Помощница

Тося бежала со всех ног. В голове крутилась мысль: «Только бы успеть».

Она громко голосила на всю деревню.

— Мама! Мамочка!

Настя вешала белье во дворе, прислушалась. Точно, это Тоська кричит.

В голове зазвенело, сердце сильно сжалось, отдавая маленькими молоточками прямо в виски. Закружилась голова, женщина глубоко вдохнула воздух. Села на стул, скинув пустой таз на землю. Тихо наклонилась и зачерпнула ладошкой студеной воды из ведра. Как во время тут оказалось…

Тося появилась возле ворот. Растрепанная, косички в разные стороны, тяжёлое дыхание, алые щёки. Стоит, широко распахнув глаза, утирает рукавом пот со лба. Без одной туфли, взъерошенная.

— Где же ты была, дочка? — покачала головой Анастасия.

Она медленно пошла навстречу.

— Мама! Мамочка! — повторила Тося.

— Что случилось?

— Там тётя Зина с соседкой дерётся.

— Где?

— Да там, около магазина, на перекрёстке. — девочка выдохнула с облегчением.

— Хорошо, я пойду туда, а ты пока в дом иди и никуда не выходи. Поняла?

— Да.

Настя прижала дочку к себе и мягко погладила по голове.

— Всё, иди в дом.

В домашнем, стареньком халате и галошах на босу ногу, женщина направилась вверх по улице.

Зина крепко вцепилась в волосы Наташе и костерила её благим, русским языком. Пакеты с продуктами валялись на земле. Вокруг стояла толпа зевак, местные ребятишки хихикали и показывали пальцем на них.

Пышные женщины кричали на всю деревню. Точную причину их перепалки никто не мог назвать. То и дело они угощали друг друга смачными тумаками.

Настя ворвалась в эту драку и встала прямо по середине между ними.

— А, ну, хватит! Иначе, милицию вызову.

На секунду наступила тишина.

Наташа, почесывая голову, плюнула в сторону и подобрала пакеты.

— Что случилось то, объясните?

— Нечего тут разговаривать. Ты, вон у ней спроси. Чего она так своего Феденьку ко мне ревнует? Боится, что бросит такую толстушку и ко мне уйдёт? — заливисто засмеялась она.

— А нечего хвост перед чужими мужиками распускать. На себя посмотри, корова. — ответила Зина.

Наташа бросила покупки и снова двинулась в сторону бывшей подруги.

— А, ну, стой на месте. — приказала Настя — и, вообще, сейчас следователю позвоню, он вас обеих за телесные привлечёт. В тюрьму захотели?

— Ка-к-кую ещё тюрьму? Придумала мне тоже.

— А такую. По статье 143, п. 2. — Настя довольно улыбнулась и сделала хитрые глаза.

Женщины молча подобрали продукты и разошлись в разные стороны.

Шутка удалась. Нет, ну она же медик, а не юрист. Не важно, что этот кодекс и в глаза не видела, главное, достигла своей цели. Напугала и усмирила обеих.

— И, вот ещё, если Федя тебя любит, то никакой «хвост» не страшен. — она догнала Зиночку и решила поговорить с ней по душам.

— Ты лучше вот, что… — Настя тихо прошептала пару слов прямо на ухо.

Зина удивлённо посмотрела на неё, тихо закивала головой, а в знак благодарности дала с десяток свеженьких яблок.

— Это лишнее, не надо.

— Возьми, Тосю покормишь.

На следующее утро довольная Зина, чуть свет, пришла к Насте. Она широко улыбалась и сияла, как медный самовар.

— Михайловна, ты че в такую рань то? — тихо прикрыв дверь, она вышла из дома, толкая впереди себя непрошенную гостью.

— Дак, я тебе молочка принесла. Вот, держи. Ещё тепленькое.

— Зачем?

— Помогли твои советы. У нас с Федькой давно такого не было. Как медовый месяц, всё равно.

 

 

Она улыбнулась ещё шире.

— Спасибо, а я тебе завтра ещё сметанки нацежу.

— Не надо, я же от души. Мужика то, беречь надо, ласкать почаще, он и на чужих смотреть не будет. Счастья Вам семейного!

— Ох, и хорошая же ты, баба, Настька! А сметанки я все равно принесу. Пока.

Настя улыбнулась, как же это прекрасно, когда слова творят чудеса.

***

Пока вы не научитесь управлять веслами, бесполезно менять лодку.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.27MB | MySQL:57 | 0,165sec