Смотрит на все это по-другому

Дожив до пожилого возраста Степан понял, что очень нуждается в душевном тепле. В молодости об этом не задумывался, тогда все было по-другому. Оказывается, жизнь так быстро пролетает. Мать ему часто говорила:

— Не успеешь глазом моргнуть, как дети твои вырастут. Как будешь перед ними оправдываться?

 

 

— Как же она была права. В молодости этого я не понимал, считал себя умным, уверенным. Детям говорил, что они сопливые еще, чтобы отцу указывать. А сам тогда и не думал, что эти сопливые вырастут и станут взрослыми. А они уже женаты и у них свои дети, — часто вспоминал и раздумывал Степан.

Он винит себя и больше никого. У него вторая жена, детей общих нет, у неё дочь и внуки. В последнее время он часто представляет, как его сыновья со своими близкими приезжают к бывшей жене, к их матери. Как Вера угощает их вкусными пирогами. Такие вкусные пироги он больше нигде не ел. Вот сидел бы сейчас вмести с ними за одним столом. Об этом он думал, когда проезжал каждый раз с работы по улице, где жила первая жена.

С Верой они прожили двадцать шесть лет. В его паспорте стоит печать о регистрации брака и о разводе. Между ними двадцать шесть лет. Была ли у них любовь с женой, конечно была, иначе бы и не поженились и столько лет не прожили.

Веру встретил Степан, когда вернулся из армии. Он жил в селе в пяти километрах от поселка. Парни из села каждые выходные ездили кто на чем в поселок на танцы. У кого-то мотоцикл, у кого велосипед. А иногда и отправлялись пешком гурьбой. Там-то в клубе увидел красивую девушку. Стояла скромно с подружками, нежная улыбка, волосы пшеничного цвета туго закручены в пучок на затылке и на лбу челка. Как только встретился с ней глазами сразу понял, что эта сероглазая девушка запала в душу.

— Девчонки, привет, — подошел он к ним с другом, а сам смотрел на ту девушку. – Мое имя Степан, можно Степан или Степочка, — шутил он, — давайте познакомимся, это вот мой друг Серега.

— Вера, — сказала девушка и щеки её запылали, остальные тоже представились, но он и не слушал, его особо не волновало, у кого какое имя.

Степан высокий и крепкий с черными, как смоль волосами и такими же глазами, подал руку Вере:

— Идем танцевать, это моя любимая песня.

Вера улыбнулась и пошла с ним в центр зала. За весь вечер он от неё не отходил, потом проводил её до дома. И поздней ночью отправился пешком в село. Всю дорогу думал о ней и не заметил, как прошел пять километров. Степан работал, а в субботу и воскресенье встречался с Верой. Она тоже его уже поджидала и отказывала парням, которые приглашали её танцевать.

Встречались около года, уже Степан познакомился с её родителями и Веру познакомил со своими. Его матери Вера очень понравилась, она так и сказала:

— Степа, больше не приводи мне никаких девчонок, эта Вера – твоя будущая жена. Надеюсь ты меня понял?

— Конечно, мам, я и сам знаю, что она будет моей женой.

Ровно через год они поженились. Свадьба была веселой, народу было много. Надарили подарков. Даже начальник Степана дал ему служебную машину «Волгу» чтобы они с Верой поехали на ней на регистрацию и обратно. А Вере с работы подарили стол и два стула. Тогда было конечно другое время.

Гулять долго не пришлось, уже после свадьбы через день вышли на работу. Жить стали в поселке. Вере от предприятия дали семейное общежитие. Степан переехал из села, устроился на завод. Так и началась их семейная жизнь. Жили хорошо, оба работали, за два месяца до рождения первого сына им от завода дали двухкомнатную квартиру. Их радости не было предела. Сына из роддома привезли в новую квартиру с новой мебелью. А потом через два года родился ещё сын. Так и росли друг за другом сыновья.

Конечно иногда было трудновато, но родители Веры помогали, мать Степана тоже иногда приезжала из села с соседом на мотоцикле. Разгружали картошку, лук, морковку, варенье и соленья. Все было хорошо. Дети росли, уже и в школу пошли, Вера с мужем работали. Вера была отличной женой и матерью, заботливой и любящей. В доме всегда было что поесть, часто пахло выпечкой, стирала и убирала, чистота и порядок. Зарабатывали по тем временам нормально, в отпуск каждый год уезжали на море с детьми.

Когда старший сын учился в седьмом классе, а младший в пятом, именно в это время у них начала рушиться семейная жизнь. В этом виноват оказался Степан. А чего ему не хватало, он и сам не знал. Видимо привык жене, к хорошей жизни. Вера стала ему казаться неинтересной, а потому что стал поглядывать на сторону. Захотелось приключений. Домой после работы он не спешил, встречался сначала с одной женщиной, потом с другой. Степан возмужал еще больше и был настоящим красавцем, а женщины таких мужчин мимо не пропускали. Так и разбаловали.

Вера вначале не догадывалась, но когда он временами не приходил ночевать, ей все стало понятно. А потом еще и донесли «сердобольные» люди. Был конечно скандал, Вера даже предложила развестись, но Степан пока к этому не был готов и обещал, что такого больше не повторится.

Но если в человеке есть такая струнка, она никуда не денется, так случилось и со Степаном. Не справился он с собой и вновь встречался с другими. Семью не бросал, большую часть зарплаты отдавал жене. Спиртное не употреблял, жена молчала.

— Может быть перебесится Степа, — думала она, — мозги встанут на место, прекратит свои похождения, — надеялась она.

Но время шло, из семьи не уходил. Тот и другой сын уже закончили школу. О том, что Степан изменял жене, знали все: родственники, знакомые, родители и дети. Старший сын в присутствии младшего не раз говорил ему:

— Пап, за что ты обижаешь нашу маму. Она плачет по ночам, я слышал. Лучше нашей мамы нет никого.

— Ну, вы еще будете мне указывать, — грубо обрывал он.

Его мать строго разговаривала с ним, когда приезжала в гости. Степан уже в то время мог не приходить домой, по несколько дней находился у другой женщины. Вера знала где он и у кого, но никогда себе не позволяла пойти туда и тащить мужа домой.

Дети учились один в институте, другой в колледже. Мать Степана души не чаяла в невестке, родственники с его стороны тоже всегда приходили к ней в гости, они её уважали. Мать Степана вдруг резко занемогла, попала в больницу, после больницы ей нужен был уход, Вера забрала её к себе домой, ухаживала. Но в один день свекровь вдруг не проснулась, подвело сердце.

После похорон матери Степан ушел от жены и подал на развод. Жена молча согласилась. Сыновья обиделись на отца и не простили его. От общения отказались, вычеркнули его из своей жизни.

Младший сын сказал:

— Ты бросил нашу маму, ты бросил нас ради другой женщины. Считай, что ты для нас умер.

Он тогда крепко разозлился и чего только не наговорил сыну, даже сейчас вспоминая об этом, ему было стыдно.

Степан ушел к Любе, с которой долгое время встречались, поженились. У неё была дочь. Она приняла Степана спокойно, потом тоже вышла замуж. Со временем они с Любой продали двухкомнатную квартиру и построили дом. Все сбережения ушли в этот дом, еще и не хватило, взяли кредит. Степан в этот дом вкладывал очень много, делал сам ремонт, что-то подделывал, пристраивал, хоть в этом доме нет даже его доли. Дом полностью оформлен на дочь Любы.

Когда был моложе, он особо не задумывался о своей жизни, все было хорошо. Потом вышел на пенсию, но все равно продолжал работать. Люба была на шесть лет моложе, тоже вышла на пенсию в пятьдесят пять лет, свободного времени у неё стало много.

— Степа, я уезжаю к дочке на недельку, поживу там, скучаю по внукам, ты тут один справишься. А потом может я их к нам привезу.

Люба уезжала, а Степан чувствовал себя одиноко, думал:

— Первая жена тоже жила для детей, терпела мои похождения, надеялась, что я когда-нибудь успокоюсь и эта жена также. Я ей как будто и не нужен. Живет для своей дочери и внуков, все наше имущество – дом, машину записала на свою дочь.

Но дело не в этом, с годами он стал себя чувствовать в этом доме чужим. Конечно внуки её дочери называют Степана дедушкой. А он думал:

— Ну какой же я для них дедушка? Я совершенно чужой человек для них. Мне бы радоваться, что они меня так принимают, но радости в душе почему-то нет. Даже злюсь иногда, что жена крутится все время вокруг дочери и внуков.

Конечно же он злится от того, что его сыновья вычеркнули его из жизни. Своих внуков он никогда не видел. Сыновья его так и не простили, а ведь родные люди по крови.

Как-то сказал Любе:

— Слушай, может быть мне помириться со своими сыновьями. Мне тоже хочется привезти к нам своих внуков, я их доже не знаю.

Но Люба только передернула плечами и ответила:

— Ну если привезешь, вот сам и будешь их развлекать, кормить и поить. Я даже пальцем не пошевелю.

Степана это очень сильно задело.

— Я же детей не делю на своих и чужих, когда приезжают её внуки, дарю подарки, играю с ними. А она делит, хоть еще и не видела никого, — думал Степан после этого, сидя во дворе.

Теперь он знал и понимал, что Вера была не такая. Даже когда он ушел к Любе, она общалась с его родственниками. Даже поминки его матери устроила она, а не Степан. Тогда он на это не обращал внимания, а теперь смотрит на все это по-другому.

— А ведь Вера была лучшей женой, а я этого не ценил. Любе кроме дочери и внуков ничего не нужно. Ей со мной делить нечего, у меня нет ничего, и даже если мы ругаемся, она сразу говорит: «Положи ключи на стол и уходи на все четыре стороны». Хотя понимает, что мне идти некуда. Я и сам не знаю, где теперь мое место, моя сторона.

Он знает, что Люба его не выгонит, но все же стал задумываться. Он считает, что не управляет своей жизнью. Вот это и не дает ему покоя. На первый взгляд живут они хорошо, но его душа не на месте.

— Ладно я пока работаю и им тут нужен. А если заболею и не дай Бог буду лежать? Я не могу с уверенностью сказать, что Люба будет ухаживать за мной. Точнее я уже догадываюсь, как она поведет себя в этом случае. А вот Вера никогда в беде не оставит, я уверен в этом. А сейчас что у меня осталось? Если заболею, меня попросят отсюда. Вот теперь и кусаю себе локти, да не могу достать. Уже ничего не вернуть.

Часто проезжает Степан мимо дома первой жены и жалеет, что сам испортил свою жизнь. Жизнь семейную, прекрасную. Жалеет об этом каждый божий день, но кому теперь об этом рассказать, и кто ему поверит?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:47 | 0,300sec