Папа Саша

— Александр Фёдорович, ну, где же вы? — в кабинет заглянула молодая женщина и притворно хмуро посмотрела на мужчину, сидящего за столом. — Все же вас только ждут!

— Сейчас-сейчас, Катерина, пять минут.

— Рабочий день давно кончился. Пятница. Все отдыхать хотят! В ресторане еда стынет.

— Не суетись, успеем. До вашего ресторана пятнадцать минут езды, приедем как раз вовремя, — мужчина, не обращая внимания на женщину, складывал бумаги, распределяя так, чтобы в понедельник не тратить время на их разбор.

 

 

— Мы вас ждём! — ещё раз громко объявила женщина, закрыла дверь и распахнув её через секунду, спросила — Александр Фёдорович, вы меня слышали, вообще?

— Иду… — мужчина встал, снял со спинки кресла пиджак, надел на ходу и, взяв со стола борсетку, направился к выходу.

— Аллилуйя! — подняла руки к небесам Катерина.

Прекрасной июньской пятницей главный бухгалтер машиностроительного завода отмечала пятидесяти пятилетний юбилей и выход на пенсию. Женщина подошла к вопросу масштабно — как-никак главбух завода — арендовала ресторан и пригласила коллег. Так как завод находился за городом, то сотрудники добирались на работу вахтой. Именно она и должна была доставить приглашённых к месту празднования.

Катерина поспешно шла к автобусу, и Александр Фёдорович едва поспевал за ней, ухмыляясь про себя. Молодость, хочется веселья. Ну ничего, жизнь всё расставит на свои места. Сейчас время танцевать, а будет время работать, не поднимая головы. Все проходили через это. Пройдёт ещё каких-нибудь пятнадцать лет, и будет уже не Катя, а Екатерина Игоревна. Даст Бог, станет начальницей отдела и будет гонять молодых специалистов проектного отдела.

«Всему своё время» — подумал он, усаживаясь на свободное место. Вот и ему до пенсии оставалось всего несколько лет, хотя руководство уже сейчас намекает, что не отпустит, пока Александр Фёдорович не подготовит достойную замену.

Автобус тронулся. Александр Фёдорович разглядывал нарядных коллег — последний час рабочего времени все женщины посвятили тому, чтобы принарядиться — и улыбался. Что-что, а женская красота, несомненно, радует глаз. И не зря девчонки старались столько времени. Вон у кого-то причёска искусно уложена, у кого-то платье — хоть Оскара в нём получай, а кто-то вылез из привычных брюк и надел юбку. Красота!

Праздник получился замечательным. Тамада не давала скучать, устаивая конкурсы, проводя розыгрыши. Во время подачи блюд играла музыка, звучали тосты. Главный бухгалтер растроганно утирала слёзы, принимала подарки, обнималась с гостями.

Вдруг все замерли — зал наполнила красивая восточная музыка. После Вячеслава Добрынина и Синей птицы это оказалось неожиданностью. Свет в зале погас, сквозь чарующие звуки музыки послышался шелест одежд и металлический звон. Музыка набирала темп, когда частично в зале включили светильники на стене.

В приглушённом свете посередине зала танцевала молодая женщина. Звон — это блестящие круглые монеты, украшающие лиф и ударяющиеся друг дружку при малейшем движении. Тонкая, изящная фигура девушки двигалась то плавно, то ускоряла темп. Каждое движение показывало грацию и торжество женской красоты. На несколько минут в зале существовала только чарующая восточная музыка и эта девушка, завладевшая вниманием присутствующих.

Когда музыка стихла, банкетный зал разразился бурными аплодисментами. У девушки в руках, словно ниоткуда, возникли маленькие диски, которые в её руках издавали звуки в такт музыке. Она танцевала второй танец, совершенно непохожий на первый, но всё такой же пленительный и страстный. Когда мелодия закончилась, гости восторженно зааплодировали. Но девушка не уходила, и когда начала танцевать третий танец, сидящие рядом с Александром Фёдоровичем коллеги, наперебой стали подталкивать его к танцовщице:

— Александр Фёдорович, идите! Вы же хорошо танцуете!

— Александр Фёдорович, из вас получится прекрасная пара…

— Ну что же вы упрямствуете, видите, она словно вас ждёт!

Напрасно мужчина объяснял, что восточные танцы — привилегия женщин. Женщина в нём — богиня, королева. Коллеги настаивали, чтобы он вышел танцевать. И он поддался уговорам.

Танцовщицу нисколько не смутило его появление, наверное, она привыкла, что на мероприятиях всегда найдётся тот, кто захочет танцевать рядом. Она продолжила свой обворожительный танец, не забывая оказывать внимание мужчине.

Вскоре музыка стала чуть тише, потом ещё тише, и наконец, стихла совсем. Александр Фёдорович галантно поцеловал девушке руку, она грациозно поклонилась и ушла.

— Ирина, — запоздало представила её тамада. — Победительница российского конкурса восточного танца в 2000 году. Между прочим, обошла конкуренток из Азии!

За столом появилась новая тема для беседы: женщины обсуждали, где можно обучиться такому танцу и купить восточные наряды. Говорят, в городе есть несколько магазинов. А вообще, шарфы можно сшить самим, украсив стразами и пайетками. Мужчины, конечно, обсуждали красоту женских тел, отличие восточных дам от славянских. Кто-то произнёс шутливый тост в тему, гости веселились, и яркий восточный танец оживил присутствующих.

Через полчаса из комнаты для персонала выскользнула худенькая девушка в джинсах и направилась к выходу. Не все узнали в ней недавнюю танцовщицу, а когда поняли кто это, то наперебой стали приглашать к столу. Девушка отнекивалась, ссылаясь на срочные дела. Но разве можно устоять таким уговорам? После совместного танца коллеги намеренно усадили Ирину рядом с Александром Фёдоровичем.

— Извините, что я старательно мешал вам танцевать, — улыбнулся мужчина.

— Всё хорошо, у вас неплохо получается, — ответила она.

— Ирина, вам какой салат положить?

— С крабовыми палочками, пожалуйста.

— Вина?

— Нет, спасибо, я не буду.

— Почему?

— У меня дома маленький ребёнок, с которым обязательно надо погулять, иначе будет плохо спать.

— О, вот это да! — удивился мужчина, осторожно окинув её взглядом. — По вам и не скажешь, что вы уже мама. Выглядите как девочка.

— Спасибо, мне уже двадцать три. Это танцы не дают поправиться. Каждый день репетиция.

— Так, может, стоило дать себе отдохнуть?

— Не получается, — вздохнула молодая мамочка. — Зарабатывать надо.

— Хм, а отец дочки? Простите мою нескромность.

— Выгнала, спивается — коротко объяснила Ирина. — Лере и полгода не было, как начались постоянные пьянки-гулянки, один раз руку на меня поднял, я, недолго думая, выгнала: мы у моей мамы живём.

— Правильно сделали! Один раз стерпишь, словно разрешение даёшь. Уж поверьте моему опыту, — улыбнулся Александр Фёдорович, собрав у краешка глаз морщинки.

— Вот и я так думаю. Лучше быть одной, чем с таким. Всё равно толка никакого: с ребёнком не сидит, денег не приносит. А скандалить я и сама умею, — улыбнулась она в ответ.

— Восточный темперамент передался через танцы?

— Похоже на то. Через полгода конкурс в Москве, — женщина решила сменить тему. — Хотела участвовать, сейчас осваиваю сагаты, но никак не найду подходящей для танца музыки. Тренер уже всех знакомых на уши подняла, родственников по России обзвонила. Но пока нет подходящего.

— Ирина, я сам родился и вырос на Востоке и мне эта музыка очень нравится. Ностальгия, можно сказать. У меня есть несколько дисков, могу дать. Я покупал их не здесь, поэтому, вполне возможно, у вас таких мелодий нет.

— Да? Было бы замечательно!

— Давайте тогда я найду их и позвоню. У вас есть домашний телефон?

— Да, конечно. Но диски вам точно сейчас не нужны? Я не знаю, когда смогу вернуть.

— Абсолютно точно. Если что, попрошу друзей — они мне новые пришлют. У меня там остались и одноклассники, и родственники, мы общаемся.

— Спасибо вам огромное!

Посидев за столом ещё немного, Ирина осторожно выскользнула за дверь, попутно потанцевав с каким-то мужчиной и приняв воздушный поцелуй от другого.

Через несколько дней Александр Фёдорович набрал домашний Ирины и спросил, когда можно передать диски. Ирина предложила встретиться вечером после его работы на набережной. На том и порешили.

В назначенный день Александр Фёдорович шёл вдоль парапета набережной к месту встречи. Вечерок выдался знойным, душным, словно уже наступил июль. Видимо, поэтому желающих прогуляться было мало — отдыхали под вентиляторами. А возможно, ждали, когда сядет солнце и на город опустится прохлада.

Ирину с дочкой он увидел издалека. Две фигурки на пустой набережной. Одна точёная, в коротких шортах, с собранными в пучок волосами. Даже на расстоянии Александр Фёдорович видел, что женщина устала. Вторая — маленькая девчушка в ярком сарафанчике и с бантиком на голове. Девчушка смешно и неуверенно шагала, глядя себе под ноги. Ирина то и дело пыталась взять дочь за ручку, но та упрямо её отталкивала.

Когда до Александра Фёдоровича оставалось метров пятнадцать, девочка остановилась, подняла голову и внимательно посмотрела на Александра Фёдоровича, остановившегося в ожидании. Девочка на несколько мгновений задержала на нём взгляд и вдруг побежала к нему на пухленьких ножках, смешно косолапя. Побежала так быстро, что он едва успел выставить вперёд руки и поднять кроху. Следом появилась удивлённая Ирина.

— Лерочка!

Девочка радостно повернулась к матери, являя миру крохотные зубки.

— Пусть сидит, сто лет на руках малышей не держал, — успокоил её Александр Фёдорович.

— Да не в этом дело! Она только-только с рук слезла, ходить научилась. А тут вдруг сразу побежала. И к незнакомым людям она никогда не идёт, даже у бабушки на руках порой отказывается сидеть. А к вам сама запрыгнула и, судя по всему, ей очень нравится.

Лерочка увлечённо разглядывала мужчину, трогала крошечными пальчиками пуговицы на его рубашке, дёргала за волосы и что-то лопотала на только ей понятном языке.

— Значит, мы с ней подружимся. Правда, Лерочка?

— Агу, — ответила девочка.

Летняя погода пришлась кстати. Несколько раз в неделю Александр Фёдорович встречался с Ириной и её маленькой дочкой. Девочка всегда радостно бежала к своему новому другу, подолгу сидела у него на коленях, спокойно гуляла с ним за ручку, позволяя матери насладиться летом и отдохнуть в тени деревьев.

Лексикон Леры наполнялся новыми словами, многие из них уже можно было понять. Но кончалось лето, а для взрослых так и осталось загадкой одно слово, которое девочка повторяла достаточно часто: «апощка».

Выдвигались разные предположения, но ответа не было. А однажды девчушка увидела проезжающий автобус и радостно закричала:

— Апощка! Апощка!

И стало ясно, что загадочное слово это — автобус. Оказалось, Лера любит кататься на автобусах. И, когда наступила осень, они садились с дядей Сашей в автобус и просто катались по городу.

Спустя несколько месяцев после того, как девочка выбрала себе друга, в квартире Александра Фёдоровича раздался телефонный звонок.

— Привет, — начала Ирина. — А ты крещённый?

— Да, — ответил он. — А в чём дело?

— Я хочу покрестить Леру. Будешь её крёстным отцом?

— Ну, конечно! С большой радостью.

Так и стал Александр Фёдорович папой для маленькой девочки Леры. Когда девочка пошла в детский сад, а мама устроилась на работу, он забирал её вечером из сада, приводил к себе домой. Там уже были её игрушки и запасная одежда. Он ходил на все её утренники и был на каждом дне рождения. Он был рядом, когда она пошла в первый класс. Пришёл и на линейку второго класса, и третьего. Из любой поездки привозил гостинцы для своей крёстной дочки. А в семье Леры его стали называть не иначе как Папа Саша.

*****

В январе 2023 года Валерия отметила своё совершеннолетие. И Александр Фёдорович до сих пор часто приходит к ним гости, покупает фрукты, интересуется её жизнью. Ирина так и не вышла замуж, не встретила того, кто смог бы стать дочери достойным отцом. Зато у Лерочки есть Папа Саша, которого она выбрала сама, когда ей был всего годик с небольшим.

Вот такие удивительные истории иногда случаются в жизни!

~~~~~~

Как вы уже догадались история основана на реальных событиях. В принципе, я практически не добавляла художественного вымысла, всё так, как рассказали мне. Верьте в чудеса!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.33MB | MySQL:47 | 0,423sec