Развод

— Завтра у Катеньки концерт в детском садике, — начала Лена, неловко переминаясь с ноги на ногу. – Она там выступает в роли Герды в спектакле, поет и играет…

— Ты отпроситься хотела? – прямо спросила Галина Григорьевна, едва поднимая голову от кипы бумаг. – Во сколько?

— В три дня, — выдохнула Лена.

— Иди конечно, — отмахнулась начальница. – До обеда отработаешь, а после – свободна. Только отчет сегодня вечером направь Ксении на согласование, ладно?

— Хорошо, — не скрывая ликования, сказала Лена. – Спасибо огромное!

Из кабинета она вышла, широко улыбаясь. Подруга ждала ее прямо за дверью.

— Как прошло? – сразу же накинулась на нее Ритка.

— Без сучка и задоринки, — довольно выпалила Лена. – Завтра в обед поеду в сад.

— Ну молодец, — поразилась Рита. – Здорово! Говорила же, что отпустит. Это тебе не Игорь Семенович… — Рита поежилась. – Она женщина, с ней по таким вещам проще договориться.

 

 

Лена кивнула. Женщины вернулись в кабинет и сели за окончательную вычитку отчета: Лена правила, Рита наполняла фотографиями. В какой-то момент Рита откатилась на офисном кресле почти в середину кабинета и заявила:

— Перерыв на чаепитие! Лен, это же важный для Катьки концерт. Вова будет?

— Ты смеешься? – Лена расхохоталась в голос. – Нет конечно. Да и кому он нужен?

Рита приподняла одну бровь.

— Вы прям точно-точно решили разводиться?

— Точно, — уверенно кивнула Лена. – Он уже давно не часть семьи.

Проблемы в браке начались сразу же после рождения ребенка. Лена ушла в декрет, и денег резко стало не хватать. Супруги не ссорились, но понимали, что надо что-то менять. И тогда Владимир пошел вахтовиком на нефтегазовые скважины.

Семья обрела достаток, незнакомый прежде никогда, но потеряла единство. Лена не видела мужа месяцами и это сильно влияло на нервы. Помимо того, что она чертовски сильно скучала, это вызывало и трудности в быте. Сложно заниматься всем и сразу, когда на руках маленький ребенок! Лена испытывала все большее и большее недовольство от вечного отсутствия мужа, скучая по прежним временам и испытывая раздражение от новых неурядиц.

В позапрошлом году Лена взбунтовалась. Плевать на деньги, я все равно выхожу из декрета и буду нормально зарабатывать, говорила она, но ты, пожалуйста, будь дома.

Владимир был непреклонен: нужно обеспечивать семью, пусть и в ущерб совместному времяпровождению.

Год прошел в ссорах и Лена, наконец, привыкла, впервые за столько лет, к отсутствию мужа. Девять месяцев назад она об этом заявила. Да – так спокойнее, да, есть понимание, что полагаться можно только на саму себя, а не на мифическую тень супруга где-то там далеко-далеко. Зачем же тогда быть вместе на бумагах?..

Муж просил потерпеть еще немного, но смысла Лена не видела. Она решила подавать на развод. Владимир заявил, что не согласен и… В очередной раз уехал на вахту.

Была ли это демонстративная точка в разговоре или способ справиться со стрессом Лене было уже не особо важно — для себя она все решила. Оставалось подгадать момент для судебного заседания — время, когда Вова будет здесь. С нотариусом она все проблемы утрясла много месяцев назад и сейчас ждала лишь очередного приезда бывшего (во всяком случае, ментально) мужа для совместного похода в суд.

Ритка о ситуации знала в подробностях, поэтому расспросы Лену удивили. Чего тут допытываться, и так все ясно. Ну, ничего, люди вокруг привыкнут. А те, с кем Лена познакомилась после рождения дочки — им и привыкать не нужно. В глаза они никакого Вову никогда не видели.

Лену забавляла эта реакция искреннего, неподражаемого удивления знакомых, узнающих пару лет спустя, что она, оказывается, замужем. Каждый раз — комедия. Вот, например, Кирилл…

Кирилла приняли в тот же офис как раз тогда, когда Лена была в декрете. Через два с половиной года знакомства Кирилл, к своему горю, узнал, что она вовсе не мать-одиночка.

Шаги навстречу он делал очень медленно — Ритка за то и прозвала его Тортиллой. Так и говорила: “Сейчас Тортилла придет” и не смущалась.

Хотя, стоит признать, в последнее время он активизировался — на кофе зовет уже увереннее, и подвозит до дома или садика вполне решительно. Лене очень нравился Кирилл, но не больше, чем человек, с которым пару раз в месяц можно поболтать за чашкой кофе.

Стоило признать, что с любовными делами было туго. Как с мужем не повезло, так и повелось… Никого подходящего вокруг, никто не походил на бывшего супруга.
Лену пока никто не интересовал: бракоразводный процесс еще в самом разгаре, не до этого…

От всех этих размышлений Лену отвлек голос Ритки. возвестивший об окончании рабочего дня.

— Все, пока, я домой погнала. И шаги слышу — Тортилла за тобой уже идет. Удачи! — и, хихикнув, она выбежала за дверь.

Едва дверь за ней закрылась, как тут же распахнулась вновь — действительно, Кирилл. Он предложил съесть по паре пирожных, но Лена так устала, что всячески противилась этой идее, и Тортилла сдался. Понурый и грустно ссутулившийся, Кирилл вышел, забыв предложить свои услуги водителя.

Лена усмехнулась и поехала до садика на трамвае.

В шуме детских голосов, какофонии игрушечных музыкальных инструментов и духоте Лене чуть не стало плохо. Она помогла дочке поскорее одеться и поскорее выбежала на улицу. Катька вдохновлено пересказывала, какие овощи полезные, а какие нет и другую важную информацию с сегодняшнего занятия, а Лена ловила ртом холодный воздух. От чего так плохо? Сердце неприятно защемило. Первая мелькнувшая мысль — что-то случилось на месторождениях. Что-то с Вовой.

Лена поборола желание истерично трезвонить, глубоко вздохнула и, словно мантру, пару раз произнесла про себя: “Мне все равно, мне все равно, мне все равно. Это не мое дело”. Немного успокоившись, они с дочкой под руку побрели домой.

Весь следующий день царила приятная суматоха. Утром Лена крайне долго заплетала дочь, боясь опоздать, а также десять раз перепроверила, на месте ли все вещи. Рабочие часы пролетели незаметно — и вот она уже несется обратно в сад.

Концерт шел хорошо. Катя то и дело расплывалась в улыбке, поглядывая на мать со сцены, и Лена улыбалась ей в ответ. В какой-то момент дочь запнулась, но Лена захлопала и Катя засветилась от счастья.

— Хорошо поет, да? — тихий голос рядом заставил вздрогнуть.

Лена резко обернулась, ощущая сильное сердцебиение.

— Что ты здесь делаешь? — прошипела она.

— Я? — Вова, казалось, был удивлен вопросом. — Пришел на выступление дочки.

— Как давно ты в городе?

— Да уже какое-то время тут нахожусь. Вчера с Катей виделся, она что, не говорила? Воспитатели?

— Нет, — пораженно ответила Лена.

— Ну, вот теперь знаешь.

— Почему мне не сказал?

— Зачем? Ты же не хочешь меня видеть.

Лена испугалась. А вдруг он сейчас потребует разделить часы общения с ребенком не в ее пользу или, что еще хуже, заявит, что хочет, чтобы Катька осталась с ним после развода?

“Ну уж, глупости, ему — вахтовику — ребенка все равно не дадут” — успокоила она себя. Но осадок остался.

— Ты вещи не забрал.

— Да и черт с ними.

Лена только покачала головой.

— Забирай, они место занимают.

Вова как-то странно на нее посмотрел.

— Ну, ладно, если ты настаиваешь. А теперь тссс! Никаких больше вопросов до конца выступления.

Лена перевела взгляд обратно на сцену — Герда как раз попала в логово разбойников.

— Она отлично справляется, — заметил Вова через какое-то время.

— Да, — также шепотом ответила Лена. — Она очень артистичная. Помнишь, как в год она измазалась моей помадой и нацепила дедушкину шапку-ушанку? Ходила, кривлялась, вся такая чумазая, довольная…

Вова усмехнулся.

— Помню, хорошо она тогда извазюкалась. По правде говоря, той помадой и ты также красилась.

Лена со смехом стукнула мужа в плечо, но потом мигом сделалась серьезной. Ну и для чего это дружелюбие, ностальгические паузы? Лучше сразу% раз — и все. Все равно считанные недели до развода. И она замолчала.

Но Вова и не думал умолкать. После концерта он, взяв примчавшуюся Катьку, взмыленную и крайне довольную, на руки, предложил поехать в любимое раньше детское кафе. Катька с радостью согласилась, и Лена, скрепя сердце, поплелась за ними.

Со стороны они, наверное, выглядели обычной семьей — двое взрослых по бокам и весело щебечущий ребенок в центре, цепляющийся за руки мамы и папы.

Лена изнывала от тоски.

На кафе мучения не закончились — Вова оплатил игровую. Теперь Лена была вынуждена сидеть рядом с ним и смотреть, как дочка бесится на батутах и многоэтажных домиках.

Гнетущее молчание вновь первым прервал Вова. Он заговорил о каком-то общем воспоминании из далекого прошлого — Лена увлеклась и разговорились.

Полчаса спустя она вдруг осознала, что полностью расслабилась и получает крайне сильное удовольствие от разговора. Для полного счастья оставалось взять мужа за руку и получить поцелуй в переносицу, но это все давно в прошлом…

— Знаешь, так хорошо сидим, — сказал вдруг Вова. — Я вспомнил, что мы всегда раньше так сидели: близко-близко, говорили обо всем, а потом ты выдавала какой-нибудь нелепый каламбур, я смеялся и целовал тебя в носик. Очень хороший носик.

Лена была готова заплакать. Как это было давно!

— Я тоже об этом подумала, — наконец, взяв себя в руки, выпалила она. — Тоже напомнило.

Вова протянул руку и мягко взял накрыл ее ладонь своей.

— Так может стоит все вернуть? Я люблю тебя.

— Исключено, — заявила Лена, выдергивая руку. Вторую часть фразы она пропустила. — Мы уже не те, что прежде. Тебя слишком долго не было в моей жизни, хотя формально ты и не исчезал. Но только формально. Сейчас я даже тебя совсем не знаю!

— Повод узнать, — быстро вставил Вова.

— С твоей работой это на грани фантастики, — съязвила Лена.

— Я уволился, — спокойно сказал Вова. — Нашел другую работу. В пределах города и с нормальным графиком. На случай развода и процесса разделения время пребывания с ребенком.

— Раньше тебя не останавливало видеть дочь чуть ли не пару раз в три месяца, — напомнила Лена.

— Тогда мы сильно нуждались, — нахмурившись, сказал Владимир.

— В тебе! — выпалила Лена.

Вова не спел ответить.

— Лена? — капризный голос Кирилла вырвал Лену из небытия.

Коллега смотрел на нее сверху вниз с неодобрением.

— Да?

— Вот ты где, — Кирилл снова покосился на Вову.

Он ему явно не понравился. Выглядел Кирилл на его фоне менее мужественно и менее серьезно. Видимо, чтобы почувствовать себя внушительнее, Кирилл задрал подбородок и расправил плечи:

— А с кем это ты тут? — нагловатым тоном спросил он, присаживаясь к Лене слишком близко и демонстративно.

— Это Владимир, — представила Лена.

— Муж, — спокойно пояснил он, с любопытством разглядывая Кирилла. — Пока что.

Кирилл разом сдулся, как воздушный шарик. Что-то пролепетав, он ретировался восвояси.

— Жестковато, — прокомментировала Лена. — Муж!

— Зато честно, — пожал плечами Вова. — Добавил же, что это временный статус. Хотя тут все зависит от тебя! А Кирилл в тебя, между прочим, влюблен.

— Знаю, — отмахнулась Лена.

— Но у него при этом есть девушка, — заметил Вова.

— Да? — Лена нахмурилась. — Ну и ладно, это мало что меняет.

Вова улыбнулся.

— Мне он не нравится, — пояснила Лена.

Вова кивнул.

— Нет, правда. Совсем не нравится, — зачем-то добавила Лена, смутившись.

— Можешь не оправдываться, твое дело. Я и не спрашиваю. Все как ты захочешь.

— Мне никто не нравится, клянусь, — совсем тихо прошептала Лена. — Я никогда никого не любила, кроме тебя.

— Я тоже, — просто ответил Владимир.

Лена еще долго смотрела ему прямо в глаза, а он смотрел в ответ. Оба молчали.

А когда Катя наигралась, то супруги взяли дочь за руки и повели домой. Вечер они провели втроем, как и последующие вечера — и так теперь было всегда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,082sec