Недетская детская история

 

Муж Марины – душа любой компании. Где бы ни появился Николай, везде смех, шутки, веселье, задушевные посиделки и песни до утра. Друзей у него – пруд пруди. И всем он готов помочь в любое время дня и ночи, принять, невзирая на собственные дела, отдать, что называется, последнее. Такой человек. Люди это видят, чувствуют и сами к нему тянутся: интуитивно, бескорыстно.

А теперь в семье подрастает еще один такой человечек. Дочка Наташа – абсолютная копия папы. Одиночеством не страдает. Только выйдет за порог – дети вокруг нее. Все у нее друзья, все – товарищи.

 

 

 

Марину во дворе знают не как Марину, а как «Наташину маму». Даже бабушки на скамейках так ее величают.

Та же история в детском саду. Куда ни глянь – везде Наташка с сотоварищами: вместе играют, едят наперегонки, спят «кто быстрее уснет?» И все это легко, весело, без ссор и обид.

В будни родители и Наташа видятся только утром и вечером. Но в выходные стараются не расставаться. Правда, Николай иногда уезжает на рыбалку, чтобы расслабиться, отдохнуть на природе. Тогда Марина с дочкой отправляются гулять вдвоем.

Пройдутся до небольшого озерца в парке, а потом идут на детскую площадку возле дома.

Детей там – полно! Ребятишки играют, а мамочки сидят на лавочках – перетирают последние городские новости и всякое такое.

Знают они друг друга сто лет. Одни в роддоме познакомились, другие – вместе в дом заселялись, третьи – знакомые знакомых. Одним словом – все свои.

Недавно во дворе появилась новенькая девочка чуть старше Наташи. Дети ее внимательно осмотрели, о чем-то спросили и занялись своими делами. Игра пошла своим чередом. Новенькая в нее не включилась. Постояла и ушла.

На следующий день она снова подошла к детям и стала угощать конфетами. Раздала и снова отошла в сторонку.

Не играла, не каталась с горки. Стояла – и все. Минут через десять ушла.

Вечером Марина спросила у дочери:

– А почему новая девочка с вами не играет? Вы что, ее не принимаете?

– Как это «не принимаем»? – удивилась Наташа, – она сама играть не хочет. Стоит и все.

Прошла неделя. Во дворе снова собрались дети и их мамы. Погода стояла солнечная, только что выпал первый снег.

Ребятишки играли в снежки, потом стали лепить Снеговика.

 

 

Наташа, как заправский скульптор, руководила процессом.

Дети приносили снег в ладошках, спрашивали, куда его прилепить. Никто не обижался, не спорил – все доверяли Наташке.

Появилась новенькая. Подошла к Снеговику. Встала рядом, засмотрелась на снежного человека. Тут подбежал мальчик с очередной порцией снега, спросил:

– Куда, Наташ?

А новенькая взяла у него этот снег и прилепила Снеговику на макушку.

Сначала мальчик растерялся от неожиданности, а потом как завопит:

– Я не тебе принес! Иди отсюда! – и заплакал.

Мама подошла к нему, успокоила и увела домой.

Новенькая тоже ушла. А минут через десять вышла во двор с папой.

Мужчина направился прямо к детям.

Что-то спросил у Наташи и, подойдя к лавочке, где сидели женщины, спросил:

– Кто Наташина мама?

Марине стало не по себе:

– Я.

– Можно с вами поговорить? – тон папаши не предвещал ничего хорошего.

– Можно, – Марине даже стало интересно, что будет дальше.

– Отойдем в сторонку, – распорядился мужчина и пошел вперед, не сомневаясь, что женщина последует за ним…

 

 

– Я так понял, что ваша дочь – лидер в этом дворе? – начал он.

– Может быть. Я как-то об этом не задумывалась. Она просто девочка, которую все любят.

– Нет, не просто. Моя дочь Инга сказала, что ваша Наташа всеми командует. Настроила детей против нее. Целенаправленно. Из-за нее мою Ингу все игнорируют.

– Вы серьезно?

– Доброта Инги не действует, – продолжал папаша, будто не слышал вопроса Марины, – даже подарки, которые она приносила ребятам, не помогли. Это влияние вашей Наташи. Она морально давит на детей, заставляет ненавидеть Инну.

– Вы серьезно? – снова спросила ошеломленная такими выводами Марина.

– Вполне. Более того, я хочу решить проблему немедленно и навсегда.

Вы где работаете? Наверное, мне стоит обратиться к вашим работодателям, чтобы они объяснили вам, как нужно воспитывать дочь. Я не шучу. Вы подумайте. Хорошенько подумайте. Даю неделю на решение этого вопроса. Иначе – приму меры.

Он резко развернулся и пошел к своему подъезду.

Все произошло так быстро, что Марина даже ответить не успела. К соседкам на лавочку идти не хотелось. Знала: начнут расспрашивать, охать да ахать. Потом пойдут к отцу Инги, будут доказывать, что он не прав. Ничего этого не хотелось. Марина позвала дочь, и они ушли домой.

Вечером с рыбалки приехал Николай. Жена рассказала ему о разговоре с папой новенькой девочки. Муж успокоил Марину, сказал, что в следующий раз сам пойдет с Наташей во двор и даже пошутил:

– Воспитание детей переходит на более качественный уровень. В дело вступают отцы…

 

 

Николай и Наташа вернулись с прогулки. Судя по виду мужа, Марина поняла, что ничего страшного между мужчинами не произошло. Более того, Николай загадочно улыбался.

– Ну, поговорили? – не выдержала жена.

– Да я с Виктором целыми днями разговариваю, – рассмеялся Николай, – он у меня в отделе работает.

– Да ты что? Правда?

– Правда. Я, конечно, знал, что он зануда, но чтобы разборки из-за детей устраивать – это чересчур. Видела бы ты его лицо, когда он понял, что я – папа Наташки.

– Смутился?

– Скорее удивился. Потом извинился, что на тебя наехал. Ну, я ему объяснил, что даже пятилетние дети сами должны решать, с кем общаться, с кем – нет. А задача родителей научить их делать правильный выбор. Желательно собственным примером.

– А он что?

– А он сказал, что дочку почти не видит. Она все время с няней. Какое уж тут общение?

– А как же мама Инги? Она чем занимается?

– Виктор с дочерью вдвоем живут. Жену два года назад похоронил.

– Так Инга – сирота? – ахнула Марина.

– Получается так.

– Надо как-то помочь девочке, – Марина чуть не расплакалась, – теперь понятно, почему она такая нелюдимая. Наташа! – кликнула она дочку.

Девочка прибежала к родителям на кухню.

– Мы должны тебе кое-что рассказать, – аккуратно начала мама. – Эта девочка… Вы хоть спросили, как ее зовут?

– Инга, – Наташкины глазки стали в два раза больше от любопытства, – а что?

– Красивое имя, – медленно проговорила Марина, затягивая паузу, чтобы сообразить, как преподнести ребенку важную информацию. – Знаешь, доченька, Инге очень нужны настоящие друзья.

– Они всем нужны, мам.

– Ей – особенно.

– Если так, почему она ни с кем не играет?

– Она не умеет. Ее никто не научил.

– Как это? Ты же меня научила дружить со всеми. И папа…

– У Инги нет мамы…

 

 

Услышав это, Наташка на несколько секунд буквально замерла. Она пыталась представить, как это, когда у ребенка нет мамы.

– Давай мы поможем Инге подружиться с ребятами! – Марина вернула дочку в реальность, – только о том, что она сирота – никому ни слова.

– Сирота? – ухватилась за слово Наташка, – как Золушка?

– Ну да, – улыбнулась сообразительности дочери Марина, – так что, поможем?

– Конечно! А можно, я Ингу в гости приглашу?

– Обязательно пригласи, и других ребят тоже. А я пирожков с клубникой напеку…

Николай молча наблюдал, как Марина разговаривала с дочерью и не вмешивался. Когда малышка убежала в комнату, он подошел к жене, нежно обнял и прошептал на ушко:

– Умница ты моя…

– С кем поведешься, – отшепталась Марина…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.55MB | MySQL:47 | 0,072sec