Причина для ненависти

Алена медленно поднималась по ступенькам, внимательно рассматривая когда-то бывший родным подъезд. Прошло целых двадцать лет, а тут ничего не изменилось! Даже царапины на перилах и те остались, а ведь им тогда здорово за них попало…

 

А вот и до боли знакомая дверь под номером 13. Девушка улыбнулась, вспомнив как в детстве объявила себя ведьмой – кто еще может жить под таким номером? Родители смеялись и поддакивали, а мама еще и шляпу остроконечную подарила, мол, развлекайся. Хорошо еще, что это увлечение очень быстро прошло, и Аленушка стала позиционировать себя как принцесса.

— И почему мы отсюда переехали? – пробормотала себе под нос девушка, ища ключи по всей сумочке. – Да где же они?

Дверь в соседнюю квартиру открылась и на площадке показалась смутно знакомая Алене женщина. Девушке пришлось поднапрячь память, но все же она вспомнила соседку.

— Теть Люб, здравствуйте, – искренне радуясь встрече со старой знакомой, произнесла девушка. – Как поживаете?

Но женщина не ответила, а в её взгляде читалось столько ненависти, что Алена непроизвольно отшатнулась. Чем она так не угодила соседке? А ведь когда-то она была постоянной гостьей в 14 квартире…

— До свидания, – растеряно пробормотала девушка вслед уходящей знакомой, но тут она наконец-то наткнулась на связку ключей и решила подумать об этом позже.

Девушка приехала в этот город с единственной целью – оформить все необходимые для продажи квартиры бумаги. Последние двадцать лет её сдавали одной милой семейной паре, но теперь они переезжают жить поближе к морю, так что жилплощадь остается пустой.

Найти новых жильцов, столь же ответственных и доброжелательных – тот еще труд, так что на семейном совете было принято единогласное решение. Продавать. Покупатели нашлись быстро, и вот сделка в завершающей стадии.

И все же, чем она так прогневила теть Любу?

***********************

Алена вернулась домой через неделю. И в тот же вечер помчалась к родителям, ситуация с соседкой никак не хотела её отпускать. Ну что шестилетний ребенок (а ей на тот момент было именно столько) может сделать взрослой женщине?

— Знаешь, мам, я тут теть Любу встретила, поболтать хотела, а та на меня так посмотрела… Словно я враг номер один!

— А ты не помнишь? – тихо поинтересовалась женщина, быстро переглянувшись с мужем. – Совсем ничего? А Алю помнишь?

— Алю? – переспросила девушка чуть нахмурившись. – Да, помню. Это её дочка, по-моему, на год меня старше. Она же уехала жить к отцу, если не ошибаюсь.

— Нет, – тяжело вздохнула Тамара Николаевна вспоминая минувшие события. – Все гораздо сложнее…

************************

Двадцать лет назад

Две маленькие девочки сидели на лавочке, которая специально была поставлена прямо посередине двора, чтобы обеспокоенные родители в любую секунду могли убедиться в безопасности своего чада. Они весело смеялись над чем-то, пока одна из них, та что постарше, не заметила маленького, едва слышно скулящего, щеночка. Он был таким милым и так жалобно плакал, что нарушили запрет взрослых и отошли к углу здания. В этой точке из окна их увидеть было не возможно.

— Смотри, какой милашка, – восхищенно воскликнула Аля, аккуратно поглаживая малыша, активно подметающего двор своим маленьким хвостиком. – Интересно, чей он?

— Не знаю, но он явно домашний, вон ошейник, – рассудительно отозвалась Алена, не решаясь подойти к щенку ближе. – А еще он может быть блохастым, или больным, так что не нужно его трогать!

— Ты такая скучная, – фыркнула блондиночка, демонстративно прижимая щенка к груди, не замечая, как пачкается нарядное платье. – А всегда хотела собаку, но мама мне не разрешает, говорит, я не достаточно взрослая для подобной ответственности.

— А зачем ты тогда его взяла? Или надеешься, что теть Люба разрешит его оставить?

— Ну у него же нет хозяина! – топнула ножкой Аля. Девочка привыкла получать то, что хочет, а в эту самую минуту она хотела оставить найденыша себе.

— Ошибаешься, у него есть хозяин, – тихий мужской голос заставил девочек испуганно подскочить. Резко развернувшись, они уставились на взрослого мужчину в неопрятной куртке, который очень внимательно за ними наблюдал. – Не бойтесь меня, я хороший!

Алена с подозрением смотрела на подошедшего. Его смех казался ей наигранным, как у клона в цирке, а выражение лица и вовсе заставляло пятиться назад.

— У меня не один щенок, а целых пять, – заливался соловьем мужчина, постоянно озираясь, словно опасаясь слежки. – Хотите посмотреть?

— А беленький есть? – с горящими от предвкушения глазами поинтересовалась Аля?

— Есть, – активно закивал мужчина. – Только лапки черные.

— Как будто он в носочках! – восхитилась девочка. – Идем скорее!

— Нам нельзя уходить со двора! – неожиданно твердо заявила Алена, крепко хватая подружку за руку. – Нас уже, наверное, потеряли! Пойдем домой!

— Да тут недалеко, вон за углом машина стоит, – начал уговаривать девочек владелец щенков. – Я их к ветеринару возил, прививки ставить. Остановился водички купить, да дверь плотно не закрыл, вот один и убежал. А хочешь, – он обратился именно к Але, – а тебе одного подарю? Сама выберешь какого!

— Хочу! Хочу! Хочу! Отпусти меня, я хочу щенка! – Аля с легкостью вырвалась из рук подруги и с жадностью посмотрела на держащего щеночка мужчину, – идем!

— Нельзя! – почти плакала Алена.

— Да ты трусишка, – поддел девочку мужчина.

— Трусишка, трусишка, – пропела Аля, пританцовывая от нетерпения. – Всего боишься! Трусишка!

У Алены губки от обиды задрожали. Она не трусишка! Просто она всегда слушается родителей! И те ей строго запрещают идти куда-либо с незнакомыми. И со двора одной уходить нельзя ни в коем случае! Её папа – милиционер, и он часто рассказывал о плохих людях. А этот мужчина ей именно таковым и показался. Постоянно оглядывается, будто задумал недоброе, настаивает на своем, хоть и слышал о запрете родителей… А главное – глаза. Злые, как у черта!

— Трусишка! – не отставала Аля, которая боялась, что без подруги не увидит щенков. – Пошли давай, мы ненадолго!

Алена подумала. Робко сделала шаг вперед, и…

Резко развернулась и рванула в сторону дома. Нужно все рассказать папе! Он то Асю точно образумит!

— Папа! Папа! – закричала Алена, едва открыв двери. – Папа!

Испуганный мужчина бросил газету, которую внимательно изучал, и побежал навстречу дочери. Увидев целую и невредимую дочку он облегченно выдохнул.

— Ты меня напугала, – Петр крепко прижал девочку к себе, но та начала отчаянно вырываться.

— Там Аля, – со слезами в голосе произнесла девочка. – Она пошла смотреть щеночков с каким-то дядей! Я пыталась её отговорить, но она меня не послушала! А я этого дядю никогда раньше не видела! А еще он мне показался плохим!

— Куда они пошли? – мужчина сориентировался очень быстро. Сколько он слышал о подобном на работе!

— Туда! – Алена указала в сторону, где была припаркована машина того дяди.

— Тома, звони Любе, – скомандовал Петр выбежавшей из кухни жене. – А я пойду проверю, что там за дядя. Уж лучше потом перед ним извиниться…

Почему перед дядей нужно будет извиняться, Алена так и не поняла. Но раз за дело взялся папа, то можно не переживать…

Петр выскочил во двор, отчаянно надеясь ошибиться. Там, куда показывала дочка, машины не было, но зато неподалеку прогуливалась женщина с собачкой.

— Извините, – мужчина даже не обратил внимание на зарычавшую овчарку, – вы тут девочку не видели? Лет семи, блондинка, в розовом платьице.

— Видела, – кивнула женщина, слегка дернув за поводок. – В машину садилась, наверное, к отцу. Там еще щенята лаяли, едва Рэма удержала.

— А какая машина была?

— Белая, – немного растерян пожала плечами прохожая. – Я в них не разбираюсь, извините. А что случилось?

— Описать мужчину сможете? – плечи Пера опустились. Он опоздал.

— Смогу. Да что случилось?

— АСЯ! – женский крик, полный отчаянья, разнесся по двору. – Где ты, доченька?!

*************************

— Асю нашли спустя неделю, – тихо закончила Тамара, с жалостью глядя на побледневшую дочку. – Хoрoнили в закрытом грoбу. Тебе сказали, что она уехала.

— Мы поэтому переехали?

— Не совсем. Люба от горя умом тронулась, – Петр вздрогнул, вспоминая тот ад. – На тебя кидалась, во всем обвиняла. Кричала, что лучше бы ты оказалась на месте её дочери. А один раз толкнула так, что ты с лестницы упала, слава бoгу, ничего себе не сломав. Вот мы и приняли решение переехать.

— Столько лет прошло, – прошептала Алена, – неужели она до сих пор не поняла, что моей вины в том не было? Я была ребенком…

— Она просто переложила свою вину на тебя, вот и все. Если бы она лучше воспитывала дочь, если бы научила правилам безопасного поведения… Все могло кончиться иначе.

А Алена, услышав эту историю, решила еще раз очень серьезно поговорить с собственной дочкой…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.68MB | MySQL:47 | 0,075sec