Моя мама — невеста

— Мой отец был лётчиком-испытателем и геройски погиб! — Ха-ха-ха! Ой, не могу. Лётчик! — ехидствовал Борька, играя на публику. — Твой отец бросил вас с матерью, когда ты совсем маленький был! Моя мама так говорила. Безотцовщина! — Врёшь ты всё! И мама твоя врёт! — Ах ты мелюзга, ещё и рот свой открываешь!

Часть 1. Безотцовщина
Первоклассник Генка, живущий в одной из старых пятиэтажек, в отличие от своих сверстников, совсем не радовался наступившим летним каникулам. Мальчишка, нахмурившись, сидел на лавочке возле песочницы с копошащейся малышнёй и размазывал по грязным щекам злые слёзы.

Он ничем не отличался от других ребят с их двора. Такой же вечно взъерошенный, как воробей, с облупленным от солнца носом и сбитыми коленками, гоняющий с утра до вечера мяч или катающийся на стареньком велике…

Опять он сцепился с этим противным Борькой, ну никакой жизни от него не стало. Новая рубашка с оторванным воротником и рукавами, дырками от вырванных “с мясом” пуговиц была безвозвратно испорчена. Что теперь скажет мама.

Отца у Генки не было. Он никогда его не видел. Мама говорила, что он был лётчиком-испытателем и погиб на боевом задании, а его фотографии, хранившиеся в сундуке, в старом бабушкином доме, изгрызли мыши.

Как назло, у всех ребят их двора были отцы. Они были разные, но они были, и мальчик с завистью смотрел, когда его сверстники шли с ними, держась за руку.

Мама работала бухгалтером в жилконторе. Она была самой красивой и доброй на свете, но ему очень хотелось, чтобы был и отец — сильный, смелый, добрый. С ним можно было бы ходить куда угодно: в походы, на рыбалку, в кино, как другие ребята.

Тогда никто не посмел бы дразниться и смеяться над ним и его мамой, как ненавистный Борька. Вот это было бы счастье!

А ещё, для полного счастья, Генка мечтал о верном друге — собаке. Он просил у мамы щенка, даже имя для него припас — Мухтар, как в знаменитом кинофильме. Мама же твердила, что это слишком большая ответственность:

— Когда ты станешь постарше, тогда и о собаке поговорим, сынок, а пока ещё ты с ней не справишься.

Сегодня большой упитанный Борька, перешедший в пятый класс, хвастался новым велосипедом, подаренным ему отцом на день рождения. Он всегда цеплялся к стеснительному худенькому Генке потому, что он был старше его, а значит сильнее, и не боялся получить сдачи, за мальчика некому было заступиться.

Ребята поддерживали Борьку, смеясь вместе с ним, ведь он угощал их за это дорогими шоколадными конфетами, которые никогда не переводились в его карманах.

— Ну, что, малявка, мамочка рубашечку новую тебе нацепила? Смотри, какой у меня классный велик, а ты так и возишься со старой рухлядью. Выбрось его на помойку!

— И что, что старый? А я езжу лучше и тебя обгоню!

— Ой, насмешил. Давай попробуем на спор на три щелбана? До поворота и обратно.

— Давай! Только, чур, по-честному.

Свидетели одобряюще зашумели, подбадривая свистом и криками спорщиков, помчавшихся на железных двухколёсных конях наперегонки по двору.

Генка немного отставал, но ему повезло. Тяжёлый Борька не рассчитал при развороте и со всего маху грохнулся вместе с новеньким велосипедом. Ликующий Генка поджидал его на финише, чтобы публично надавать щелбанов, но не тут-то было.

Хитрый Борька, известный своим коварством, совсем не собирался подставлять свой лоб.

— Ты меня толкнул, а то бы я победил!

— Да я тебя не трогал, ты сам упал!

— Нет, толкнул! Ты просто завидуешь, что мне отец велосипед подарил. У тебя же отца нет!

— Мой отец был лётчиком-испытателем и геройски погиб!

— Ха-ха-ха! Ой, не могу. Лётчик! — ехидно протянул Борька, играя на публику. — Твой отец бросил вас с матерью, когда ты совсем маленький был! Моя мама так говорила! Безотцовщина!

— Врёшь ты всё, врун! И мама твоя врёт!

— Ах ты, мелюзга поганая, ещё и рот свой открываешь!

Борька набросился на Генку и, повалив его на землю, тузил куда попало. Вырываясь, поверженный победитель гонок порвал рубашку, но противник повис на нём всем своим тяжёлым телом.

Единственной из многочисленных ребят большого двора, принявшей сторону Генки, стала конопатая Танька. Смелая, нескладная, долговязая, с маленькими, торчащими в разные стороны, косичками и худыми, длинными, как у цапли, быстрыми ногами, она терпеть не могла несправедливости. Танька всегда готова была вступиться за слабого и незаслуженно обиженного.

Отец отчаянной девчонки работал бригадиром на чугунолитейном заводе. Суровый немногословный дядя Гриша, напоминающий былинного богатыря, больше жизни любил свою единственную дочь, но не баловал — воспитание было строгим.

Девочка училась на отлично, занималась бегом в спортивной секции и пела в хоре. Всё это, вместе взятое, являлось предметом гордости родителя.

Молчаливый дядя Гриша любил крепкое словцо. Танька, благодаря его педагогическим талантам, тоже знала немало нехороших слов и при необходимости применяла их, как запрещённое оружие, против наглеющего с каждым днём от безнаказанности Борьки.

Возмущённые родители этого нахала пробовали было донести до её отца всю недопустимость применения таких выражений девчонкой к их чаду, но первая попытка стала последней:

— Знаю я вашего Борьку, та ещё шельма. А только, если кто мою Танюшку обидит — пожалеет. Предупреждаю, — грозно сдвинув брови, отчеканил сторонник спартанского воспитания.

Глядя на его огромные кулаки, тёмные от навсегда въевшейся в кожу металлической пыли, заступники легко поверили ему и больше с жалобами не приходили.

Танька, возмущённая происходящим, подбежала к Борьке и треснула его по затылку. Ребята, стоящие кругом, захихикали.

— Отстань от него и катись ябедничать своему папочке! Трус и врун!

— Ты, пискля, мне ещё указывать будешь? А ну, брысь отсюда!

Оттолкнув Генку, Борька хотел её схватить, но ловкая, как кошка, Танька вывернулась и толкнула его так, что он приземлился на спину.

Схватив Генку за руку, смелая девочка увлекла его ближе к своему подъезду, на лавочку у песочницы. Окна её квартиры на первом этаже были напротив. Там было безопасно.

— Генка, ты не слушай его, он дурак, а мамка его сплетница! Не обращай внимания.

Вопреки опасениям, мама его не отругала. В последнее время у неё всегда было хорошее настроение. В выходные она надевала нарядные платья, тщательно укладывала густые светлые волосы и ходила в кино на вечерний сеанс.

Раньше такого никогда не было. Генка, глядя на мать, возвращавшуюся с цветами и сладким гостинцем для него, удивлялся и терялся в догадках. Что ей, мало дневного сеанса, на который они сегодня вместе ходили? Или вечером продают мороженое вкуснее, чем днём?

В один из выходных дней мама наготовила вкусных салатов, напекла пирожков, зажарила в духовке курицу, как на великий праздник.

— Гена, иди умойся хорошенько и причешись.

Она одела его в нарядную выходную одежду.

— Мам, ты чего? Мы куда-то пойдём?

— Нет, сынок. У нас сегодня будет гость. Прошу тебя, пожалуйста, будь с ним приветливым и вежливым.

Ну и дела… Кто бы это мог быть? — думал Генка.

И вот вечером он пришёл. В руках у гостя был букет цветов, торт и большой бумажный кулёк “Мишки на севере”. Высокий крепкий мужчина поздоровался с ним по-взрослому, как с равным. Его звали дядя Саша.

— Ну, что, Гена, рассказывай, как ты живёшь, как дела?

Мальчик, смущаясь, сначала только отвечал на вопросы, а потом разговорился, глядя на сильного, загорелого, с неподдельным интересом слушавшего его дядю Сашу.

Про Борьку рассказывать не стал, чтобы гость случайно не подумал, что он ябеда и трус. Они проговорили целый вечер, а мама задумчиво смотрела на них и чему-то улыбалась…

Когда гость ушёл, Генка ещё долго не мог уснуть:

— Мам, а дядя Саша к нам ещё придёт?

— Придёт. Он тебе понравился?

— Очень понравился! Мама, а дядя Саша кто?

— Он работает инженером в строительном управлении. Строит дома, фабрики, заводы и всё, что нужно людям и стране.

Хорошо, что не лётчиком-испытателем, облегчённо вздохнув, подумал Генка.

— Пусть побыстрее опять к нам приходит. Он обещал научить меня в шахматы играть и плавать. А ещё он тоже любит собак и вообще всех животных.

Теперь они ходили вместе с дядей Сашей в кино, в парк на аттракционы, в кафе, ездили на дяди Сашином “Москвиче” за город на речку, где купались и рыбачили.

Генке никогда ещё не было так хорошо и радостно, но он суеверно помалкивал и никому ничего не рассказывал, боясь спугнуть своё долгожданное детское счастье…

Однажды у них состоялся серьёзный мужской разговор:

— Гена, мы с твоей мамой собираемся пожениться. Ты хочешь, чтобы я всегда жил с вами?

— Очень хочу. Только, чтобы всегда.

— Всегда. Договорились!

— Так, значит, когда вы поженитесь, ты будешь мой папа?

— Да. Значит, твой отец, — твёрдо сказал мужчина.

Мальчик доверчиво, с благодарностью обнял его за шею.

— А можно я буду называть тебя папой?

— Конечно.

Мама, отвернувшись, стояла у окна, чтобы сын не видел её слёз…

Жених и невеста воспользовались выданным приглашением в салон для новобрачных.

 

Там, отстояв немалую очередь, они купили обручальные кольца, очень красивое белое, длинное платье и туфли, а жениху модный импортный костюм-тройку, белоснежную рубашку, галстук и ботинки.

Вернувшись домой, Надежда решила ещё раз примерить поблёскивающее искорками, как снежинки на морозе, платье. Увидев маму, сын ахнул:

— Ты как принцесса из сказки!

Дядя Саша тоже любовался, улыбаясь:

— Твоя мама — невеста! Самая красивая. Завтра мы с мамой в обед на часик отъедем в ЗАГС и вернёмся, а позже все вместе пойдём в ресторан. Попируем с гостями. Договорились?

— Конечно! — выкрикнул Генка и запрыгал от радости. Он ещё не знал, какие испытания ждут их впереди.

Сейчас ему хотелось крикнуть на весь мир: “Моя мама — невеста! У меня есть отец!”

***

Борька, подманив, таскал на верёвке нескладного лопоухого щенка-подростка. — Смотрите, пацаны, эта бездомная шавка за кусочек колбаски будет делать всё, что я скажу! Поняв, что бегство невозможно, пёсик огрызался в затянувшейся петле. — Не слушаешься? Ну, я тебе сейчас задам, — пообещал Борька.

Генку распирало от желания похвалиться перед ребятами, а особенно перед Борькой. Как только взрослые ушли по делам, он побежал во двор. С дальнего конца он услышал шум голосов вперемешку с собачьим визгом. Ребята смотрели представление, которое давал Борька.

Он, подманив, поймал и таскал на верёвке нескладного лопоухого щенка-подростка, появившегося недавно в их дворе.

— Смотрите, пацаны, эта шавка за кусочек будет делать всё, что я скажу! А ну, сидеть!

Пёсик, надеясь получить кусочек колбаски, изо всех сил вилял хвостом, извивался всем своим тощим телом, умильно заглядывая в глаза мальчика бесхитростными голодными глазами.

— Сидеть, я сказал!

А он не понимал его и только ещё сильнее ластился у ног. Ребята смеялись. Борька в сердцах пнул собаку ногой, но и это не помогло. Рыжий малыш, взвизгнув от удара, рванулся прочь, но слишком крепка была верёвка, намотанная на руку “дрессировщика”.

Поняв, что бегство невозможно, пёсик приготовился к самому худшему, огрызаясь в затянувшейся верёвочной петле.

— Ну, я тебе сейчас задам, шавка бездомная, — подбирая палку, прохрипел Борька.

— Не бей его! Отпусти!

Генка, не помня себя, бросился на обидчика и с маху врезал в ненавистное лицо, попав по носу. Завязалась драка. Борькины дружки громко болели за своего заводилу с расквашенным носом. Пёс лаял, прыгая вокруг дерущихся.

— Отдай собаку! — орал Генка.

На шум прибежала Танька. Она сразу всё поняла и, схватив Борьку за шиворот, пыталась оттащить от щуплого противника.

— Пусти его, ведь ты же старше! Отдай ему собаку, …! — Танька в сердцах добавила несколько нехороших слов, от которых все зрители “представления” разинули рты.

Борька ослабил хватку, чтобы отбиться от наседающей девчонки. Генка вырвался, загрёб в ладони песка и бросил ему в лицо.

— Мамочка! — взревел дворовый “герой” и, выпустив верёвку с невольником, рыдая, тёр глаза. — Безотцовщина поганая, ты мне за это ответишь! Я всё отцу расскажу, он твоей матери задаст!

— Ну и рассказывай, трепло. Моя мама — невеста! Самая красивая! У меня теперь есть отец, большой и сильный, он вам сам задаст!

— Брехло! Нет у тебя никакого отца!

— Есть! Ты сам брехло и сплетник, я тебя ненавижу!

Генка вместе с Танькой и спасённой собакой пошёл домой. Под его глазом красовался синяк. Дети сидели на кухне, пили чай с “Мишкой на севере” и смотрели, как жадно, давясь от спешки, Мухтар уплетает вермишель с котлетой.

— А его твоя мама не выгонит?

— Я её упрошу, она у меня добрая, и отец меня поддержит.

— А у тебя что, и вправду есть отец?

— Теперь есть. Я не вру.

— Ну и хорошо! Я за тебя рада.

Близился вечер. Скоро должны были вернуться мама с дядей Сашей. Уверенность Генки пропадала с каждой минутой.

У них завтра свадьба, а тут я с собакой, как бы не турнули. Что делать? Он поделился своими опасениями с Таней.

— Ты его пока спрячь куда-нибудь. Корми и выводи потихоньку. А завтра скажи, что у тебя живот болит, чтобы дома остаться. Когда свадьба пройдёт, то на следующий день и расскажешь. Тогда уж точно не турнут.

— А что, здорово придумала. Только куда?

Они решили спрятать сытого сонного Мухтара в шкаф, который стоял в комнате Генки.

— Сиди тихо, понял?

Усталая мама вернулась с покупками одна. Она приоткрыла дверь, взглянув на отвернувшегося лицом к стене, засыпающего сына:

— Дядю Сашу срочно вызвали на работу. Я завтра рано уйду в парикмахерскую, тебя будить не стану, спи, пока я не вернусь.

Когда мама уснула, он вынул Мухтара из шкафа, положил на свою постель и, обняв нового пушистого друга, крепко уснул.

Проснулся Генка от громкого щелчка замка входной двери. Мама ушла. Надо скорее вывести гулять Мухтара, зарывшегося в одеяло и мирно сопящего под боком.

Погулял с умным пёсиком под своим балконом, накормил его и стал ждать взрослых, глядя в окно. Увидев маму и дядю Сашу, он снова посадил нелегального жителя в шкаф и лёг в постель, притворившись спящим.

Мама с красивой причёской, пахнущая духами, вошла в комнату и, к ужасу Генки, открыла шкаф. Из него прямо ей на ноги, приветливо тявкнув, выпрыгнул радостный Мухтар.

От неожиданности мама громко вскрикнула. Прибежал дядя Саша. Генка, забыв о большом посиневшем фонаре под глазом, подскочил к щенку и схватил его на руки.

— Он мой. Не отдам!

Мама громко заплакала, держа в руках вешалку со свадебным платьем. Его длинный подол был изорван на ленточки.

— Мама, мамочка, прости меня! Прости, я не нарочно! Это щенок, он же ещё маленький. Мы его с Танькой спасли, ему некуда идти. Не гоните его, я вас прошу. Простите Мухтара!

Генка не выдержал и горько заплакал.

 

Мама была безутешна, она плакала и не могла остановиться.

— В чём же я пойду? Я останусь дома. Ты посмотри на его лицо, Саша, он опять дрался. Пожалуйста, обзвони всех, извинись и скажи, что всё отменяется.

От этих слов у Генки потемнело в глазах. Всё пропало! С Мухтаром на руках, он направился к входной двери.

— Ты никуда не пойдёшь, — дядя Саша мягко вернул его в комнату. — Отставить разводить сырость! Надюша, успокойся, время ещё есть. Давай купим новое платье.

— Нам не продадут, по пригласительному можно только одно.

— Тогда я побежал в ателье. Попрошу, объясню, что срочно, заплачу побольше мастеру. Ну ведь можно же ещё, в конце концов, что-то сделать с этим платьем!

Дядя Саша вернулся довольно быстро. Он вручил маме свёрток с платьем.

— Примеряй быстрее.

Длинное платье стало маме по колено. Из принцессы, помолодев лет на десять, она превратилась в старшеклассницу, нарядившуюся на выпускной бал.

— Мне прямо даже неловко. Скажут, что я такой старый женился на юной девушке, — шутил жених, влюблённо глядя на стильную стройную невесту.

— А глаз Гены?

— Ну и что, всякое бывает. Кто из мальчишек в детстве не дрался.

Свадебное торжество прошло успешно. Все были довольны. Генка бежал домой впереди отца с матерью, торопясь к своему Мухтару. А ещё он нёс большой кусок торта для храброй Таньки.

Через месяц, перед началом нового учебного года, отца направили на строительство крупного промышленного комбината на Крайнем Севере старшим прорабом. Когда Генка с Мухтаром на поводке, уезжая, прощался с ребятами, каждый подошёл пожать ему руку. Борька, красный как варёный рак, остался стоять в стороне один, опустив глаза.

Через год Танька получила короткое письмо, написанное кривым детским почерком:

“ Таня, Мухтар вырос и передаёт тебе привет. У мамы с папой родился мой брат Андрюшка. Мы вернёмся через год. Жди. Ты настоящий друг! Гена.”

Девочка вздохнула и села писать ответ. Она почему-то скучала по Генке и Мухтару.

Автор НАТАЛИЯ С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.27MB | MySQL:47 | 0,330sec