Неродная племянница

Каждый пожилой человек думает о старости. Что наступит время, когда не сможет встать с постели. А самая главная дума: будет ли кто рядом?

 

 

Думала и Таисия Алексеевна, и вот это время настало. Теперь лежит она, смотрит в потолок и вспоминает свою прожитую жизнь. В основном последние три года.

Тогда и муж ещё жив был. Шестьдесят два ему, как раз, исполнилось. Умерла у него сестра в деревне. Одинокая та была, поехал муж, Сережа, её хоронить. А вернулся…

***

Вернувшись с похорон, муж подтолкнул вперёд худенькую девочку:

— Тая, это моя внучатая племянница. Зовут – Юля.

Оглядела её Таисия строгим взглядом, хмуро посмотрела на мужа, но всё же проговорила:

— Проходи, Юля! Сейчас на стол накрою.

Таисия знала, что муж сегодня вернётся, к приходу заранее всё сварила. Положила в тарелки мятой картошки, котлеты.

— Садись, Юля! Кушай! – сказала как можно ласковей.

Девочка стала жадно есть, а хозяйка мотнула головой мужу, и они ушли в спальню.

— Серёжа, что всё это значит? – спросила она шёпотом, прикрыв дверь.

— Тая, пусть она у нас поживёт, у девочки никого нет.

— А где твоя племянница?

— Она даже на похороны матери не явилась. Сестра одна внучку с трёх лет воспитывала, — муж тяжело вздохнул. – Умeрла… Теперь у девочки совсем никого не осталось.

— Сережа, мы с тобой пенсионеры. Здоровье у обоих не очень, — оглянулась на дверь. – Ей сколько лет?

— Двенадцать.

— Её лет до двадцати нужно будет поднимать.

— За неё, как за сироту, будут платить. Дом сестрин продадим через полгода, я уже договорился. Правда, дом у неё небольшой и старый уже. Да у нас самих кое-какие накопления есть. Анька с Борькой помогут, если что, они всё же наши дети.

— У них самих проблем выше крыши. Дети их все уже в школу ходят, лет через пять начнут жениться и замуж выходить. А они ведь наши внуки, хоть и живут далеко. Мы с тобой им помогать собирались.

— Тая, но Юля тоже моя внучатая племянница.

— Неродная племянница, — махнула рукой. – Ладно пошли, обед на столе стынет!

Девочка испуганно посмотрела на вошедших на кухню хозяев, видно поняла, о чём шёл разговор. Встала:

— Бабушка Таисия, не выгоняйте меня! У меня кроме вас с дедушкой никого нет. Я буду вам помогать.

— Да ладно уж, живи!

***

Прошёл год. Умeр её Серёжа. Приехали дети. Похоронили отца достойно. Затем за стол с матерью сели. Юля к соседям ушла, понимала, что у взрослых разговор серьёзный предстоит, а она будет лишней.

— Мама, зачем тебе эта девочка?

— Она Серёжина внучатая племянница, — из глаз женщины потекли слёзы. – Да и некуда ей идти.

— Давай устроим её в детский дом, — продолжила дочь. – Ты уже давно немолода. Зачем тебе такая обуза на старость лет?

— Я совсем одна осталась. Вы всё реже и реже приезжаете. А у меня самой здоровье не очень. Всё же кто-то рядом будет, — и она вновь заплакала.

— Ладно, Аня? – вступил в разговор сын, положив на плечо сестре руку. – Маме, действительно, будет одной трудно. Пусть девочка с ней живёт.

Побыли ещё день с матерью и уехали – у них самих по трое детей – забот невпроворот.

***

Осталась Таисия одна с «неродной племянницей». Юля девочка хорошая, хоть ей тогда всего тринадцать лет исполнилось, но во всём своей бабушке, хоть и не родной, помогала.

А бабушке всё хуже и хуже становилось. Вновь дочь с сыном приехали.

— Ой, совсем мне плохо, кое-как хожу. Хорошо, хоть Юля рядом, — завела Таисия разговор на следующий день после приезда гостей. – Хочу ей квартиру подписать.

— О чём ты говоришь, мама? – возмутилась дочь. – У тебя шестеро внуков, мой Оксане уже четырнадцать, а Борисовой Марианне – пятнадцать. Не успеешь оглянуться, как замуж выходить надумают.

— Что-то они не собираются за своей старой бабушкой ухаживать.

— Сейчас лето у них каникулы, — тут же решила дочь. – Позвоню, они приедут и всё лето с тобой поживут.

***

Через три дня внучки, действительно, приехали, а родители их уехали обратно. Юля вновь оказалась лишней. Хорошо хоть соседи добрые, вновь её приютили.

Внучки, Марианна и Оксана, так рады были, что у бабушки остались, а родители уехали.

В первый же день они прогуляли допоздна. Вернулись, а бабушка лежит не встаёт, а есть нечего. Тут ещё попросила внучек отвести её в туaлет. Те скривили рожицы – подобным они заниматься, явно не собирались. А пришлось.

Ночью бабушка пить несколько раз попросила, прежде чем Марианна проснулась и выполнила её просьбу. А когда та вновь в туaлет попросилась, заспорили внучки, кому её вести.

Утром варить надо, бабушку кормить. Хорошо хоть она сама до кухни дошла и за стол села.

Два дня пробыли внучки у бабушки и с каждым днем их настроение всё хуже и хуже становилось. А когда бабушка, попросила их помочь ей помыться, терпение у девчонок лoпнуло. Позвонили они домой, и на следующий день уехали.

***

Осталась бабушка вновь со своей неродной племянницей. Сама уже с трудом с кровати вставала. Денег на лекарства стало много уходить, но дети каждый месяц по немного посылали.

Год уже прошёл.

Вся квартира теперь на пятнадцатилетней девочке. Та в девятый класс пошла. Всё успевает: и учится хорошо, и за бабушкой ухаживает, и квартиру в чистоте содержит. Но всё тяжелее и тяжелее думы у Таисии:

«Подумать только, ведь неродная, а не бросает меня, ухаживает. Хотя и ей идти некуда. Но ведь пройдёт года три, пусть пять… Надо на неё квартиру переписать. Дети, думаю, поймут».

С трудом приподнялась с кровати. Взяла телефон. Он у неё современный, ещё муж на шестьдесят лет подарил и научил как пользоваться. Нашла адрес нотариуса, позвонила.

Тот на следующий день пришёл и всё оформил, как следует.

***

Таисия Алексеевна сразу позвонила о своём решении дочери и сыну. И через день они приехали. Квартира-то трехкомнатная на втором этаже, да ещё в престижном районе.

— Мама, может зря ты погорячилась? – сразу повела разговор дочь. – Давай мы возьмём тебя к себе. Будешь попеременке жить, месяц – у меня, месяц – у Бориса, а квартиру твою мы продадим.

— А Юля?

— А что Юля? Оформим её в детдом. У тебя родные внучки есть, присмотрят за тобой.

— Как они присмотрят, я уже знаю. А с Юлей мне как-то спокойней. Да и не хочу я месяц – у тебя, месяц – у Бориса.

— Ладно, Аня, — рассудил сын. – Так оно может и лучше будет. Маме хорошо с этой девчонкой – и это главное. Решила мама на неё квартиру переписать – пусть так и будет.

***

Пожили они у матери пару деньков и уехали. Юля сразу от соседей вернулась.

— Бабушка, зачем дядя Борис с тётей Аней приезжали?

— Так в гости, — улыбнулась Таисия Алексеевна. – Садись, что тебе скажу.

— Бабушка, ты такая загадочная.

— Подай, папку! Вон на комоде лежит.

Подала девочка, села рядом на стул.

— Я эту квартиру на тебя оформила. Все документы здесь.

— Бабушка, зачем? Я же тебе неродная.

— Внученька, ты мне самая родная! Только ты не бросай меня!

— О чём ты говоришь, бабушка?! И у меня роднее тебя никого нет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:47 | 0,300sec