Уходя в закат

Он стоял, слегка сгорбившись, а угрюмое выражение лица придавало ему что-то грозное, будто, он готовился к прыжку. И она испугалась. Ведь рядом больше никого не было. И, наверное, лучше действительно уйти…

Они сидели на берегу большого озера и смотрели на Солнце, садящееся на другом берегу за верхушки деревьев. Большой белый волк и маленькая крыса…

Они давно познакомились. Сперва крыса боялась странного волка, сидевшего у озера и задумчиво смотревшего на воду, но потом, понемногу, она привыкла к нему, и со временем так осмелела, что подошла вплотную и прижалась к его передней левой лапе.

Так она чувствовала себя под защитой и ей было спокойно и хорошо. Странная крыса и странный волк. Она тоже любила смотреть на воду и на закат. И волк привык к этому маленькому существу, доверившему ему свою жизнь.

Его давно выгнали из стаи. Во-первых, волки не любят, когда кто-то ведёт себя странно. А волк, сидящий на берегу и любующийся последними лучами Солнца – звучит странно. А во-вторых, он просто вырос и пришло время создавать свою стаю. И вот с этим-то и была загвоздка. Ни одна волчица не соглашалась пойти с таким странным существом.

И по сути, он стал волком-одиночкой, а поэтому даже общение с крысой было для него очень важно.

Она уходила ненадолго, пока её крысята спали, и сидела рядом со своим огромным другом. Они смотрели и слушали. Два странных существа, нашедшие друг друга в непроглядном мраке леса и времени. Два странных существа, встретившихся и подружившихся наперекор всему…

И это было очень ценно. Они дорожили каждой минутой и каждой секундой. И секунды эти вплетались в шелест листвы, плеск воды и в пение птиц.

— Какой красивый закат, — говорил волк, наклоняясь и обнюхивая спинку крысы.

— Просто изумительный! — отвечала она.

Привстав на задние лапки, она трогала передними его большой мокрый нос, и что-то такое, необъяснимое, расплывалось по её телу. Будто птицы поют красивые песни, и изнутри поднимается счастье…

Но надо было спешить к крысятам, и она, погладив лапками его шерсть, убегала, а он смотрел ей вслед и вздыхал.

Он приносил ей остатки от дичи, которую ему удалось поймать, крыса с благодарностью брала их и относила своим деткам. Оставалось ещё много, и хватало ей и её крысиным родичам. Наверное, именно поэтому они и не имели ничего против её встреч с волком.

Так шли дни, недели и месяцы. И казалось, эти встречи никогда не прекратятся и две эти фигуры так и останутся навсегда на берегу озера, но…

Разве жизнь — это только ряд счастливых мгновений? Нет. К сожалению, счастье — это только кратковременное состояние, перед расплатой. И она наступила…

Однажды вечером крыса пришла, как всегда, на берег озера. На их излюбленное место. Туда, где большой серо-белый волк всегда с нетерпение поджидал её, но не застала его.

Сперва она долго ждала, волнуясь всё сильнее и сильнее, потом беспокойство охватило всё её существо, и она заметалась по берегу. Её маленькое сердце стучало и кричало о несчастье. И она…

Крыса помчалась со всех своих маленьких лапок, огибая деревья, кусты и камни. Куда она бежала? Куда?!

Она не знала. Сердце вело её. И оно привело…точно к засаде, устроенной охотниками для волков.

Несколько человек поджидали зверя, а впереди, на большой поляне, три огромных волкодава загоняли ее волка. Он не видел засады и летел прямо на спрятавшихся охотников.

И тогда маленькая крыса, забыв обо всём на свете, бросилась к нему, к своему единственному волку, чтобы спасти его. Чтобы защитить. Чтобы закрыть собой. А он, увидев её, застыл, как вкопанный, и горестно закричал:

— Беги! Беги!! Беги!!!

Но она не побежала. Она встала на свои маленькие задние лапки, раскрыла свою маленькую пасть и зашипела изо всех сил на трёх огромных волкодавов!

И те вдруг встали, как вкопанные. Перед ними была малюсенькая крыска, вставшая на защиту волка. Она так отважно бросалась на них, защищая своё родной существо, что волкодавы…

Спера один, потом второй и за ним третий, сели на задние лапы и с немым изумлением смотрели на то, как крыса закрывала собой серо-белого волка, их добычу, но…

Теперь это уже не была их добыча. Даже животным понятно, что нельзя нарушить такое. И они категорически отказались выполнять команду – фас. Они сидели неподвижно, восхищаясь самоотверженной смелостью маленького существа.

По всем законам царства животных, они больше не имели права преследовать волка, но люди… Они не знают жалости, и законы животных им не ведомы…

У людей свои законы — жестокости и смерти. И никто не может спастись из её цепких лап, если её помощниками стали люди. А дробь…

Крупная дробь не оставила им ни малейшего шанса. Всего один выстрел. Всего один…

Нет, дорогие мои, не расстраивайтесь. Они умерли вместе. Вместе ушли в закат. В одну и ту же секунду. Им было не больно и не страшно.

В эту последнюю секунду крыса уже поверила в то. что им удастся спастись и она, как всегда, прижалась к передней левой лапе своего любимого волка, погладила её и хотела сказать:

— Пойдём. Пойдём, мой хороший. Там ведь закат. И он ждёт нас…

Но тут прозвучал выстрел. И свет просто погас в их глазах. Навсегда. Они так и умерли, прижавшись друг к другу. Маленькая крыса и большой серо-белый волк.

Нет, это не конец истории. Не спешите расстраиваться. Всё ещё будет. Я вам обещаю, дамы и господа. На то я и Сказочник, чтобы распоряжаться жизнью и смертью.

Через тридцать лет…

Женщина сидела на одном из утёсов Гранд Каньона, что расположен в Аризоне. Там много просто восхитительных мест, откуда открываются виды, от которых захватывает дух и которые нельзя описать словами, а надо видеть, но…

Она всегда приходила именно сюда. Это была самая высокая площадка с большим валуном в самом конце, с которого можно было наблюдать заходящее Солнце. Почему она приходила именно сюда, она сама не могла объяснить себе.

Она была довольно известной художницей — писала странные картины, которые видела во сне. Будто она бежит по лесу, а вокруг удивительные существа и деревья, но почему-то она видела всё это снизу вверх.

А один сон… Не давал ей покоя. Он мучил её много лет. Будто, вместо ясной и четкой картинки, она видит на фоне леса расплывчатое серо-белое пятно. И она писала, писала, писала.

Ей казалось, что если она напишет ещё одну картину, то сон внезапно обретёт очертания, и она сможет понять, что её мучило так много лет. Но ничто не могло помочь.

И в её картинах была незавершенность и тайна. В них были волшебные существа в лесу и надежда. В них была любовь, струившаяся из-под каждого мазка и каждого нарисованного листочка…

Её картины разбирали. Люди вешали их у себя дома и подолгу, очень подолгу, длинными вечерами, всматривались в них, пытаясь понять, что же так привлекает их? И почему они оставляют такое неизгладимое впечатление?

Солнце уже садилось за скалы каньона, и казалось, что они сами светятся красным… Она приходила на это место долгие годы. Она сама уже не помнила, сколько. Ей казалось, что всю свою жизнь.

— Это моё место! — вдруг услышала она. — Я всегда тут сижу. Вам придётся уйти!

Женщина возмущённо обернулась и встала с валуна, чтобы объяснить этому наглецу, чьё это место на самом деле…

Перед ней стоял высокий мужчина с непричесанными и совершенно седыми волосами. Казалось, что пышная шевелюра его сама собой шевелится. Так ветер трепал волосы.

Он стоял, слегка сгорбившись, а угрюмое выражение лица придавало ему что-то грозное, будто, он готовился к прыжку. И она испугалась. Ведь рядом больше никого не было.

 

И, наверное, лучше действительно уйти… И оставить этого наглеца и нахала одного. Ничего, она придёт на следующий день…

И она уже собиралась прошмыгнуть мимо него серенькой мышкой, не говоря ни слова, когда он вдруг поднял голову, и она увидела… Его лицо, будто слепленное из кусочков гранита. Но очень изящных кусочков.

Не удержавшись, она взглянула в его глаза… Это были очень странные глаза, с огромными, черными, как ночь, зрачками. И она утонула в них… И увидела…

Она всё увидела и вспомнила! Как они тогда сидели на берегу озера. Она вспомнила заходящее Солнце и плеск воды. Она вспомнила, как прижималась к нему… И тот вечер. Последний. Самый последний, а потом…

Она бросилась к нему и обняла.

— Как же долго я ждала тебя, — сказала она тихо.

— А я много лет смотрю за тобой, — ответил он. — А подойти боялся. Вдруг, ты уйдёшь. Вдруг, ты всё забыла и пройдёшь мимо. Я ведь тоже очень много лет прихожу сюда, и сам не знаю почему. Будто что-то зовёт меня. А сегодня…

Он сел на большой валун, лежавший у самого края. И она села рядом, слева от него, и прижалась к его левой руке.

— Сегодня такой красивый закат, — сказал он. — И я не смог промолчать.

— Просто изумительный! — ответила она.

Что-то такое необъяснимое расплывалось по её телу. Будто птицы поют красивые песни и изнутри поднимается счастье.

Она обняла его руку и сказала:

— Я больше никуда тебя не отпущу.

Они сидели на краю обрыва, на большом камне, и смотрели на закат. Маленькая крыска и большой серо-белый волк…

Вот и всё, дамы и господа. Теперь, действительно, всё, и я не обманул вас — это сказка с хорошим концом.

Жаль, что только, сказка.

Но это всё, что я могу.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.21MB | MySQL:47 | 0,290sec