Некрасивая

Хирург не решалась больше подойти к кошке. — Лиза! Помоги нам! Вбежала некрасивая женщина небольшого роста, подошла к разъяренной Еве и смело протянула руки. — Иди ко мне, иди, не бойся. Кошка, помедлив, вдруг пошла к ней на руки, покинув плечо хозяина.

Весенним утром к ветеринарной клинике подъехала престижная иномарка. Из неё вышел высокий мужчина с переноской в руках. Приём только начался.

С первого взгляда было понятно, что это респектабельный человек, к тому же, настоящий красавец-мужчина, словно сошедший со страницы дорогого модного журнала, серьёзный, уверенный, с проницательным взглядом — мечта женщины любого возраста.

Нечасто здесь были такие клиенты. Обычно на приём с животными приходили бабушки, дедушки, женщины всех возрастов, домработницы, волонтёры и зоозащитники, а тут такой мужчина прикатил сам с кошкой на руках.

Все женщины, работающие здесь, засуетились, подтянулись, взглянув на свои отражения в зеркалах, поправляя на ходу волосы, одёргивая халаты, расцветая в приветливых улыбках. Каждая хотела обратить на себя его внимание и понравиться этому красивому человеку.

В смотровой мужчина вынул из переноски вялую, дрожащую от страха, беспрестанно кричащую от боли холеную кошку с белой как снег шерсткой, в дорогом красном ошейнике.

Пришла красивая статная хирург Элла Вадимовна с помощницей. Больная, завидев доктора, почуяла неладное и мёртвой хваткой вцепилась в дорогой костюм хозяина.

— Вчера днём сын собирал макет корабля из деревянных деталей. Ева была рядом. Одну мелкую деталь не нашли, только несколько щепок. Утром кошке стало плохо.

 

Помощница сидела за столом, заполняя документы. Хозяина кошки Евы звали Олег Юрьевич.

Врач приступила было к осмотру, но кошка, грозно зашипев, обнажила острые зубы, прижала уши, пригнулась, стараясь слиться с металлическим столом и вдруг, резко подпрыгнув, с силой ударила лапой по руке. Затем, собрав последние силы, Ева с криком взобралась на плечо высокого мужчины, заняв круговую оборону.

Растерявшемуся от такой прыти хозяину отцепить её не удалось. От когтей разбушевавшейся кошки досталось и ему.

Хирург трясла рукой в порванной перчатке с глубокими кровоточащими царапинами. Подойти снова к разъяренному животному она уже не решалась, её помощница тоже.

— Лиза! Помоги нам! — открыв дверь, позвала врач и, залив перекисью раны, надела новые перчатки.
В кабинет вбежала женщина невысокого роста. Насколько хороша была своей броской красотой врач, настолько непривлекательно выглядела эта женщина, проигрывая ей и остальным , работавшим в клинике, буквально во всём.

Природа обделила её красивыми чертами лица. Она не имела густой копны волос, её светло-русые волосы были собраны в незатейливый хвост. У неё не было стройной фигуры с длинными ногами, её ноги, напротив, были несколько короткими и полноватыми.

В ней не было ровным счётом ничего, что так привлекает противоположный пол, на что обращают внимание мужчины в первую очередь. Она была некрасива.

Лиза подошла к кошке и смело протянула к ней руки, глядя на пушистую пациентку такими неожиданно прекрасными для её невзрачной внешности, большими лучистыми глазами цвета морской волны.

— Ева! Иди ко мне, иди, не бойся.
Кошка, помедлив, вдруг пошла к ней на руки, покинув плечо хозяина. Удивлению мужчины не было предела.

Еве ранее делали необходимые прививки, приезжая на дом. Во время процедуры она спокойно сидела у него на руках, а сегодня в клинике устроила целую войну, потом пошла на руки к постороннему человеку. Такого с его кошкой ещё никогда не бывало.

Сделали рентген, требовалась срочная операция. Олег Юрьевич нервно поглядывал на часы. Через пару часов он должен был лететь на важные переговоры и это не подлежало никаким изменениям. Вернуться планировал завтра до обеда.

Он оплатил все предстоящие расходы и, оставив больную Еву, уехал с тяжёлым сердцем. Уже сидя в самолёте хозяин вспоминал мольбу в глазах своей кошки, когда закрывал дверь. Вдруг она подумает, что он, предав её, бросил одну в чужом месте…

А в это время женщины в клинике оживленно обсуждали утреннего клиента, его внешность, дорогую фирменную одежду, манеру поведения. Для них появление такого клиента было целым событием.

Поздно вечером Лиза сидела в послеоперационном стационаре, глядя на дремлющую под капельницей Еву. Кошка отходила от наркоза тяжело, с ней было много хлопот, и дежурная по стационару старалась неотлучно быть рядом.

Вдобавок Лизе, любившей животных с самого раннего детства, почему-то казалось, что она очень давно знает эту маленькую и такую беззащитную сейчас белую кошечку. Её тянуло к ней, как к родной душе. О хозяине Евы она даже думать боялась, так он был хорош по сравнению с ней.

Судьба не баловала Лизу. В народную пословицу: “Не родись красивой, а родись счастливой” она давно уже не верила. В её жизни всё получалось иначе.

Отца своего она не знала. Он бросил их с матерью, когда дочери не было и года. Лиза с детства поняла, как плохо быть некрасивой. В довершении всех бед, когда малышке исполнилось пять лет, она тяжело переболела гриппом с осложнением на ноги и практически год училась ходить заново.

С тех пор Лиза стала ходить немного вразвалочку и ничего с этим поделать не могла. Ее дразнили гадким утёнком и никто не хотел с ней дружить.

Мать часто болела, но вырастить дочь успела и умерла незадолго до получения Лизой диплома ветеринарного врача. В ветклинике, открывшейся недалеко от дома, Лиза начала подрабатывать ещё студенткой, да так и осталась в ней.

Оперировать ей не давали, она была ассистенткой Эллы, которая понукала ею, как личной прислугой, и ей это прощалось, ведь она была красоткой, а хозяин клиники был всего лишь стареющим мужчиной и души в ней не чаял.

Однако знаний хорошенькому доктору явно не хватало. В сложных ситуациях при проведении операций она прибегала к помощи “бестолковой” ассистентки. Как только задача была выполнена, она напрочь забывала об оказанной ей услуге.

Заведующая смотрела на это сквозь пальцы. Она во всём подыгрывала хирургу, на каждом шагу занижая самооценку и так излишне закомплексованной сотрудницы, добиваясь полного подчинения и исключения мысли об увольнении и переходе в другую клинику. Что бы та ни делала — всё не так.

Получая фактически мизерную зарплату, которой вечно не хватало, Лиза начала брать подработки и дежурила в стационаре по несколько суток кряду. Оперировать удавалось, только когда Элла уходила в отпуск, остальное время довольствовалась ролью помощницы.

Лиза привыкла к такой жизни и даже зная, что за глаза её называют уткой и передразнивают походку, считала, что с работой ей повезло…

Олег Юрьевич из аэропорта поехал прямиком к Еве. Его десятилетний сын Дима, волнуясь, без конца названивал отцу. Переживания мальчика можно было понять, ведь это была кошка его покойной матери, его лучший друг, с которым он фактически вырос и был впервые разлучен.

Владельца строптивой пациентки в халате и бахилах проводили в стационар. На стуле сидела та самая женщина Лиза, к которой сразу потянулась его кошка. Ева в голубой попонке лежала у неё на коленях.

Очнувшись от дремоты, кошка недовольно смотрела на хозяина. Олег Юрьевич хотел её погладить, но больная вдруг заворчала и ещё крепче прижалась к своей сиделке. Он опешил.

— Не расстраивайтесь, она ещё сонная.
— Как она?
— Ночью очнулась и плакала, — не поднимая на него глаз, тихо говорила женщина.
— Так вы и ночью здесь были? А когда же вы отдыхаете? — удивился Олег Юрьевич.
— Да. Такая работа…
Ева ещё несколько дней должна была оставаться в клинике. Хозяин уехал. Весь оставшийся день он думал о необычном поведении своей питомицы и об этой странной грустной и некрасивой женщине с чистым добрым взглядом необыкновенно красивых глаз.

В день выписки Евы его ждали неприятности. Случилось то, чего он опасался — кошка не хотела идти к хозяину, который привёз её в это страшное место и оставил. Её словно подменили.

Ева угрожающе шипела, её белая шёрстка поднималась дыбом, как только он протягивал к ней руку. Дома нужно было обрабатывать шов, делать уколы, давать таблетки, а кто это будет делать?

Домработницу Галину она не признавала и близко к себе не подпускала. Сам он целыми днями на работе, а сын взял с него слово, что сегодня Ева будет дома, и он обещал. Что делать?

И тут ему пришла в голову мысль — Лиза. Она такая добрая…

— Лиза, можно вас на минутку?
Она вышла в коридор.

— Извините, пожалуйста, Лиза, вы не могли бы помочь? Мне сейчас срочно необходим человек на пару недель, чтобы ухаживать за Евой. Вы знаете, что кошка непростая, а вы так хорошо с ней ладите.
Лиза густо покраснела, подняв на него свои необыкновенные глаза цвета моря, которые напрочь затмевали все недостатки её внешности.

— А как же моя работа? Я не могу.
— Если вы переживаете по поводу оплаты, то я заплачу в три раза больше, чем вы здесь заработаете за месяц. С заведующей я договорюсь, и она даст вам отпуск. Не волнуйтесь, у вас будет своя комната, всё необходимое будет предоставлено. Соглашайтесь, пожалуйста, Еву так ждёт мой сын.
Лиза согласилась. Ей и самой почему-то очень не хотелось расставаться с этой белой, доверившейся ей кошкой.

Все формальности были улажены. Заехав домой за необходимыми вещами, Лиза с переноской на руках, волнуясь, как никогда, ехала с Олегом Юрьевичем в его дом.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.61MB | MySQL:47 | 0,075sec