала, чтобы сделать семейное гнездышко уютным и комфортным, сидела она, та самая, бывшая жена Бориса?

 

 

…Вообще, возвращение мужа из командировки всегда было для Наташи маленьким таким праздником — наряжалась, готовила его любимые блюда и вся порхала от легкого восторга, потому что очень, очень соскучилась по своего мужчине! Но в этот раз, он не позвонил заранее, что все, мол, уже с поезда сошел, уже еду по городу и все ближе к дому родному… Нет! В этот раз он просто позвонил в дверь, а когда она эту дверь открыла, то первые мгновения пребывала в совершенном замешательстве. Потому что за плечом Бориса стояла какая-то женщина примерно ее возраста, а рядышком с ней, держась за ее руку — мальчонка лет десяти.

— Я все объясню, — сказал Борис самую, наверное, банальную, глупую и вообще не подходящую фразу в данной ситуации!

Наташа кивнула и отступила, пропуская вместе с мужем незнакомцев в квартиру. Она еще тогда не понимала… Думала, может, родственница какая? Ну, да, в некотором смысле так и было!

…Борис и Наташа поженились шесть лет назад. А познакомились — около семи лет назад. Случилось знакомство, кстати, в книжном магазине и был этот тот самый романтичный случай, знак судьбы, о котором потом можно рассказывать восхищенно внимающим тебе с белой завистью подругам! Просто Наташа тянулась к любовному роману любимого автора и никак не могла дотянуться до верхней полки (кто вообще, спрашивается, делает полки в книжных такими высокими, не рассчитывая, что бывают покупатели чуть меньше метра шестидесяти?!). Консультанты-продавцы были заняты своей жизнью и дозваться помощи пока не вышло…

— Девушка, давайте помогу! А то вы стеллаж на себя опрокинете еще, — сказал незнакомый мужчина в рыжей дубленке и смешной — точно такую же носил папа Наташи, меховой шапке.

— Спасибо большое! — сказала она и улыбнулась ему. Стиснула книгу — давно ее ждала!

— Читаете такое? — кивнул незнакомец, видимо, опознав дамское чтиво по розовым сердечкам на обложке.

— А что? — спросила Наташа удивленно.

— Просто, — пожал он плечами. — В них же неправда… В том смысле, что жизнь, она интереснее любого вымысла, а мужчины из романов, не могли бы существовать в реальности!

— Знаете, вообще то, мои книжные интересы вас не касаются, — ответила уже без улыбки Наташа.

Она терпеть не могла, когда посторонние совали нос в ее личную жизнь! И она пошла к кассе. Умник какой нашелся! Лично ей еще нравилось читать приключения опасные, детективы и ее вполне устраивал тот факт, что в ее жизни — все спокойно и не так захватывающе, как на страницах этих романов! На то они и книги, размышляла Наталья, чтобы с ними отдыхать от реальности, в которой порой все так предсказуемого и скучно…

— Девушка, извините! — он влез в очередь, когда кассирша уже вручала ей пакетик с покупкой. — Я не хотел вас обидеть! Просто… Хотел как-то поддержать разговор!

— Вы прощены, — фыркнула насмешливо Наташа, поправляя шарф. Шарф был лавандового оттенка и пах так же — его связала бабушка, а она все в своей квартире пропитывала запахом натуральной лаванды. — Но у вас не получилось!

— Что не получилось? Произвести на вас впечатление? — расплылся в глупой, извиняющейся улыбке Борис.

— О, нет! Впечатление вы произвели! Я бы вас в читательский клуб не допустила!

— А вы состоите в читательском клубе?

— Мы с подругами… Так, мужчина! Извините, но я спешу…

— Я бы хотел вас проводить!

Она, пожав плечами, молча двинулась на выход. Он торопливо открыл перед ней двери… Она, не поблагодарив, пошла вперед — к остановке.

— Может быть, дадите мне еще один шанс?

— Зачем?

В холодном осеннем воздухе разливался терпкий аромат бархатцев — последних октябрьских цветов, темным янтарем застилающих ближайшую к остановке клумбу. Они пахли и сияли ярко даже несмотря на то, что их уже порядочно так присыпало снегом… Он в этом году повалил рано.

— Потому что вы мне очень понравились!

Она кинула на него взгляд. А он настойчив! И как это понимать? Что он опасен и нужно скорее заскочить в первый попавшийся автобус, поехать не в свою сторону — чтобы запутать следы, или… Да чушь все это, решила Наташа! Просто он мужчина, у которого туго с романтикой и оригинальностью. Но это, конечно, не делает его автоматически плохим человеком, она вообще его как человека не знает… Так может, в самом деле, дать ему шанс?

И она согласилась. Выпить чашечку кофе прямо сейчас. И дать свой номер телефона. А потом… События развивались не слишком быстро, но, так сказать, динамично.

Она узнавали о жизни друг друга — коренные горожане, он — воспитывался в неполной семье — только мать была, но всегда мечтал о дружной, большой семье! Он работал менеджером в рекламном отделе крупного провайдера мобильной и интернет-связи, у него было высшее образование…

Наташа больше любила слушать, чем говорить о себе, но в случае с Борисом… Пришлось смириться с тем, что он, оказывается, страшный молчун и тогда, в книжном, еще был красноречив необыкновенно! О книжках они, кстати, больше не говорили — потому что он, оказывается, читать не любил в принципе, а в магазин тогда зашел единственно потому, что на работе начальство для профессионального роста сотрудников велело всем в добровольно-приказном порядке прочитать книгу какого-то гуру коучинга по успешным продажам.

Знакомство с родителями с обеих сторон состоялось с разницей в пару дней. Сначала съездили к его — мама и бабушка, которая, к сожалению, была, хоть и не старенькой очень была, но уже страдала особым заболеванием и плохо соображала, не особо понимала реальность…

— Ты кажешься мне очень хорошей, — сказала Наташе мама Бориса. — Мне кажется, ты его поймешь… Простишь и всегда поддержишь, — добавила она и посмотрела как-то странно… Но Наташа списала это на то, что всякая мать будет волноваться при знакомстве с невестой сына! Что до родителей Наташи, то они отреагировали на ее выбор… Неоднозначно.

— Угадать, твой ли человек тебе встретился, невозможно, — сказала мама. — Годы и жизнь покажут! Но ты, конечно, можешь рассчитывать на нашу помощь, если что…

— Вы бы не спешили, — сказал отец. — Лучше бы просто пожили вместе, честное слово! А то больше суеты с этой свадьбой, если разводиться потом через три месяца…

— Папа! — возмутилась Наташа.

— А что? — приподнял он брови. — Вон, мать сама сказала, что жизнь покажет! А она такие фортеля выкидывает порой… Помню, мой прадед женился. Первый раз женился еще… Гулянку закатили на две деревни и три колхоза! Столы для всех, пир горой! Потому что любовь. Потому что не могли дождаться, чтоб, значит, официально все оформить! И чем ты думаешь, все окончилось?! А тем, что на третий день свадьбы заявился непонятный мужик, пьяный, как леший! Влез с ногами на стол и объявил, что невеста, мол, ему принадлежит и вообще уже его ребеночка носит! Кинулись к невесте, естественно… А она — глазки в пол и давай слезки лить, мол, да, так и есть, ошиблась, прости, Дима… Это прадеда моего так звали, если ты забыла! В общем, хотела свою связь утаить, да в отцы ребеночку нагулянному на стороне заполучить ударника труда, хорошего мужика с крепким хозяйством подсобным! Люди думали, такая драка сейчас будет! А чем все кончилось? А тем, что мужики — жених и отец ребенка, руки друг другу пожали и ушли в рощицу березовую, потолковать. Вернулись. Протрезвели, представляешь?! И решили так. Свадьбы не будет! И невесту послали бы на все четыре стороны, если бы не была в положении… В общем, ушла она с тем типом. Он вроде вообще тунеядцем был, пьяницей… Но, как говориться, от судьбы не уйдешь!

Наташа с этой страницей семейной истории знакома раньше не была и осталась под сильным впечатлением. Однако… Еще она решила, что у нее — совсем, совсем другой случай! Но, спасибо отцу за наставления — она, конечно, будет осторожна… И если только, допустим, заметит признаки, что Борис изменяет, то она не будет прощающей и понимающей, она сразу ему такое устроит!

В общем, свадьбу сыграли Наташа и Борис. А потом, вместо того, чтобы тратить кучу денег на свадебное путешествие, решили вложиться в первый взнос для совестной ипотеки. Квартиру выбрали и смогли позволить себе отличную — три комнаты, вторичный рынок, но в тихом, зеленом районе, где было полно детских площадок… Наташа была страшно рада и гордилась собой в том плане, что последние годы была в фирме, которая производила всякую сувенирную продукцию под заказ, самой ответственной и переработок не боялась… Потому и дали повышение, потому и позволяла зарплата ввязаться в такую большую ипотеку на ближайшие двадцать аж лет!

А потом не стали тянуть и с ребенком и появилась на свет Анюта — любимая доченька, маленькое солнышко для всей семьи!

— Красавица, — сказала мама Бориса, когда впервые увидела внучку. — У моего сына могут быть только красивые дети, всегда это знала… — и опять свекровь посмотрела как-то странно.

Но Наташе было не до того! Она была поглощена новым для себя материнством! И даже, кстати, как стала мамой, то меньше книжек читать стала — ведь теперь так кружила, занимала каждую минутку в сутках реальная жизнь!

И жизнь текла своим чередом, пролетали год за годом, а потом… Боря вернулся из командировку и Наташа своими руками пустила на порог тех, кого он привел.

…Наташе казалось, она как улетела в открытый космос, идет ко дну Марианской впадины, бредет в густом тумане… И все это одновременно! Потому что Борис сразу же объявил, кто это… Оказалось, что он привез свою бывшую жену! Именно так, серьезно, жену — прожили вместе почти год. И ее сына. То есть и своего сына тоже. Потому что у них… В общем, жить им негде!

— Нет, — вот было первое, что смогла сказать Наташа, выслушав весь этот поток от мужа. — Нет! — и она отступила на шаг. И посмотрела в таком ужасе, как будто в дом к ней вошла стая голодных и злых волков. Или очень недружелюбное приведение. А еще ей очень захотелось проснуться — чтобы дурной сон кончился!

— Да ты погоди! Дай объяснить ситуацию, — Борис развел руки, как будто для того, чтобы объяснить ситуацию, ему требовалось поймать Наташу и удержать.

— Нет! — повторила она и подавила истеричный смешок — потому что вся эта ситуация была…

Ну, такой глупой и вместе с тем — банальной! Сбывалась наяву шутка о том, что однажды вернулся муж из командировки, а там… Ну, обыкновенно в такого сорта низкопробных шуточках и анекдотах происходило что-либо, что ставило под жирный вопрос такой возможность сохранения семьи. И вот — Наташа оказалась в центре такой живой сценки!

— Извините, пожалуйста, — подала голос женщина. — Простите, пожалуйста, можно сыну куда-нибудь присесть? У него температура тридцать восемь с половиной. Простуда… Все никак не вылечимся.

Наташа открыла и захлопнула рот. Вообще то, у нее только что появилась мысль о том, чтобы выпихать нахалку, которая посмела притащиться в чужой дом, на лестничную площадку и пусть катится, куда хочет! Но…

— Давайте в зал, — сказала она. — Вот, на диван давайте… Вам жаропонижающие надо? Аптека у дома…

— Спасибо, у меня все с собой! — женщина полезла в сумку.

— Я воды принесу, — сказала Наташа. Помедлила и добавила осторожно. — Или лучше сока? Еще морс есть… Из лесных ягод, домашний. Чем ему лучше запить?

— Спасибо большое! Морсу, если можно.

— Сейчас, — кивнула Наташа. — И перестаньте меня благодарить поминутно! — добавила она резко. — Я еще ничего хорошего вам не сделала!

Борис ждал ее на кухне.

— Я должен был тебе раньше все рассказать… Но просто… Ошибка молодости, понимаешь? — он снова развел руками и Наташа скривилась — теперь муж напоминал ей какого-то шута, Петрушку, клоуна, который своими кривляньями надеется расположить к себе публику.

— Да, представляешь, а это было бы хорошо! Знать, что у мужчины, за которого я выхожу замуж и от которого рожаю дочь, оказывается, уже есть семья!

— Да не семья мы! Так, попробовали… Не вышло!

— Очень даже вышло! Аж целый ребенок получился! Побочный продукт сожительства, — последнее слова Наташа прошипела себе под нос и тут же отвесила себе мысленный подзатыльник за грубость в отношении ни в чем, по сути, неповинного маленького человечка. — Так почему раньше не сказал? — она поставила на плиту кастрюльку с морсом — подогреть.

— Я думал, тогда ты не захочешь… Но я… Я не совсем их бросил! Я платил. Помогал материально…

— Не официальные алименты, да?

— Да, не официальные… Тома не стала подавать, мы договорились.

— И сколько?

— Что сколько?

— Сколько ты платил? Ну, ежемесячно.

— Как получалось, — явно растерялся Борис, но потом назвал сумму. — Не всегда получалось, конечно! Тем более, у нас и свадьба была, и дочка, вон, родилась… Я нашу семью не ущемлял!

Наташа молчал налила морс. Потом отнесла его в зал и вернулась. До возвращения мужа она готовила ужин и вот, едва успела сейчас, вспомнив, сбавить температуру в духовке. Наташа еще раз прокрутила в голове ответ Бориса. И вспомнила, сколько он делал широких жестов… Подарки, цветы…

— Ну, ты и гад! — сказала она и ткнула его в плечо кулаком. — Ишь, помогал он, копейку от самого сердца отрывал, да? А ничего, что на эти деньги и собаку не прокормишь прилично?!

— Что? — Борис выглядел совсем растерянным. Оскорбленным. Непонимающим. Дурачок невинный! Вот только Наташе его ни капельки не было жалко. — А какое тебе вообще дело до того, сколько я на сына платил? — вдруг нахмурился он. — Я думал, ты рада будешь, что я не ущемлял твои интересы!

— Я не могу быть рада! — фыркнула Наташа. — Потому что мои интересы ты ущемил давным-давно, один раз и как капканом, когда решил, что можешь такое утаить… Думаешь, все дело в деньгах? Нет, милый мой, в доверии… Стоп! — она остановилась, подняла палец и зажмурился, переваривая одну мысль. — А твоя мать…

— Она в курсе, — вздохнул Борис. — Мы на семейном совете решили, что лучше не говорить. Но она… Она тебя любит! И внучку любит!

— А внука?

— Что внука?

— Она его любит?

— Естественно!

— Но меньше…

— Чем кого?

— Чем внучку!

— С чего ты решила?

Наташа буквально прикусила язык. Потому что мысли путались и ей до терпкой боли в груди хотелось швырнуть мужу в лицо тысячу обвинений. Но еще она мыслила рационально. И прямо сейчас были вопросы, на которые нужно было получить ответы.

— Так… Можно тебе попросить кое о чем?

— Да, все, что угодно!

— Заткнись на этот вечер, ладно? — сказала она с милой улыбкой и похлопав его по плечу, прошла в зал.

Тамара, сняв с сына верхнюю одежду, уложила мальчика и сейчас тихонько читала ему сказку. Закрыла книгу и встала, когда вошла Наташа. Хозяйка квартиры еще раз и теперь — внимательнее, оглядела нежданную гостью… Хотя, не гостью, вообще то, а невесть что! На вид так старше самой Наташи лет на шесть-восемь. Симпатичная, но явно не из тех, кто держат нос по ветру трендов моды и посещают салоны красоты. Одета опрятно, но бедно. На сыне одежда — новенькая и явно дороже стоит, чем эта Тома себе позволяла. Наташе показалось, что ребенок у этой женщины — в приоритете со всех сторон.

— Тамара, вы с дороги и наверное, устали… — Наташа нервно улыбнулась, чуть заломила руки. — Там ужин почти готов. Давайте покушаем? Никаких разговоров. В смысле, за ужином… Но потом мы обо всем поговорим и вы мне все расскажите, хорошо? Без Бориса. Он может уйти на улицу гулять, поехать к своей матери или запереться на балконе. Но я все хочу узнать от вас лично, без него.

Тамара выглядела напуганной, но потом, кажется, поняла, что хозяйка дома не кусается и робко кивнув, согласилась. Возникла некоторая суета — Тамаре нужно было еще покормить сына. Его звали Витя и он, как и все больные ребятишки, особенно капризничал… Но потом наконец-то сели за стол. Поужинали. Наташе пришлось дважды наступить под столом на ногу Борису — потому что он дважды порывался о чем-то поговорить. Но зато потом он сравнительно легко был выставлен за дверь.

— Ты не обижай их, — попросил он напоследок, глядя умоляюще.

— Уйди уже! А то я тебя обижу! — процедила Наташа.

Тамара сидела на кухне. Лекарство подействовало и Витя сейчас спал без температуры. Настало время поговорить и выяснить всю правду… Наташа заварила еще чаю, выставила на стол пакет с вафлями и бухнула в свой чай пять ложечек сахара. Кажется, ученые доказали, что он улучшает настроение… Это было бы сейчас очень кстати!

— Вы… Спрашивайте… — робко предложила Тамара.

— Да мне… — вздохнула Наташа. — Ладно! Вы давно Борю знаете?

Тамара заговорила… Нет, она знала его совсем немного до того, как они стали жить вместе. А познакомились они в ту пору, как Борис поехал в деревню — помогать продать дом бабушки, которую было решено перевезти в город и поселить вместе с ним и матерью. Тамара тоже была деревенской — там выросла и жила. Но работала в райцентре — каждый день ездила на автобусе в швейный цех. А еще, так уж распорядилась судьба, что именно она по-соседски часто помогала бабушке Бориса. Так и познакомились…

— Вы же знаете сами, каким он может быть настойчивым! — нырнув беспечно в воспоминания, поделилась Тамара. — Вроде смешной, а вроде и отвязаться не можешь… Ой, извините, — тут же стушевалась она.

— Нет, ничего, — кивнула Наташа. — Тут вы… Правы. А дальше что было?

А дальше было то, что Борис, в то время, кстати, уволившийся с одной работы и еще не устроившийся на другую, решил задержаться в деревне — не хотелось бабулин дом по дешевке продавать и он затеял там ремонт. Жить же стал в доме Томы… Ее родители умерли несколько лет назад от онкологии и она чувствовала себя так болезненно одиноко… Борис же умел быть обаятельным, отвлечь от грустных мыслей! Он говорил, что вот, попозже поедут в город и там заживут! А потом… Тамара сказала ему, что беременна.

— Дура была! — призналась она и украдкой стерла слезинки. — Думала, что если будет ребенок… То он… Ну, поймет, что между нами все серьезно, почувствует, что мы семья!

Тома была на седьмом уже месяце, когда Борис наконец продал дом бабули и вернулся в город. Просто собрал вещи однажды, пока Тамара отсутствовала — ездила в райцентр в женскую консультацию. И позвонил уже из города ей — объяснил, что все сложно, он так просто не готов к отцовству, но он не бросает, просто ему нужно время разобраться во всем! И он разобрался. И когда родился Витя, то объявил, что нет, Тома — не та самая, на всю жизнь и большая любовь которая… А потом, отступив от сентиментального, практично добавил, что если будут официальные алименты — то это будет для него, как мужчины, оскорбление, а вот если не будет… Тогда он станет помогать по мере возможности. И будет навещать сына. И Тамара согласилась…

— Он мне про вас ничего не рассказывал, — сказала она. — Он говорил, что да, у него есть личная жизнь, но меня это не касается! А потом… В общем, к нам сосед пьяный залез. Он решил… Ну, привиделось ему, что сейчас — январь, холода и он решил развести костер у нас в сенях… Ну и все. Так вот… Дом, конечно, восстановить можно! Пострадало все, но не сильно! Но… Нам правда, негде жить…

— А соседи? — прищурилась Наташа. — Неужели не могли приютить?

— У меня… Там проблемы с ними, — отвела глаза Тома. — Я пыталась… Отношения с одним человеком построить, но… В общем, он говорил, что с женой он разводится. Потому что она не может иметь детей… Он говорил, что Витя ему — как сын! Он обещал… А потом она забеременела. И он к ней вернулся. И еще… Всем рассказал, что я его приворожила и вообще гуляю по мужикам!

— А при чем тут приворот? — хмыкнула Наташа. — Кто вообще в эту чушь верит?!

— Кое-где и верят, — повела плечами Тамара. — Бабка у меня этим занималась. Я — никогда! Но… Понимаете… Я и так там мать-одиночка, отношение не лучшее… А тут еще эта история… Понимаете, — видно было, что говорить Томе нелегко. — Я знаю, вы мне можете и не поверить! Но… Боря сказал мне, что он женат и все такое, что у него есть дочь… Когда мы уже в поезд сели. Он сначала сказал, что мы к его маме поехали. А потом сказал, что нет, там и так бабушка больная, не пойдет и что… Он меня к вам. Что вы добрая и… Не прогоните. Но… Я поняла так, что это, — она обвела все вокруг взглядом. — Не его квартира даже, да?

— Угу, — кивнула Наташа. — Ипотеку платим пополам… А чаще и я со своей зарплаты закрываю.

— Я что-нибудь придумаю! Обязательно! И наверное… Знаете, я сейчас позвоню девочкам с работы, — глаза у Томы блеснули новой идеей. — Раз уж так вышло, что Боря… Подвел… Вы не обижайтесь, я его не обвиняю! Но… Я сейчас узнаю, может, у кого-то из них можно пожить немножко? А потом, страховка там будет может и я еще заработаю…

Наташа чувствовала себя отвратительно — болела голова. Впрочем, если бы вот эти все проблемы можно было заменить на сильнейшую мигрень на ближайшие пару лет, она бы без раздумий согласилась!

Еще Наташа подумала о том, что просто здорово, что дочку сегодня из садика забрала ее мама и Анюта отправилась к бабуле и дедуле в гости с ночевкой! Дочку в это все, по крайней мере, вот прямо сегодня, впутывать вообще представлялось немыслимым.

И так уж совпало, что когда они закончили как бы говорить, то в дверь поскребся Борис — он все это время гулял под окнами и теперь вот, замерз, как сказал и вернулся…

— Ну, что решили?! — бодро спросил он.

— Я тебе что сказала? — Наташа глядела холодно.

— Когда?

— Когда ты уходил.

— Я не…

— Заткнуться! — это было почти физически, как конфетку съесть — позволить себе грубость, до которой прежде никогда, даже в пылу ссоры, не опускалась. Наташа бы и стукнула Бориса с огромной радостью! Но… Нет, это было уже слишком.

— Значит, так… Мне завтра на работу. Поэтому, сейчас я устрою… Тамару с сыном и потом иду спать. Ты — как хочешь! Но если ты рассчитываешь, что я тебя прощу или что своими словами ты что-то исправишь… — она ткнула его пальцем в грудь. — То и не мечтай!

— Понял, — тяжело сглотнул Борис. — А ты… Своим родителям… Уже…

— Нет. И не твое дело, когда и как, — ответила Наташа.

Было в этом должно быть, что-то неправильное и зловещее даже — хорошо выспаться после всего случившегося, но именно этой с Наташей и произошло. Но утром, готовя завтрак на четверых, а также потом — по дороге на работу и на ней, Наташа много и тяжело размышляла. Теоретически и чисто формально, Борис не изменял — все ведь случилось до их знакомства! Но он однозначно… Поступил просто ужасно… И главное — выставлял себя так, будто он тут жертва обстоятельств и это ее, как жены, обязанность прямая, все понять, простить, уладить и вообще скакать вокруг нее! Наташа представляла, что будет, когда ее родители все узнают… Вообще, на разводе они могут и не настаивать — они скажут скорее всего, что это ее выбор… Что же! Наташа этот выбор, она его уже сделала!

И она отпросилась с работы пораньше. Еще до обеда. Гораздо пораньше, по семейным обстоятельствам! А по дороге домой — заехала в банк и еще набрала Тамаре — потому что все хотела сделать быстро…

— Привет, — улыбнулась Наташа мужу, когда он вернулся домой. — Ты вовремя, ужин почти готов!

— Привет, — он осторожно так, будто не мог поверить в ее хорошее настроение, улыбнулся в ответ.

— Па, привет! — выглянула из зала Анюта. — Я мультики смотрю! — и она убежала обратно к телевизору.

— Как… День прошел? — спросил Борис, вешая куртку.

— Замечательно!

— А как… В смысле…

— Ты про свою бывшую жену и сына, который тебе нужен так себе? — так же лучезарно улыбнулась Наташа. — У них все замечательно! Обустраиваются на новом месте.

— Понятно, — кивнул Борис, садясь за стол.

— Тамаре очень понравился вид из окна, прямо на пруд, где живут утки!

— В смысле? Какой вид? Какой еще пруд? — округлил глаза Борис.

Его недоумение было логичным — из вида их ипотечной квартиры вид открывался на двор и кусочек дороги. И никакого пруда поблизости даже не было.

— Ой, забыла уточнить! — Наташа принялась накладывать ужин. — Они квартиру сняли. На полгода для начала. Новый ЖК, все чисто, аккуратно, рядом поликлиника, детский садик частный! Тамара умная и шустрая — уже и по объявлениям позвонила, швеи требуются у нас в городе… Конечно, зачем в райцентр мотаться, когда есть рядом с домом!

— Погоди… Да о чем ты?

— О, тебе нужны подробности? — сверкнула глазами Наташа. — Ну, слушай…

Оказалось, она сняла деньги со счета. Которые они очень долго копили на машину в подарок Борису. Причем, откладывала туда очень часто именно Наташа. И все деньги… Отдала Тамаре. Так что она могла теперь спокойно подождать ремонта дома и оплатить его.

— Думаю, она заслужила небольшую компенсацию по тем алиментам, которые ты ей не платил все эти годы! Да и вообще… Мы, женщины, должны помогать друг другу! И потом… Она ведь мать твоего сына, так что… Не жадничай! Милый, ты кушай, а то остынет!

Наташа села за стол и тоже стала ужинать. Она не сомневалась в том, что поступила правильно! И даже родители, особенно — папа, ее в таком решении полностью поддержали. А что до мужа… Наташа не сомневалась — Борису если и не захочется, то придется смириться со всем этим!

Автор: Таня У.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.66MB | MySQL:47 | 0,088sec