У Купидона промахов не бывает

— Лада, а что, у нас амброзия закончилась?

Купидон Амурович озадаченно смотрел на пустой кувшинчик.

— Конечно, нет, любимый.

Жена распахнула дверцы кухонного шкафчика и показала на целый ряд разноцветных, разного размера и формы сосудов.

— Тебе какой? Весёлку? Бодрячок? Радугу? Милоту?

— Хмм… — Купидон Амурович почесал в кудрявом затылке.

— Давай, пожалуй, Милоту. У нас же сегодня пополнение намечается, да?

Лада протянула мужу хрустальный графинчик с нежно-розовой амброзией.

Купидон Амурович открыл высокую пробку, с наслаждением понюхал напиток. Налил в свой кофе пару чайных ложек, попробовал.

 

 

— Ах… амброзия!

— Купидоша, вот булочки свежие. С корицей, твои любимые.

— Спасибо, любимая.

Закончив завтрак, Купидон Амурович поблагодарил жену, переоделся в лабораторный халат и тщательно вымыл руки.

— Ладушка, я пошел. Посмотрю, что у нас сегодня.

— Удачи, любимый!

Перед входом в инкубаторную он немного замешкался. Постоял в радостном предвкушении очередного чуда и, украдкой от самого себя, скрестил пальцы на удачу.

Только бы не оказалось пустых!

Некоторые его коллеги считали: «пустышка», а то и две-три – ничего страшного. Но у Купидона Амуровича было свое решительное мнение: никакого брака в работе! Поэтому он и скорлупки от киндер-сюрпризов выбирал очень придирчиво, и семена заказывал только у годами проверенного поставщика. И перед закладкой чуть сбрызгивал их таинственным раствором своего секретного рецепта. Ну, и проверял их потом по несколько раз на дню. Автоматика автоматикой, но свой глазок – смотрок!

Купидон Амурович медленно приоткрыл дверь. Из инкубатора доносилось явственное попискивание. Он шагнул ближе, приоткрыл легкую крышку.

Есть!

Среди пустых скорлупок от киндер-сюрпризов копошились маленькие разноцветные пушистые существа.

Раз, два, три… Все десять, ура! Значит, опять обошлось без «пустышек»!

Купидон Амурович аккуратно собрал малышей в ладони, поднес к лицу. Такие маленькие еще, пока пушистые, а уже видно, что разные. И не только по цвету, они ведь даже пахнут по-разному. Голубые – незабудками, сиреневые – фиалками, розовые – сладким шиповником, желтые – календулой…

И это они пока пушистые. Через несколько часов пушок начнет исчезать, из него появятся на спинках крохотные крылышки, на головках – задорные кудряшки. А уже через неделю малыши-Купидончики смогут полететь на свою первую в жизни «охоту».

Ну, а эти несколько дней за ними будет присматривать Лада. Учить, наставлять, подбирать специализацию…

***

— Ну, как успехи у наших малышат? Готовы к первым подвигам? — Купидон Амурович привычно обнял и поцеловал жену.

— Конечно, любимый. Смотри: вот этот, самый маленький, Зефирка. – Лада поднесла крохотного, с мизинчик, Купидончика поближе к мужу. И волосы, и глаза, и крылышки того были нежно-розового цвета.

— Ага, любовь к зефиру. Ну что ж, для начала неплохая миссия.

— А вот этот – Фиалка. Любовь к фиолетовому и сиреневому цвету. Видишь, у него одно крылышко сиреневое, другое – более темное, фиолетовое. А потом, я думаю, можно будет поручить ему любовь к фиалкам, да? Ну, или сирень добавлю. Посмотрю, как будет справляться.

— А этот? Шустрый какой, ты посмотри!

Самый крупный, побольше ладони, Купидончик, со снежно-белыми волосами и крылышками (а вот глаза были совершенно красными), уже подобрался к руке шефа и явно что-то замышлял.

— О, это Беляк, наш вундеркинд! Он так быстро все схватывает, на лету прямо. Думаю, ему можно сразу дать дело посложнее. Решила – любовь к готовке. Ну, пока на любительском уровне, конечно.

— Эй, эй, малыш! — Купидон Амурович вовремя перехватил нацеленную ему в ладонь маленькую стрелу. – Не трать свои силенки понапрасну. Все равно у меня прививка! А то хорош был бы Купидон с одной-единственной любовью!

— Ну вот, а этот голубой – Купалка, этот Желток – любовь к воздушным шарикам… Ну, в общем, все как всегда.

— Отлично. Ну, а потенциальные амурно-людские-то Купидоны есть?

— Да. Думаю, вот эти три. По-моему, самые ответственные. Пока еще посмотрю, проверю.

— Хорошо, любимая. Ну что, отправляем?

— Знаешь, Купидоша, что-то я за Зефирку беспокоюсь. Очень уж он маленький. Не обидел бы кто. Может, пошлем его с кем-нибудь в паре?

— Давай. Да хотя бы Беляка! Он и большой, защитит, если что. Да и энергии у него хоть отбавляй! – засмеялся Купидон Амурович, шутливо погрозив Купидончику пальцем.

— Ну, удачи, детки! – Лада открыла окно. Малыши разноцветной стайкой взметнулись в небо.

***

… Ладе, наконец-то удалось уложить малышей по кроваткам. Все они вернулись в течение нескольких часов: довольные, в радостном возбуждении от первого выполненного задания. Щебетали, перебивая друг друга, блестели глазками, рассказывали, хвастались, как ловко нашли нужные «объекты», как метко стреляли… Еле накормила нектаром, цветочной пыльцой и другими полезностями расшумевшихся малышат. Уставшие Купидончики уже сладко сопели, смотря свои счастливые детские сны. Не было двоих: Беляка и Зефирки.

— Ну, и где их носит? – вздохнул Купидон Амурович. – Полечу-ка я, посмотрю. Может, случилось что?

И именно в этот момент занавеска колыхнулась и перед кураторами возникла припозднившаяся парочка. Но в каком виде! Глазки заплаканные, крылышки печально обвисли…

— Мама и папа! – Начал Беляк немного сиплым от слез голосом. (Традиционно маленькие Купидончики считали родителями своих кураторов.)

— Не ругайте Зефирку! Это я во всем виноват!

— Нет, не ты… Это я тебя под руку толкнул… — всхлипнул Зефирка. – Не ругайте Беляка!

— Так… — озадаченно протянул Купидон Амурович. – С этого места поподробнее, пожалуйста.

Всхлипывая и поминутно перебивая друг друга, чтобы уверить в именно своей вине случившегося, малыши поведали ужасную, с их точки зрения, историю.

Им понравилась одна семья: мама, папа и двое ребятишек, сынок и дочка. И решили они так: Беляк выстрелит в папу. Чтобы он полюбил готовить. Чтобы маме отдых от кухни давать. А Зефирка – в маму. Потому что мама любит чай пустой пить. Худеет. А чай просто так – невкусно. Поэтому мама часто печалится и грустит. А так – пускай с зефиром пьет, или пастилой, они же вкусные! И настроение у нее поэтому всегда хорошим будет!

Прицелились. И тут – то ли Зефирка толкнул Беляка, то ли наоборот, но обе стрелы попали в маму! И она очень-очень полюбила готовить зефир. И пастилу.

Напуганные малыши остались посмотреть, что будет. И увидели: мама вместо приготовления ужина наготовила целую кучу всяких вкусняшек. Зефира разных форм и цветов, разнообразной пастилы, маршмеллоу…

Дети-то довольны были, даже очень, мама – тоже. Она так увлеклась, так была счастлива, что даже не обратила внимания, что семья вместо нормального ужина объедается сладким. И папа тоже радовался. Но только потом, когда мама не видела, взял из холодильника колбасу и сделал себе большущий бутерброд…

И вот теперь Купидончики боялись, что сотворили ужасное зло. Нельзя людям все время сладким питаться…

— Ну что, сразу скажем, или еще минут пять подождем, чтобы получше прониклись? И запомнили – никаких небрежностей, предельное внимание, разумный выбор объектов! – подмигнул Купидон Амурович жене. – Ладно, не буду мучать детишек.

— А ну-ка, напомните Главный принцип Купидона, — старательно нахмурившись, проворчал малышам куратор.

— Семь раз отмерь, один раз выстрели… – чуть слышно пробормотали Зефирка с Беляком.

— Вот именно. — Купидон Амурович перестал изображать строгого наставника. – Ладно. Вижу, что вы уже достаточно осознали. Да и молодцы, что друг друга выгораживаете. Поэтому наказывать вас не буду.

Он замолчал.

— А… как же… А как же эта семья теперь? – снова перебивая друг друга испуганно всхлипывали малыши.

— Да ничего страшного. То, что вы видели – это первая, самая острая реакция. Обычно она длится от нескольких часов до недели. Ну, здесь, я думаю, острый период продлится недолго. Материнская любовь. Это ооочень мощное противоядие. Скоро она придет в себя и вспомнит, что и детей, и мужа нужно кормить полезно и разнообразно. Ну, а любовь к кулинарии – останется, конечно. Как хобби. А может быть, даже и в профессию перерастет. Так что не переживайте, ребятки. Все будет хорошо.

А дня через три, видя, что провинившаяся парочка то закручинится украдкой, то переглянется печально, Купидон Амурович предложил:

— Давайте-ка, малышня, прыгайте ко мне в карманы. Полетим, убедимся, что все нормально.

Признаться, он и сам немного беспокоился.

К счастью, напрасно. Незаметно заглянув в окно, они увидели: вся семья ужинает обычными котлетами и пюре, с овощным салатиком. А на подоконнике красуются две большие чашки-переростка: одна с разноцветной пастилой, а вторая – с маршмеллоу в виде разных фигурок…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,219sec