Счастье не в деньгах?

Марина вышла замуж за Олега. Свадьбу, пышную и богатую, гуляли 3 дня. На торжество, помимо многочисленных родственников, собралось, казалось, всё село. Были и танцы, и песни, и весёлые конкурсы, и выкуп невесты… Всё как у всех. Олег, самодовольно улыбаясь, посматривал на гостей. Он женился на девушке, о которой мечтал ещё со школы. Олег её долго добивался, и всё-таки смог женить своенравную красавицу на себе.

 

Марина в этот день старалась не грустить: в конце концов, она сама решила выйти замуж за Олега. Конечно, её не слишком радовали песни и пляски, не смешили весёлые конкурсы – всё это ей казалось пошлым и скучным. Все эти люди, многочисленные гости, девушку, скорее, раздражали, а себя она чувствовала куклой на витрине: каждый её рассматривал и оценивал. Добрую половину присутствующих Марина не знала (включая и своих дальних родственников), она понимала, что, скорее всего, видит их в первый и последний раз. «Странно, к чему вся эта показуха?! – думала она, – Кого сейчас можно удивить шикарной свадьбой?! Деньги на ветер…» Именно деньги и стали главной причиной того, что эта свадьба всё-таки состоялась. А вернее, их отсутствие… Марина вздохнула и оглянулась по сторонам. «Зато я не продешевила! – вскинула она голову, – Мне все наши девчонки завидуют!» Теперь у неё будет новая жизнь, богатая и счастливая. Ведь в том, что счастье не в деньгах, Марина теперь очень сомневалась…

… Марину воспитывала одна мать. Наталья Сергеевна работала библиотекарем в школе, поэтому с деньгами в их маленькой семье всегда было непросто. Жила Марина с мамой в старом бабушкином доме вместе, собственно, с бабулей. Та помогала дочери: нянчила внучку. Все вместе они обрабатывали небольшой огород, держали курочек-несушек…

Наталья Сергеевна родила дочь без мужа. Она уехала в город учиться – поступила в педагогический университет. Однако спустя 3 года вернулась беременной. Оказалось, что отец её будущего не рождённого ребёнка женат и ничего в своей жизни менять не намерен. Он давал Наталье деньги на аборт, но та оскорбилась и отказалась. Мать девушку поддержала: «Ничего, вырастим сами! – сказала она, – Дал Бог ребёнка, даст и на ребёнка!» Отец Натальи умер за несколько лет до появления Марины на свет… Наталья бросила университет (не смогла учиться и заниматься младенцем), родила дочь и вышла в школу библиотекарем. Воспитанием девочки занималась преимущественно бабушка…

Марина любила бабушку и маму, а они любили её, окружали заботой и вниманием. Девочке покупали красивые вещи и новые игрушки, однако, когда она подросла, с этим стало сложнее: у многих детей в её классе были современные гаджеты и новые модели телефонов, красивые фирменные вещи. Для матери Марины такие покупки были недоступны – не было лишних денег, тем более, что бабушка заболела и нуждалась в дорогостоящем лечении. Девочка всё понимала и ничего не требовала. Однако осадок на душе остался. «Протягивай ножки по одёжке!» – любила говорить бабушка, когда Марина вслух мечтала о новом велосипеде или о какой-нибудь экскурсии, куда собирался поехать её класс. Девочка ненавидела это выражение, она надеялась, что когда-нибудь сможет позволит себе делать и покупать то, что она захочет. Марина носила вещи, перешитые из маминых, а первый телефон купила себе сама, отработав лето на ферме. В школе из-за этого девочку не гнобили. Во-первых, у них в селе не только семья Марины жила бедно, во-вторых, несмотря на нищету, девочка хорошо училась и была отличницей. Уже в 10-11 классе Марина даже понемногу зарабатывала, занимаясь дополнительно с учениками начальной школы английским языком. Наталья Сергеевна хорошо знала английский, она помогла выучить его дочери. Теперь та уже могла заработать на знании языка. Однако платили Марине копейки: она ведь не была даже учителем, так, девочкой-старшеклассницей.

Когда Марина училась в 11 классе, бабушка умерла. Марина и Наталья Сергеевна остались одни. Старый дом требовал ремонта: он просто разваливался местами, на лечение матери Наталья Сергеевна брала кредит – поэтому денег не хватало катастрофически. Да и у Марины на носу был выпускной и поступление в вуз.

— Дочь, я поеду в столицу! – решила Наталья Сергеевна, – Знакомая предлагает место няни-гувернантки. Образование у меня, можно сказать, есть, английский я знаю неплохо. Сколько можно с копейки на копейку перебиваться?! Пока мать жива была, я не могла её бросить: сама знаешь, почти 5 лет она пролежала. У тебя должно быть достойное будущее, не хочу, чтобы ты, как я, в нищете жила. Хоть счастье и не в деньгах, но и без них тяжело…

Наталья Сергеевна уехала. Марина осталась одна. Она усиленно готовилась к ЕГЭ: просиживала над книгами всё свободное время.

— Дура ты, Маринка! – вздыхала её подруга Соня, – Если бы мои укатили куда-нибудь, я бы такой праздник жизни устроила! До утра бы гуляла каждый день! А тебя на улицу не вытащишь! Была бы я на твоём месте…

— Сонька, ты даже не представляешь, как тебе повезло, что ты не на моём месте! Ты с репетиторами занимаешься, тебе проще. Мне всё самой разбирать приходиться. Ты в вузе будешь учиться по любому: родители, в случае чего, оплатят тебе контракт. Я смогу учиться только на бюджете. Поэтому, конечно, времени я зря не теряю: учёба – это вклад в будущее. Надеюсь, хорошее образование поможет мне выбраться из нашей глуши и чего-то в жизни добиться!

Наталья Сергеевна устроилась на работу гувернанткой. Деньги ей платили хорошие, однако женщина всё никак не могла обвыкнуться на новом месте.

— Всё вроде бы хорошо, – рассказывала она дочери, приехав на выходные, – но чувствую я себя у них человеком второго сорта. Лилия Станиславовна, хозяйка, как глянет иногда – под землю провалиться хочется. «Следите за произношением! – говорит, – Чтобы мои девочки Вашего сельского суржика не набрались!» Одели меня в форму, там, кроме меня, ещё горничная, она же повар. Разговаривать до обеда с девчонками нужно только по-английски, а они не очень понимают, особенно Катя, младшенькая, ей 3 года всего. Мать их занята вечно: бизнес-леди, уезжает в 8, возвращается после 10. По выходным у неё встречи с подругами, фитнес и косметические процедуры. С детьми она практически не пересекается. «Это и ни к чему! – говорит она, – Дети мать любят на генном уровне. Я всё делаю для того, чтобы у них было достойное будущее! В своё время они это оценят!» Старшей, Настеньке, предстоит учиться за границей. Уже в следующем году. А ей всего 9! Она рыдает каждый раз, когда мать об этом заговаривает. Но Лилию Станиславовну слезами не пронять… Знаешь, не так тяжело мне там физически, как морально. Не пойму я богачей этих: вроде бы, всё они делают для детей, вкладывают в их будущее. Однако, с другой стороны, как по мне, думают-то они при этом в первую очередь о себе… Я понимаю, что образование за рубежом – это престижно и качественно. Но ведь у нас сейчас можно получить образование ничем не хуже, зато гораздо дешевле. Да и вообще, если ребёнок не хочет – зачем его заставлять?! Настя – умница, она, как ты, учиться прекрасно. Конечно, у неё репетиторы, частная школа… Ей и так обеспечено прекрасное будущее! Ну, не хочет ребёнок уезжать за границу! Так нет же… Лилии Станиславовне намного важнее то, что она перед подругами хвастать будет: мол, дочь у неё за границей учиться. а что при этом бедная девочка будет скучать по дому и плакать ночами, её не слишком волнует…

— Мамуль, не переживай ты так! Относись к происходящему, как к работе! – пыталась успокоить мать Марина. Однако та только вздыхала: быть посторонним наблюдателем она не могла. Не умела оставаться равнодушной к чужому горю и несправедливости!

— Ну, а ты тут как без меня? – Наталья Сергеевна обнимала дочь, – Замуж ещё не выходишь?! – смеялась.

— Ну, что ты, мам! – хмурилась Марина. Она была уверена, что любовь – это, прежде всего, лишние проблемы. История матери была лучшим тому подтверждением, поэтому на все ухаживание знакомых (и незнакомых) парней девушка отвечала отказом… А так как Марина была девушкой симпатичной, умной и весёлой, то и ухажёров у неё было предостаточно. Особенно навязчивым оказался Олег – сын местного фермера, считающего себя практически олигархом. Сам парень был ничем не примечательным: невысоким, худым и щуплым, с усыпанным веснушками лицом и хитрыми бегающими глазками. Однако он был уверен в своей неповторимости и в том, что любой девчонке будет за счастье встречаться с ним – сыном самого Гаврилова. И некоторые девчонки, действительно, с ним встречались. Он был не жадным, делал подарки и водил в кафе. Мать парня держала местный магазинчик, отец руководил фермерским хозяйством. Вообще, довольно перспективный жених…

— Марин, в городе в воскресенье концерт будет, звёзд каких-то обещают. Я поехать собираюсь, хочешь со мной?! Довезу в целости и сохранности, – Олег смотрел на девушку, прищурив глаза. Он знал, что на поход в кафе или шоколадку/мороженко эта девушка не поведётся.

— Олег, у меня нет времени на концерты ездить: к ЕГЭ готовлюсь. Да и желания нет, если честно: не люблю быть кому-то обязанной, – пожала плечами Марина.

— Слушай, ну, что ты сразу «обязанной»! Я же от чистого сердца! – возмутился Олег. Хотя на благодарность он, конечно же, рассчитывал.

— Я с тобой не поеду, говорила ведь уже! – Марина, отвернувшись, пошла дальше.

«Погоди, прибежишь ещё!» – нахмурился Олег. Марина ему нравилась, а то, что она не падка на его деньги, нравилось ему ещё больше.

— Ань, ты сегодня так классно выглядишь, просто звезда, – парень подошёл к однокласснице Марины, – не хочешь со мной на концерт?..

Марина поступила на бюджет, поселилась в общежитие и приступила к учёбе. Она была уверена, что хорошее образование – это её путь к вершине. поэтому поступила в юридическую академию. Всё складывалось хорошо до тех пор, пока мать не уволили с работы.

— Ты понимаешь, – плакала Наталья Сергеевна, – я ведь только поговорить хотела! Пыталась объяснить Лилии Станиславовне, что не нужно ей дочь за границу отправлять! Настенька ведь такая домашняя! Она так Катюшу любит, так плачет, что придётся уезжать!

— Ты прямо так и сказала? – вздохнула Марина.

— А как ещё?! Так и сказала! Так Лилия эта как давай кричать, ногами топает: мол, я идеальная мать и сама знаю, что для моих детей лучше! Не ваше, мол, дело, не Вам меня учить. Ваша задача: детей воспитывать так, как принято в семье. Настя плачет, просит её не отправлять из дома, а мать на неё орёт, мол, у тебя никто не спрашивает. Катенька ко мне на руки забралась и говорит: «Мамочка, идём отсюда!» Лилия и обомлела. После этого она меня сразу рассчитала и попросила покинуть их дом в тот же вечер. Девочки плакали, я ревела… Наработалась, короче… Теперь, вот, за чужих детей душа болит…

— Мамуль, ты всё берёшь слишком близко к сердцу, – пожала плечами Марина, – библиотека – это твоё всё! а Лилия эта, возможно, в чём-то и права: если Настя будет изначально находиться среди избранных, то и дальнейшая её жизнь будет такой же, богатой и красивой. А какие перспективы даёт образование за рубежом…

— Дочь, что ты такое говоришь?! – Наталья Сергеевна изумлённо взглянула на девушку, – Главное, это человеческие отношения, любовь, семейные ценности, а вовсе не материальные блага! Настенька не хочет уезжать от родителей, от сестрёнки…

— Ничего, привыкнет. К хорошему быстро привыкают, – равнодушно ответила Марина. Наталья Сергеевна только головой покачала: в последнее время она не узнавала свою дочь.

Женщина снова вернулась на прежнюю работу. Марина тоже работала, пытаясь совмещать работу с учёбой. Однако получалось не всегда. В кафе, в котором девушка подрабатывала изначально, хозяин начал к ней активно приставать: мол, за то, что позволяю тебе работать в свободном графике, пора бы и отблагодарить. Марина ушла оттуда, не раздумывая. В магазине, куда она устроилась на подмену, чтобы работать на выходных, на неё повесили недостачу… Пытаясь найти удалённую работу, Марина раз за разом натыкалась на мошенников… О работе по специальности можно было даже не мечтать: первокурсников по специальности не брали никуда.

Её однокурсники разительно отличались от одноклассников: так как университет был довольно престижным учебным заведением, то и учились в нём преимущественно дети богатых родителей. Соответственно они одевались и общались. Марина чувствовала себя изгоем на этом празднике жизни.

— Мариш, ты бы уже папика себе нашла! Вроде, мордашка и фигурка ничего, а одеваешься, как нищебродка! – Алеся, дочь декана, смерила девушку презрительным взглядом, – Хочешь, с нужными людьми познакомлю? Оденут, приголубят…

Сокурсники захихикали, Марина покраснела и отвернулась: она старалась не обращать внимания на подобные выходки богатеньких девочек из их группы, хотя от обиды навернулись слёзы. Алеся не стала развивать тему: она троллила Марину даже не со зла – так, чтобы выделиться на её фоне. Зато на контрольной девушка не гнушалась обращаться к «нищебродке» за помощью. И Марина помогала… А потом вдруг поняла, что мечтает оказаться на месте Алеси: хорошо одеваться, ездить в институт на дорогой машине, не жалеть денег на себя. Марина, получив стипендию, оплатила общежитие и купила себе недорогие кроссовки. «Дешёвка! – заявила Алеся, скользнув по ним взглядом, – Как такое вообще можно носить?!» Девушка прошла в аудиторию и стала дальше болтать по телефону, а Марине захотелось просто исчезнуть. «Почему я не пошла учиться куда-нибудь в педагогический?! – с тоской думала она, – Там вероятность нарваться на подобных «Алесь» гораздо меньше!»

— Привет, Маринка, а ты что работаешь здесь?! – Олег удивлённо разглядывал старую знакомую. Марина после занятий всё так же подрабатывала в кафе, только уже в другом, с более адекватным хозяином. Девушка уже третий год пыталась хоть как-то свести концы с концами, однако выбраться из нищеты всё не получалось. После второго курса девушка ещё раз обошла все юридические конторы в округе, разослала своё резюме, однако ей снова везде отказали: ссылались обычно на то, что она ещё далеко не специалист.

— Знаешь, – взглянув на неё сквозь очки в стильной оправе, сказала секретарша в одной из контор, – в нашей профессии обычно берут на работу по знакомству. У тебя что, нет знакомых юристов?

— Нет, – пожала плечами девушка, – поэтому я работу и ищу.

— Непросто тебе будет её найти! – прищурилась та.

Тогда Марина впервые усомнилась в том, что выбрала правильный путь. До сих пор её знания и ум миллионов ей не принесли…

… — Здравствуй, – Марина прищурилась. Олега она увидеть здесь совершенно не ожидала. Он возмужал, теперь его уже можно было назвать симпатичным. Особенно парня красил дорогой добротный костюм и телефон последней модели, – а ты здесь откуда?!

— Я отучился, вот, работаю, по делам приехал. Фирма у меня своя, несколько СТО… Работа, дела и всё такое… Ты дома редко бываешь, сто лет не видел тебя!

— Работаю, матери нужно помочь, да и самой жить за что-то, – пожала плечами Марина, – Как сам? Жена, дети?

Марина ждала ответ со странным трепетом.

— Нет, что ты, пока не женат: не нашёл достойной. Ты так же учишься в юрке? Может, встретимся после твоей работы, пообщаемся, мы же столько не виделись, – прищурился Олег, – кстати, мне в фирму нужен толковый юрист.

Марина кивнула. «А почему нет?! – вдруг подумала она, – Это мой шанс не только получить работу, но и изменить свою жизнь!»

— Ничего себе! Девчонки, оцените! Маринка, ты ли это?! – Алеся разглядывала однокурсницу со всех сторон, – Ты получила наследство или воспользовалась-таки моим советом и нашла нормального мужика?!

В словах Алеси уже не было иронии: Марина была дорого и стильно одета, а на учёбу она приехала на шикарном внедорожнике – однокурсница успела это заметить, припарковываясь рядом. Алеся была умной девушкой и прекрасно понимала, что ситуация в корне изменилась, а значит и её шутки могут обернуться против неё. Теперь Марина была одной из них. Своей.

— Скорее, второе, – пробормотала Марина.

— Красотка, что тут скажешь! Мои советы даром не прошли, все слышали?! – улыбнулась Алеся, впервые взглянув на Марину практически как на равную. Девушка расправила плечи…

Наталья Сергеевна посмотрела в окно, потом вновь перевела испуганный взгляд на дочь.

— Ты же его совсем не любишь, – прошептала она.

— Ну, и что, мам?! что это меняет? Может, оно и к лучшему?! Ты любила отца, и что?! Счастья это тебе не принесло: всю жизнь в нищете прожила, ребёнка сама воспитывала. Я не хочу так, мам! Я хочу жить нормально! Устала я уже копейки считать… – Марина отвернулась.

— Без любви разве можно быть счастливой? – тихо спросила мать.

— Можно. Я уверена, что можно. Олег – хороший парень. У него фирма своя, квартира в городе большая, машина, перспективы… Он меня любит. Я юристом у него на фирме работаю. Знаешь, сколько он мне платит?! О такой зарплате я даже мечтать не могла! Этого, думаю, вполне достаточно для счастливого брака…

— Мариш, но счастье же не в деньгах! Ты же всегда так считала! – воскликнула Наталья Сергеевна.

— Я повзрослела, мам. Выросла. Счастье, может, и не в деньгах, но и без них счастлив не будешь…

… На свадьбу, пышную и богатую, собралось всё село. Были и сумасшедшие танцы, и песни, и весёлые конкурсы, и выкуп невесты… Всё как у всех. Олег, самодовольно улыбаясь, посматривал на гостей. Он женился на девушке, о которой мечтал ещё со школы. Марина в белоснежном дизайнерском платье тоже смотрела на всех присутствующих чуть свысока: она была хозяйкой этого бала, виновницей торжества. Сегодня на неё смотрели с восхищением и завистью. «Повезло Маринке, – шептались вокруг, – такого женишка отхватила!» Ведь на ней, «нищебродке», женился самый перспективный парень их села. Самое главное её достижение при этом – это то, что Олег считал, что повезло ему: он долго добивался её и, наконец, добился. Парень так и не понял, что добился Марину он именно тогда, когда она сама ему разрешила это сделать…

… Марина вздохнула и оглянулась по сторонам. «Зато я не продешевила! – вскинула она голову, – И скажите мне после этого, что счастье не в деньгах!»

… И только Наталья Сергеевна, исподтишка поглядывая на дочь, видела в её глазах глубоко спрятанную боль и отчаяние. «У каждого есть своя цена, – сказала Марина ей сегодня утром, когда она одевала ей белоснежную пышную фату, – надеюсь, я не продешевила…»

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.62MB | MySQL:47 | 0,077sec