Рыська и сопромат

Словно поняв его речь, кошка набросилась на остатки беляша и в два счета расправилась с ним. Облизнулась и, подняв мордочку, вновь мяукнула. — Больше нет, – развел руками Виктор…

Пушистые хлопья снега беззвучно ложились на землю, машины, деревья. Полет снежинок завораживал, отвлекая от беспокойных мыслей. Беспокоиться было о чем. Завтра, уже завтра экзамен. Самый серьезный, о котором студенты десятилетиями слагали легенды, шутки и бесчисленное количество увлекательных историй – сопромат!

Сопротивление материалов, будь оно неладно! Мало того, что предмет заумный, так еще и преподают его люди чудаковатые, фанатично преданные своему делу. Таких на мякине не проведешь, не разжалобишь. Остается единственный вариант, гарантирующий успех – учить, понять, разобраться в зависимостях и хитросплетениях схем и формул. Нереальная задача!

Виктор горестно вздохнул. Выйдя из автобуса, он прогулочным шагом двинулся в сторону дома. Экзамен завтра, а допуск к экзамену получил только сегодня. Преподаватель – Фазиль Акрамович (Дизель-Кран – в студенческих кругах), щуря и без того узкие, восточные глаза, долго мучил его, пытаясь выяснить компетентность и наличие усвоенных Виктором знаний.

Зато, когда тот решил-таки задачку на статику, радовался больше самого Виктора, хлопал его по плечу и радостно повторял:

— Вот видишь? Ведь все получилось! – и с удовольствием поставил свой росчерк в зачетке.

Зачет — это хорошо. К экзамену допущен, хоть и с опозданием. Сам виноват. Весь семестр занимался спустя рукава, надеясь на удачу. С некоторыми предметами прокатило. Но не с сопроматом. Теперь готовиться к экзамену. Сутки на все.

Проходя мимо киоска с вывеской «Беляши», он, стараясь не вспоминать советы мамы о вреде для здоровья и канцерогенах, купил один. Горяченький, ароматный, сочный. С удовольствием обкусывая пышное тесто, оставляя мясо на потом, дошел до своего подъезда.

Хотел уже впиться зубами в сочную мякоть, но внутренность беляша выскользнула и упала под ноги. Падающий снег таял на аппетитном кусочке, теперь уже не съедобном. Горестно вздохнув, он доел остатки теста, вытер руки носовым платком и, поставив пластиковый «дипломат» на подъездную скамеечку, закурил.

— Мяу? – услышал он и, опустив взгляд, увидел у своих ног худенькую кошечку пепельного цвета. Она вопросительно смотрела на него зелеными глазами.

— Угощайся, – великодушно разрешил Виктор. – Я не буду.

Та, словно поняв его речь, набросилась на остатки беляша и в два счета расправилась с ним. Облизнулась и, подняв мордочку, вновь мяукнула.

— Больше нет, – развел руками Виктор.

Та вздохнула и, наскоро потерев мордочку лапкой, засеменила к подвальному окошку, оставляя цепочку следов на свежевыпавшем снегу.

 

— Какая деликатная кошечка, – улыбался Виктор, поднимаясь на третий этаж. – Разрешения спросила, прежде чем угоститься.

— Здорово, студент! – поприветствовал его пожилой сосед – дядя Вася, счастливый обладатель личного автомобиля. Для начала восьмидесятых – роскошь, многим недоступная. В руках он нес картонную коробку с пустыми стеклянными банками. – Как учеба?

— Нормально, дядя Вася, — улыбнулся Виктор, отпирая замок входной двери.

В прихожей стоял пакет с мусором. Не успел избавиться от него утром, торопился. Придется вынести сейчас, пока не разделся. Он вновь потопал по лестнице, теперь уже вниз.

У подъезда дядя Вася разогревал двигатель «Москвича». Виктор шел к мусорным бакам, когда услышал истошный визг и хриплый лай своры собак. У баков мелькали лохматые шубы псов, в стороны летели клочья шерсти.

— Вот я вас! Хулиганы! – шумнул Виктор, собаки бросились врассыпную, словно нашкодившие малолетки.

Приблизившись к месту схватки, он заметил на вытоптанном псами снегу комочек окровавленной шерсти. Пепельного цвета. Кошка! Та самая! Она лежала на боку, закрыв глаза и время от времени вздрагивала всем телом, при этом из груди ее исторгался хрип, словно она не могла откашляться.

— Киса… Как же так?

Виктор опустился рядом с ней. Услышав его голос, кошка открыла глаза и задышала ровней.

— Живая. Живая! – обрадовался Виктор.

Сорвав с шеи шерстяной шарф, он бережно завернул в него пострадавшую и стал озираться в поисках помощи.

— Дядя Вася! – закричал он, увидев отъезжающий «Москвич» и бросился ему наперерез.

— Ты что, Витька! Жить надоело? – ругнулся дядя Вася, открывая дверь машины.

— Выручай, дядя Вася! Пропадет без помощи, – Виктор протягивал ему кошку, завернутую в шарф, испачканный кровью.

— Ах ты ж, бедолага, — охнул дядя Вася, разглядев кошку. – Живо в машину, поедем к ветврачу.

— Я ее вчера видел, — рассказывал дядя Вася, — думал, чья-то. А она, похоже, бездомная. К мусорным бакам сунулась, а собаки ее и выловили. Это их кормовая база, они там друг друга гоняют, не то, что кошек…

Девушка в снежно белом халатике, выслушав сбивчивый рассказ Виктора и взглянув на кошку, распорядилась:

— Пройдете вне очереди. Сейчас доктор освободится и пройдете. Пока присаживайтесь, – и указала на свободный стул у входа в кабинет.

Кошка вновь закрыла глаза и начала хрипеть, вздрагивая всем телом.

— Киса, киса, — начал заговаривать ее Виктор. — Потерпи. Сейчас доктор поможет. Все будет хорошо, вот увидишь…

Кошка, слыша его голос, открывала глаза и внимательно слушала, даже пыталась мурлыкать. Но стоило ему замолчать, как все начиналось снова. Не зная, чем еще занять кошку, он начал негромко рассказывать ей формулировку теоремы Клапейрона из курса сопромата:

— Упругая работа внешней силы при статическом приложении равна половине произведения ее значения на соответствующее этой силе перемещение.

— Ее окончательного значения, – поправил его голос стоящего рядом человека.

— Окончательного, – согласился Виктор и поднял глаза.

Перед ним, с переноской в руках стоял Фазиль Акрамович и с интересом смотрел на него. Из щелей переноски торчал мех пушистого кота.

— Красивая теорема, – преподаватель даже прищурился от удовольствия. – Это ты ей рассказываешь?

Он кивнул на кошку. Виктор сбивчиво поведал ему о происшествии.

— Боюсь молчать. Она тогда закрывает глаза и хрипит. А так – слушает и успокаивается, – признался Виктор.

— Интересное применение теоремы Клапейрона, – хмыкнул Фазиль Акрамович. – Впрочем, почему бы и нет?

— Проходите, — пригласила Виктора давешняя девушка, выглянув из кабинета врача.

*****
В аудиторию, где проводился экзамен, Виктор вошел последним, оставив в коридоре безутешную группу, половине которой предстояла пересдача. Фазиль Акрамович взглянул на билет, который вытянул Виктор и, сделав отметку в журнале, указал ему на стол – напротив от себя.

— Готов? – через пятнадцать минут спросил он. – Ты последний, давай будем закругляться. Итак…

— Первый вопрос, — начал было Виктор.

— Вопросы буду задавать я! – перебил его экзаменатор. – Итак, первый вопрос – как здоровье твоей подопечной?

— Спасибо, хорошо, – расплылся в улыбке Виктор. – Ребрышко сломано, ушко порвано и хвостик пришлось ампутировать. Почти весь. Доктор сказал, что теперь в безопасности, но на перевязки будем ходить.

— Хорошо, — улыбнулся Фазиль Акрамович. — Второй вопрос: как ты ее назвал?

— Рыська, – Виктор вновь улыбнулся. – У нее теперь обрубок хвоста, как у рыси. Поэтому – Рыська.

— Остроумно, – согласился экзаменатор. – Третий вопрос: Ты понимаешь, что взял на себя ответственность за живое существо, и теперь для нее ты – Бог?! Так вот, прошу тебя, будь для нее добрым Богом и поверь мне, преданнее существа ты не встретишь!

— У нас ей будет хорошо, – убежденно сказал Виктор. – Она не отходит от меня, хотя и ходит с трудом. Больше на ручках у меня или у мамы. А когда я ей что-то рассказываю, она с таким вниманием слушает!

— Теоремы из курса сопромата? – хитро улыбнулся преподаватель.

— И теоремы тоже, – смутился Виктор, вспомнив вчерашний день.

— Хорошо! – хлопнул ладонью Фазиль Акрамович по стопке исписанных листков. – Я посмотрел то, что ты набросал для ответа на билет. На твердую троечку тянет. Но, учитывая прочие обстоятельства, ставлю тебе за экзамен – «Хорошо». Авансом.

— Так это же итоговый экзамен, – удивился Виктор. – Курс сопромата закончен!

— Техническая механика, дружок! – хитро прищурились восточные глаза преподавателя. – В следующем семестре я буду вести у вас курс Технической механики. С зачетом и экзаменом. Так что на халяву – не выйдет! Ты у меня теперь на особом счету! Учи предмет, вместе с Рыськой учи. Она у тебя, похоже, имеет склонность к техническим наукам!

Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.64MB | MySQL:47 | 0,076sec