Последний рейс

Когда она пришла в себя, два больших розовых языка облизывали её лицо, а встревоженные глаза смотрели на неё с надеждой. Она приподнялась. Самолёт находился метрах в пятидесяти…

Ей удалось купить билеты только этой авиакомпании… Нет, остальные тоже имели места, но продать ей согласилась только эта компания.

Дело было в том, что она недавно переехала в другую страну и, как выяснилось, надолго. Вот и перевозила теперь на новое место жительства свою единственную ценность — двух овчарок.

Все документы были в полном порядке, как и все разрешения. Оставалось найти авиакомпанию, которая согласились бы перевезти в салоне этих собак.

Такая нашлась одна. И то, при условии, что она выкупит все билеты в ряду. Было это очень дорого, но что делать?

Три билета и условие — собаки должны быть в намордниках и привязаны поводками к подлокотникам. Это её устроило, тем более, что выбора не было никакого…

Рейс длился восемь часов, и бортпроводницы успели погладить и покормить овчарок.

Собаки были тихие, ласковые. Они жались к женщине и посматривали на всё окружающее с ужасом, но она успокаивала их:

— Не бойтесь, мои хорошие… Не бойтесь. Всё будет хорошо. Мы скоро уже прилетим и поедем в наш новый дом. Там есть большой парк, где вы будете бегать со мной и играть…

Овчарки внимательно слушали её и пытались лизнуть лицо или руку. Они верили ей. Ведь она была их мамой. Мамой, которая взяла их ещё щенками и выкармливала сама.

А маме надо верить. Верить и любить…

Когда самолёт пошел на снижение, и капитан сказал всем приготовиться к посадке, она отвязала их от подлокотников.

Вещей у нее не было. Маленький рюкзачок за спиной и всё самое главное рядом, на двух соседних сидениях — две её любимые собаки.

Подломилось переднее шасси…

По какой причине, неизвестно, но самолёт, упав носом вперёд, пошел юзом. Его развернуло, и, издавая страшный скрежет, он вылетел с посадочной полосы и помчался к огромному ангару, вспахивая землю.

В салоне творился ужас. Люди кричали и плакали. Некоторые, выпавшие в проход, потеряли сознание.

Она посмотрела в иллюминатор. Стена огромного ангара приближалась с неотвратимостью несущегося поезда.

Прижав к себе собак, она сказала:

— Ничего… Ничего, мои хорошие. Мы ведь вместе, а вместе ничего не страшно, — и поцеловала их в мокрые носы.

Самолёт ударился в ангар левым крылом. Пары топлива, оставшиеся в крыле, взорвались. Последняя её мысль была: “Вместе! Мы вместе…”

И она потеряла сознание…

 

 

Пришла она в себя от страшной боли. Казалось, болит каждая косточка в теле и каждый мускул.

Два больших розовых языка облизывали её лицо, а встревоженные глаза смотрели на неё с надеждой.

Постанывая от боли, она приподнялась. Самолёт находился метрах в пятидесяти. Он горел, и до неё доносился страшный жар.

От выбитой двери самолёта до места, где она лежала, вела дорожка из примятой травы. Женщина посмотрела на своих собак.

— Это вы меня спасли?! — спросила она, и они радостно запрыгали вокруг.

Они вытащили её из самолёта, пока она была без сознания, и дотащили сюда.

Машины скорой помощи, пожарные и полиция, завывая сиренами, мчались к месту авиакатастрофы…

Она сидела на земле и прижимала к себе двух своих спасителей. Она плакала, а они слизывали с её щек солёные слёзы.

Теперь они живут в их новом доме, гуляют по большому и красивому парку… И они счастливы.

А что ещё надо для счастья, дамы и господа? Что?

Ведь, когда мама рядом, ничего больше и не надо.

Иногда она просыпается по ночам, когда ей снится несущаяся на неё стена ангара.

Она вскрикивает и вскакивает в постели, и тогда они успокаивают её, и она засыпает, прижав к себе всё самое ценное в своей жизни.

Это вся история. И добавить мне нечего.

Потому что, ценности у каждого свои…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.57MB | MySQL:47 | 0,070sec