Маленький

 

Шестилетняя Ира вечером выйдя в кухню, чтобы попить водички, услышала разговор матери и отца:

— Я всё рассчитала правильно! Какая же я молодец!

— Ты у меня всегда умницей была! – радостно поддержал супругу отец.

— Ирка наша в первый класс пойдёт, будет помогать, не маленькая. — радостно продолжала мама.

— Думаешь, что справится? Она же сама ещё ребёнок совсем.

— А что нет? И пелёнки поменяет, и в магазин по пути со школы забежит. Ведь не маленькая уже. И погулять с коляской на улицу выйдет. Вон у Ивановых, что в соседнем подъезде живут, дочка старшая как хорошо помогает. Только её на улице с младшим братом и вижу.

Ира на цыпочках вернулась в свою комнату. Сообразительная девочка сразу поняла в чём дело и была приятно удивлена. Она так давно мечтала о братике или сестричке, просила родителей купить её хоть кого-нибудь. И даже завидовала этой Насте Ивановой, которая всегда с коляской гуляла, как взрослая тётенька. Иришка была согласна даже на маленького котёнка или щенка, но мама всегда отвечала, что ещё рано.

«А теперь, значит, родители решили сходить в магазин и купить мне сестричку или братика. Как же это здорово!» — думала Ира. Девочка даже не подозревала, что она рано радуется.

***

Иришке оставалось две недели до школы, когда родители однажды вернулись домой и принесли конверт, перевязанный синей ленточкой. Приехала по такому случаю и бабушка Вера. Она развернула внука и произнесла:

— Добро пожаловать домой, наш маленький! – потом бабушка обратилась к Ире: — Ну, нянька, принимай ляльку! Ты теперь главная мамина помощница. Будешь смотреть Петеньку.

— А у него уже и имя есть? Сейчас с именами детей продают? – удивилась Ира.

Мама, папа и бабушка переглянулись и засмеялись. Девочка же подошла к своему брату Петеньке и улыбнулась. Он был таким маленьким, беспомощным, похожим на живого пупса, что Ире захотелось крепко-крепко обнять его и не отпускать.

И всё бы ничего, но мать Иры ошиблась, когда думала, что всё правильно сделала, уйдя в декрет, когда дочь пошла в первый класс. Петенька был очень капризным. Кричал и днём, и ночью не переставая. Уставали все: и мать, и отец, и Ира. Помогать с внуком приехала бабушка, которая тоже едва держалась на ногах после бессонных ночей.

Первоклассница Ира теперь должна была сама подогревать себе еду, если бабушка была занята, сама делала уроки. Матери было совсем не до старшей дочери. Петенька отнимал всё время. Приходилось родителям и бабушке носить его по очереди на руках, чтобы он успокоился. Ира же была, что называется, «на посылках». Так говорила мать и отправляла дочь то в магазин, то в аптеку. Если же бабушка на какое-то время уходила к себе, то Ира сама грела бутылочки со смесью.

Когда Петенька начал подрастать, проблем с ним стало ещё больше. Он был из тех детей, которым везде надо было сунуть свой нос. Мальчишка стягивал скатерть со стола вместе со всем содержимым. Он ломал игрушки, а если у него что-то забирали, то кричал так, как будто его кто-то режет. В общем, покоя в доме не было ни днём, ни ночью.

Как Ира умудрялась при такой занятости ещё и хорошо учиться? Это непонятно, но, когда учительница начала выставлять отметки в дневник, в нём были только четвёрки и пятёрки. Ира успевала и читать, и писать, и рисовать, и с братом играть. При этом девочка никогда и никому не жаловалась. Было у неё понятие семьи. Она думала, что так и должно быть, когда в семье все друг другу помогают.

Ира стойко терпела все выходки Петеньки, а их было вовсе не мало. Он изрисовал однажды тетрадь сестры, а потом добрался до её дневника. Затем добрался до ножниц и испортил её новое платье. В общем, приходилось Ире не сладко, а горько. Она надеялась, что Петенька вырастет и станет другим. А у мамы с папой была позиция: «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало»…

— Потерпи, доченька, он ещё маленький. Вот подрастёт немножко и станет легче — успокаивал девочку отец. А мама говорила: — Ничего страшного, он просто маленький!

***

Но мальчик взрослел, а лучше не становилось. Ему по-прежнему было можно всё. Пете было двенадцать, а Ире девятнадцать, когда случилась очень неприятная история, из-за которой девушка ушла из родного дома.

То, что брат берёт мелочь из кошелька матери, Ира знала давно и не раз говорила Пете, что так делать нельзя. Она взывала к его совести, требовала прекратить, объясняла, что мать выбивается из последних сил, стараясь, чтобы он ни в чём не нуждался. К этому времени отца не стало из-за трагической случайности, и мать говорила, что живёт только ради Пети и всегда заступалась за младшего сына…

— Ты, Ирка, уже взрослая, в университете учишься, а Петьку мне ещё надо на ноги поставить. А потом можно и к отцу отправляться.

— Мама, прошу, не говори так. Ты нам очень нужна здесь.

— Ишь, какая я у вас незаменимая! — ухмылялась женщина.

— Ты самая лучшая! – каждый раз отвечала Ира.

— Раз так, то ужин сегодня за тобой.

— Хорошо, — Ира мчалась готовить ужин. Она ничего не говорила о том, что ей ещё надо подготовиться к семинару или зачету. Да это никого не интересовало. Помощь маме была для неё на первом месте.

***

В тот злосчастный вечер Ира снова стояла у плиты, а мама отдыхала, потому что очень устала на работе. Петька же слонялся по квартире, не зная, чем ему заняться.

 

 

Ира лепила любимые мамины пельмени и думала, что завтра она пойдёт в магазин, чтобы купить блузку. Не себе, а маме, которая так хотела хоть какую-то обновку. Ира уже несколько месяцев откладывала со стипендии деньги и собиралась завтра порадовать маму, чтобы она больше никогда не говорила эти страшные слова «и можно к отцу», от которых у Ирины просто мороз по коже. Сделала бы этого сегодня, но не успела. Ей надо было ещё сходить в читальный зал, чтобы подготовиться к семинару.

— Мама, Петя, идите за стол, ужин готов! – произнесла Ира.

— Я не пойду, — нагло заявил Петька. – Принеси мне тарелку в комнату, и сметаны побольше положи!

— Ну уж нет!- возмутилась Ира. – Мы — семья и ужинать должны только за столом, а по норам, как крысы.

— Ну и ужинайте. А я в своей комнате есть буду! И пусть я буду крыса! Но я так хочу! – заупрямился Петька, да ещё и ногой топнул для верности.

— Ира, но ты же старшая, уступи ему, — раздался голос мамы. – Тебе, что, трудно брату тарелку принести?

— Нет, мне не трудно, но мне не нравится, что Петя ведёт себя как божок!

— В кого ты такая уродилась? …Нудная! Не пойму! – произнесла мама с нескрываемым раздражением. – Принципиальная такая хоть плачь! До последнего стоять на своём будешь.

— Вот и я говорю, что наша Ирка упрямая! – сказал Петька, а потом обратился к маме: — Мамка, может, ты покормишь своего ребёнка?

— Конечно, сЫночка — с готовностью ответила мать и пошла на кухню. Взяла тарелку для Петьки, наполнила её и на ходу сквозь зубы бросила дочери «спасибо», а потом обратилась к Пете: — Чтобы всё съел. Тебе же надо расти.

— Спасибо, мамуля! – поблагодарил Петя мать и скрылся в своей комнате.

Потом мама вернулась, наполнила тарелку для себя и демонстративно отправилась в свою комнату. Ира осталась одна.

— Вот и поговорили, — задумчиво произнесла она. – Думала посидим все вместе, семьёй.

— Ты же сама всё и испортила, — язвительно заметила мать, которая вернулась на кухню с пустой тарелкой. Но ужин вкусный. Ты хорошо готовишь.

— И на том спасибо. — разочарованно вздохнула Ира.

В тот вечер Ира долго не могла уснуть. Было обидно и больно и из-за поведения Пети, и из-за того, что мама изо всех сил оправдывает и поддерживает брата.

«Неужели мама не замечает, как он откровенно наглеет и отбивается от рук? Как это можно не заметить? Она потакает ему во всём, а он и рад. Чувствует свою безнаказанность и делает, что хочет, так и до беды недалеко. Скоро и вовсе на шею сядет. Разве так можно?» — спрашивала сама у себя Ира. Она и подумать не могла, что это всё цветочки и её самые неприятные ожидания сбудутся.

Утром, когда она уже вышла из дома и направилась в университет, обнаружила, что у неё в кошельке нет денег. Нет, кое-какая мелочь чисто на автобус в кошельке осталась, а бумажки все словно испарились.

Ира заметила это, когда расплачивалась в маршрутке за проезд. Она, от расстройства, не могла найти себе места. Всё не верила в свои опасения. Пересмотрела все отделы в сумке, но нигде не было денег.

Ира набрала мамин номер, думала, что, может, она взяла на свои нужды и забыла предупредить. Мать удивилась и испугалась, ответила, что ничего не брала.

— Значит, это сделал Петя! – сказала Ира матери. – Больше некому.

— Не может такого быть, — закричала мать так, что Ира прикрыла ладонью телефон, чтобы посторонние люди не услышали крика. – Может, ты сама потеряла деньги, а теперь на Петеньку сворачиваешь.

— Ладно, вечером поговорим, — ответила Ира и положила телефон в карман. Разговаривать с матерью было бесполезно. Она всегда защищала любимого сына. Поэтому Ира, отсидев все лекции, решила, что разговаривать с братом будет сама.

Когда она вернулась из университета, он был уже дома.

— Петя, верни мне, пожалуйста, деньги.

— Какие деньги? Ты это о чём?

— Ты сам знаешь. Верни то, что вчера взял. Это вся моя стипендия.

— Откуда я знаю, где ты её дела? Наверное, потеряла где-то.

— Нет, я знаю, что это твоих рук дело. У меня и доказательства имеются, — серьёзно сказала Ира, которая хотела припугнуть брата. – Если не признаешься, я обращусь куда следует. Пусть ищут вора. Прямо сейчас отправлюсь к участковому.

Петя испугался. Ира уже была в прихожей, когда он вынес деньги и протянул их сестре:

— На, возьми. Это то, что осталось.

— А остальная часть где?

— Нету, — развёл руками Петя.

— Я спрашиваю, где мои деньги?

— Нет их, потрачены.

— Эх ты, как же можно брать чужое и тратить на себя? Ты хоть понимаешь, что это низко и подло. Знаешь, кто так делает?

— Тебе жалко, да? Так и скажи! – Петя хлопнул дверью так, что Ира испугалась. В этот момент вернулась мама. Конечно, Ира ей обо всём рассказала. Мать внимательно выслушала дочь, а потом сказала:

— Хочу услышать Петю. Интересно, что он расскажет.

Петя вышел из комнаты заплаканный и начал жаловаться:

— Мамуля, Ирка меня чуть не избила. А всего-то жвачек и шоколадок пацанам купил. Разве это плохо? Она меня вором ещё обозвала.

— Петя, зачем ты так говоришь? Это всё сплошная ложь. Не ври.

— Я правду говорю, мама. Ты же знаешь, что я никогда не обманываю.

Мама находилась несколько минут в замешательстве. Сын был замечен в воровстве до этого несколько раз, но это всё по мелочи. Стипендия у Иры была повышенная, а это значило, что сумму Петя украл приличную. Неуюели всё это на шоколадки? Мама смотрела то на сына, то на дочь, как будто не знала, кому из них можно верить. Интуиция подсказывала, что Ира говорит правду. Петя же выглядел таким беззащитным и жалким, что мать снова начала его защищать.

— И что, Ира, если он решил угостить друзей? Разве это плохо? Отдам я тебе деньги, не переживай. В кого ты такая у нас жадина уродилась? Не пойму.

Ира остолбенела.

— У меня деньги украли, но при этом я ещё и виновата? Вот спасибо тебе, мама!

— Пожалуйста! – ответила мать, а потом начала утешать сына: — Петенька, маленький мой, сколько надо Ире отдать? Ты скажи, я всё ей верну!

Петя ликовал. Он улыбнулся, давая понять, что одержал верх и что Ира сама же виноватой осталась, но вслух он произнёс:

— Лучше бы мы с тобой жили одни без неё, — и он показал пальцем на Иру — Было бы гораздо спокойнее.

И здесь мама произнесла слова, после которых Ира не хотела больше оставаться дома.

— И я хотела бы жить только с тобой, но не выставить же её за порог, как ни крути, здесь и её дом тоже.

Слово «её» да и вообще, весь смысл этой фразы так резанули слух, что Ира заплакала навзрыд и ушла в комнату. Мама даже по имени не назвала, а с пренебрежением сказала «её».

Ира лежала на кровати и плакала, надеялась, что мама к ней подойдёт, хотя бы попытается объясниться, поняв свою оплошность, если, конечно, это действительно была простая оплошность, а не что-то большее. Но нет, мать и Петя преспокойно сидели у телевизора и мирно беседовали.

Немного успокоившись, и вытерев слёзы девушка начала решать, как ей быть дальше. То, что мать любила Петю больше, Ира и раньше знала, но не обращала на это внимания. Она сама очень любила младшего брата. Но то, что мать хотела бы, чтобы Ира не жила с ними, даже подумать не могла. Девушка начала молча собирать вещи. Взяла самое необходимое, решив, что потом приедет за остальным.

— До свидания! – сказала она матери и Пете, когда подошла к входной двери. Они даже ничего не ответили.

Иру на первое время согласилась приютить одногруппница, а затем девушке выделили место в общежитии. Вещи свои Ира забрала, через несколько дней. Петька язвительно заметил:

— Надеюсь, что ты всё забрала и больше не вернёшься?

— Нет, не волнуйся. Могу даже положить ключи.

— Хотелось бы.

Ира молча положила ключи на стол и ушла. Она, конечно, думала, что они помирятся с мамой и смогут наладить отношения, но возвращаться домой Ира больше не собиралась. Так и случилось. Первой шаг к примирению сделала Ира, и мама согласилась пойти на контакт. Они начали общаться, но мама делала это весьма неохотно. И даже домой Иру никогда не звала. Однажды она простодушно призналась:

— Знаешь, Ира, дома у нас теперь тишина и покой. Нам с Петенькой так хорошо вдвоём. Мы друг друга понимаем с полуслова. Всё-таки ты правильно сделала, что ушла. Я в твои годы замужем уже была.

— Мама, я и хотела тебе сказать, что познакомилась с хорошим парнем. Он учится в военной академии. У нас вечер в университете был, где мы впервые увидели друг друга. — сказала Ира, стараясь пропустить мимо ушей обидные для неё слова матери.

— Военный? Это хорошо. Такие серьёзно относятся к браку. И заработок у них хороший.

— Разве дело в деньгах?

— И в них тоже.

***

Ира вышла замуж за своего Костю, когда училась на последнем курсе. Свадьбы не было. Молодые просто расписались, а после того, как Костя получил диплом, отправился к месту службы на Камчатку. Ира, конечно же, уехала с ним. Перед отъездом она всё-таки зашла домой, чтобы попрощаться с мамой и братом.

— Счастливо тебе, доченька! – сказала мама Ире и её мужу.

— Пока! – сказал Петька и скрылся в своей комнате. Ему к тому моменту исполнилось уже четырнадцать лет.

Ира и Костя уехали и начали строить собственную жизнь. Всё было хорошо. Вот только детей Ира пока не хотела. Она боялась, что не сможет любить двоих детей одинаково, что она окажется такой же, как её мать.

— Ты знаешь, призналась она однажды мужу, я читала, что диагноз «плохая мать» заразен. Боюсь, что стану такой же, как и моя мама.

— Не станешь, я тебе не позволю, — ответил Костя и улыбнулся. Он очень любил свою нежную и ласковую жену.

Через пять лет совместной жизни Ира родила дочь Кристину, а ещё через четыре года – сына Колю. Она даже не пыталась сделать из дочери няньку для младшего брата и к обоим детям относилась просто как к детям, то есть одинаково. Она прекрасно справлялась сама…А дети росли очень дружными.

Двенадцать лет Ира жила на Камчатке с мужем и детьми, а потом Костю перевели на службу в воинскую часть, что была в трёхстах километрах от их родного города. Конечно, однажды им захотелось съездить к своим родным, которых давно не видели. Всё это время они только созванивались друг с другом.

Когда Ира позвонила маме, сообщила, что скоро приедет. Спросила, можно ли приехать с детьми. Мама каким-то странным, безучастным голосом ответила:

— Приезжай, если надумала. Не бойся, не выгоню.

Было неприятно, что мама говорит в таком тоне. Но Ира почему-то не удивилась. Костя, который слышал этот разговор, даже предложил не ехать никуда и не портить настроение, но Ира очень соскучилась:

— Нет, давай, я всё-таки поеду. Сердце что-то не на месте. Я уже и подарки купила, и маме, и Пете. Если что, просто развернёмся и уедем!

На том и порешили.

***

— Мама, здравствуй! Я так соскучилась! – сказала Ира и обняла мать.

— Здравствуй, здравствуй! Спасибо, что заехали. Я уже думала, что не дождусь. — в обыкновенной своей манере пробурчала мама.

— Не волнуйся. Мы теперь рядом жить будем, всего в трёхстах километрах, так что сможем часто приезжать к тебе и к Пете. Кстати, где он?

— Потом расскажу, — махнула рукой мама. – Дай с внуками понянчусь. Когда ещё увижу.

Женщина протянула руки к Коле, а Кристина уцепилась за Иру и ни в какую не хотела идти к бабушке. Да и Коля вырывался и изо всех сил рвался к матери и сестре…

— Я к маме хочу! — вдруг забасил он отчаянно.

Бабушка жутко обиделась на это, посчитав, что это Ира с Константином так настроили детей:

— Вот как оно получается, — тяжело вздохнула мама Иры. – Растишь детей, стараешься, ночами не спишь. А они вырастают, уезжают. И даже внуки потом сторонятся, бабушки родной не признают.

— Мама, ну, зачем ты так? Им привыкнуть к тебе надо. И всё будет хорошо!

— Дай-то Бог! Расскажи, дочка, как живёшь?

— Так всё хорошо. Я домом занимаюсь, детьми, а Костя мой служит.

— Не обижает тебя?

— Нет, что ты! Он у меня такой добрый, что даже мухи не обидит.

— Вот и славно.

— Мама, так а где наш Петя? — в очередной раз не выдержала Ира.

— Ой, доченька! Здесь такое произошло, что и говорить не хочу.

— Что-то серьёзное? — испугалась Ира. Дурное предчувствие захватило её.

— Очень, — ответила мама, присела на диван и закрыла лицо руками. – Я тебе по телефону рассказывать не хотела. Забрали Петеньку, забрали моего мальчика.

— Куда?

— Не знаю. Пришли люди в форме и забрали, а он же ни в чём не виноват! Это всё его дружки! Это они его подставили. Я точно это знаю.

— Что он натворил?

— Говорят, что бабку одну из соседнего дома ограбили. Сказали, что и Петенька наш был с ними. Но я не верю! Это всё они, а ему ничего не оставалось, как подчиниться! Он же у нас такой маленький, слабохарактерный! А вообще, он же мальчик хороший у нас, добрый. Ты сама знаешь. Шалил иногда, но так, как и все. Мог деньги взять у тебя и у меня, о это же мелочи. А сейчас срок ему грозит, и немалый, понимаешь?

— Конечно, — ответила Ира.

— Так вот. Помочь Петеньке нужно, мальчику нашему. Вроде бы бабка та запросила деньги, чтобы дело закрыли! Типа обе стороны примирились. Так что надо выручать из беды брата, Ирочка!

Ира не знала, что ответить. Впервые за всё то время, сколько она себя помнила, мать назвала её ласково Ирочка. Она, конечно, понимала, что этот приступ ласки только потому, что Петя попал в историю…

— Мама, сколько надо?

— Я точно не знаю, но ты не думай. У меня кое-какие деньжата имеются. Всё-таки не тратила налево и направо. Но от твоей помощи не откажусь.

— Хорошо, мама, я помогу, — ответила Ира. Отдам всё, что у меня есть.

— Спасибо, доченька! – ответила мама, а потом подошла и обняла Иру.

***

Костя сразу заметил, что с женой что-то не то.

— Ира, рассказывай, как прошла встреча?

— Всё хорошо.

— А если честно?

— Петька влип в историю, — начала Ира и рассказала обо всём мужу. И о деньгах тоже упомянула.

— Подожди, так ты и деньги собираешься отдать?

— Да. Не могу же я оставить брата в беде.

— Я всё понимаю, но он не маленький.

— Так получилось. Я возьму то, что копила на шубу. Не обижайся, пожалуйста, но по-другому поступить не могу.

— Добрая ты у меня слишком, — сказал Костя.

Ира отвезла деньги матери, и Петя тогда отделался лёгким испугом. Правда, на свободе он задержался совсем не надолго. Прошло всего несколько месяцев, как мать позвонила Ире:

— Дочка, приезжай срочно!

— Что произошло?

— Беда. Снова у Петеньки нашего неприятности. Нужна помощь.

— Мама, я приеду, но не раньше следующей недели, потому что у меня Коля приболел.

— Вот как значит? Ты нас бросаешь. Ладно, что-нибудь сами придумаем.

— Мама, не сердись, — ответила Ира. Мать не стала её слушать и бросила трубку. Ира же не могла найти себе места и решила поехать к маме даже с простывшим Коленькой.

Оказалось, что Петя снова влип в тёмную историю и снова является подозреваемым.

— Представляешь, Петеньку обвиняют опять. А он же, наш мальчик, ни в чём не виноват. Он такой добрый и ласковый.

— Но как всё произошло?

-Говорят, что у какой-то женщины на улице сумку отнял с деньгами. И она его опознала! Я вот думаю, может, если деньги вернуть, женщина эта заберёт заявление. Как думаешь? А может, это и не Петенька был вовсе, а просто кто-то похожий на него…

— Мама, а зачем ему деньги чужие? Он же сам работает, если ты, конечно, правду говоришь.

— Ира, в прошлый раз побоялась тебе сказать, что Петя наш увлёкся какой-то ерундой. Что-то нюхает или принимает. Я не знаю.

— Почему ты не сказала? Его спасать надо, лечить.

— Сначала помоги его освободить. На тебя вся надежда!

— Денег у меня больше нет, я тогда тебе отдала всё, что у меня было — ответила Ира. И это было правдой.

Лицо матери вспыхнуло от обиды.

— Вот значит как? Нет ничего? Может, скажешь ещё, что муж у тебя плохо зарабатывает?

— Не скажу, но деньги нам самим нужны. Мы недавно переехали. Нам обустраиваться надо. Двое детей у нас…

— А брат, значит, пусть пропадает? Не жалко нас тебе, совсем не жалко. Эгоистка ты выросла, Ирка. Только о себе и думаешь. Из-за твоей жадности Петеньке сесть в тюрьму придётся. Какая же ты бессердечная!

— Мама, замолчи! Что ты такое говоришь? Я помогла, когда у меня деньги были, но сейчас их правда нет. И жить нам самим надо.

— А одолжить ты можешь?

— Нет.

Мама посмотрела на дочь безразлично, а потом сказала:

— Лучше бы ты вообще не приезжала. Как явилась, так и несчастья на Петеньку посыпались. А он же ни в чём не виноват, мальчик мой маленький!

Ира ничего не стала отвечать. Просто собралась и уехала. Она поняла только одно: у мамы есть только один ребёнок – это Петя. А она, Ира, маме не нужна. А если нужна, то только как «кошелёк» для Петеньки. Осознать правду было больно, и Ира вела машину и плакала. Понять такого отношения матери она не могла.

— Мама, за что ты так со мной? За что? — думала она.

Но ответа не было, а Ире так хотелось его получить…

Автор: Маруся

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.63MB | MySQL:47 | 0,092sec