Не такой зять нужен!

– И как ты собираешься с ним жить, он же инфантильный тип.

– Почему ты так решил, папа?

– Вижу. Опыт у меня большой.

Солнце слепило последними тёплыми осенними лучами, конец августа уже подсвечивал золотом и багрянцем. Дорога отбрасывала свои километры под колесами режущего пространство автомобиля.

Живи и радуйся! Но на сердце водителя лежал камень.

Они ехали по шоссе с будущим зятем.

Алексей Чуваев был настоящим главой семьи. Мужчина от Бога.

Работал он в молодости в строительстве, а теперь практически открыл свою частную автомастерскую. Он всегда был таким – мастером на все руки.

Его за это уважали, ценили. Друзей у него было много. Да и зарабатывать он всегда умел.

Семья и дети были для него смыслом жизни, а две дочери – лучшими девушками на всем белом свете.

«Дочери выбирают в мужья мужчин, похожих на отцов» – недавно вспомнил он.

Ага! Как же…

Вот это очкастое чудо, сидящее рядом, с ним даже рядом не стояло.

 

 

«Чудо» всю дорогу молчало, потому что стеснялось будущего тестя. Но даже, если бы не стеснялось, о чем с этим будущим родственничком можно поговорить?

В автомобилях «чудо» не разбирается, спортом не интересуется, о том, как гвоздь забить в стену имеет сугубо теоретическое представление. Примерно такое же как и о будущей семейной жизни.

Толик этот, будущий зять, казался личностью, патологически лишенной мужских привязанностей. О нем можно заботиться, оберегать его тонкую конструкцию от жизненных неурядиц, но возлагать на него семейные надежды …

Но дело шло к свадьбе старшей дочери – гордости Алексея, его красавицы и умницы Ангелины. Шло и шло. Как бы отец не был против.

Сейчас эти два голубка заканчивали университет и, как казалось отцу, не имели практически никаких планов. Ну … кроме съездить в свадебное путешествие.

А где, на что и как дальше жить, это потом …

Алексею вообще ничего понятно не было. На все вопросы отвечала дочь, а этот только пожимал плечами и говорил одно и то же.

– Квартиру снимем. Работаю я – онлайн. А там видно будет.

Что видно? Когда станет видно, будет поздно… А если дети пойдут?

И что за мужик пошёл!

Алексей накручивал себя, не спал ночами, придумывал новые и новые разъяснения для дочери, что замуж за таких вот выходить никак нельзя.

А она уже нервничала, плакала и говорила, что все давно решено.

Уже бурчала на него жена, напоминала о чувствах, и Алексей кипятился еще больше.

А сейчас вот пришлось ехать ему за матерью чудо-жениха вместе с ним. Жена нарядила Алексея во все новое. Как-никак первый познакомится с новой родственницей. А Алексею ехать не хотелось совсем … свадьбы этой не хотелось.

Толик сидел, близоруко уткнувшись в свой планшет.

Ну, вообще – «никакой» дорожный собеседник.

Столько хороших парней вокруг, а она выбрала «это» … Вот хоть бы Серёжка – одноклассник и сосед. Рукастый, говорливый. Работу всегда найдет, потому что плиточник хороший, а «этот»…

Так хотелось сейчас все, что накипело, сказать этому очкастому, уткнувшемуся в гаджет товарищу. От какого-то внутреннего негодования у Алексея аж перехватывало дыхание. Он, как всегда, себя накручивал.

Но потом вспоминал слова жены про выбор дочери, слезы Ангелины и молчал, глотал отцовскую неприязнь.

За окном в жарком цвете замаячил плотный частокол из еловых стволов. От этого, давно знакомого вида, становилось спокойней на душе. Уходила раздраженность.

Они выехали из леса и тут Алексей заметил дым за холмом, на который взбирались машина. Густым серым столбом он тянулся в небо.

– Смотри, пожар!

Толик молча поднял голову от планшета, наблюдал.

Они перевалили холм и увидели – в поле, совсем недалеко от леса, полыхал стог сена, высокий и плотный. Ручейки огня от него разливались в разные стороны по свежескошенным ещё не убранным сухим травам.

Пылающий стог приближался.

– Ну, сейчас, наверное, приедут пожарные. Может вызвал кто.

– А если нет? – подал голос Толик, – Я сейчас.

И он начал стучать по клавишам.

– Нет… Не ловит интернет тут.

«Кто б сомневался в твоих способностях» – подумал Алексей, а вслух сказал.

– Сейчас в Спасское приедем, там будет связь.

Они были уже рядом с горящим стогом.

– Смотрите, там человек!

Толик каким-то образом разглядел первый – мужик в клетчатой рубахе что-то делал рядом с пожарищем.

Алексей останавливаться не собирался. Чем они тут помогут? Горит большой стог, здесь вода нужна, пожарные. Он ехал дальше.

– Надо остановиться! – вдруг решительно произнес Толик.

И Алексей притормозил, может, и правда, помощь нужна человеку.

Толик быстро бросил свой планшет, выскочил из машины первым и бегом направился к горящему стогу.

Алексей быстрым шагом пошел за ним.

Нужно было просто спросить – не нужна ли помощь мужчине, возможно забрать его с собой.

И вдруг он увидел, как Толик на ходу стягивает с себя кожаную куртку и начинает сбивать ею ручейки огня.

Сумасшедший…

Жаркие языки пламени, казалось, опаляли его руки, лицо, отражались в линзах очков, а он бил и бил огонь.

Алексей увидел, что мужчина в клетчатой рубахе живо орудует лопатой, срезая полосу дерна перед лесом, чтоб не пустить туда огонь. Он бы точно никуда не поехал с ними.

Сквозь треск огня Алексей крикнул:

– Мы не потушим! Не сможем!

– Надо взять все в кольцо, – тут же ответил Толик и продолжил наотмашь бить ручейки пламени.

Глаза слезились очень, их выедал дым. Пахло гарью. Алексею ничего не оставалось, как начать помогать. Он стащил куртку и тоже начал борьбу с огнем.

Они били язычки пламени несколько минут, задыхаясь от дыма, чернея лицами.

Толик уже собирал в охапку разбросанное вокруг сено и таскал его ближе к горящему стогу, к полыхающему огню. У стога обдавало нестерпимым жаром, он отскакивал и стряхивал с себя жар.

Алексей последовал его примеру, но не рассчитал. Всполох пламени вдруг лизнул его, словно ухватил за брючину. Брюки на нем вспыхнули. Он испугался, отскочил, начал крутиться, пытаясь сбить пламя прямо руками, но ничего не получалось. Огонь, словно клей, прилип намертво.

Он уже готов был бежать прочь в панике, но вдруг кто-то с силой сшиб его, и очень жёстко придавил к земле всем телом и ещё чем-то.

Алексей задыхался, скошенная трава больно колола щеку.

А потом его резко освободили и он увидел встающего Толика, валетом навалившегося на него и своей курткой потушившего горящие брюки.

Они поднялись на ноги вместе и продолжили сбивать уже слабеющие стелющиеся языки пламени.

И вдруг услышали голос мужика с лопатой:

– Хватит, мужики! Хватит! Больше не разойдется, справились вроде.

Они стояли и тяжело дышали. Красные, перемазанные сажей, в обгоревшей одежде.

Мужчина подходил к ним, бросив лопату, обнял сначала Толика, не прижимая ссаженные ладони, а потом Алексея.

– Мужики, спасибо вам. Спасибо. Один бы не справился, а теперь просто догорит, не должен уже разойтись,– он посмотрел на стог.

Темная полоса дерна отделяла стог от леса.

– Не должен, – подтвердил Алексей, глядя на дымящий стог.

– Там же лагерь детский. Вот, прям недалеко. А я сторожем там, червей пошел копнуть для рыбалки за забор. Увидел дым, думаю, дай разведаю…а тут.

– Лагерь? Ничего себе!

– Да. И дети сейчас кто-где, кто на площадках, кто в корпусах… Беда, если б лес зашелся, – он посмотрел на Толика, – Сын ваш?

Толик молчал, протирал очки, смотрел на дымящий стог светящимися изнутри радостью глазами.

– Нет. Зять будущий!

– Герой – парень. Повезло Вам с зятем.

Они попрощались и направились к машине. Алексей впереди, за ним Толик.

– Алексей Иванович, Вы как? Аптечку надо. Там от ожогов у Вас есть что-нибудь?

– Да, вроде есть. Но ничего так-то, вот руки разве помазать, – он посмотрел на слегка обожжённые пальцы рук, не хотелось сильно жаловаться, не по -мужски как-то.

– Алексей Иванович, прошу прощения, но у вас и зад обожжённый.

Алексей потрогал машинально штанины сзади – и точно, они обгорели до дыр. И он почувствовал боль и расползающуюся под руками ткань.

Эх! Вот и приехал знакомиться с будущей родственницей в новых брюках, приобретенных заботливой женой.

– Вам больно? – наморщив лоб, с жалостью спросил Толик.

Алексей улыбнулся, почему-то было приятно, что его немного жалеют, и правда саднило.

И Толик улыбнулся тоже. А потом Толик мазал зад будущему тестю, и смеялись они уже хором, представляя, как теперь поедут. А еще – реакцию интеллигентной и очень мнительной мамы Толика на их внешний вид.

Зад и руки немного побаливали, они ехали и бурно обсуждали пожар. А потом Толик опять уткнулся в планшет, а Алексей ехал и улыбался.

«А всё-таки, он неплохой парень, как оказалось. Ведь выбрала из всех его Ангелинка. А она абы кого не выберет, умница она у меня!»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.59MB | MySQL:47 | 0,090sec