Мачеха

Этого дня Руслан Андреевич боялся больше всего. Но откладывать знакомство дочери с новой женой было невозможно по многим причинам. И главным препятствием была тринадцатилетняя дочь Маша. Елена только однажды, и то очень давно, общалась с девочкой. Но она прекрасно понимала, чем вызван протест подростка.

— Руслан, поставь себя на место своей дочери, и тогда ты поймешь причину ее упорства.

Женщина посмотрела на мужа, ожидая ответной реакции, но тот только молча кивнул.

— Представил, что ты Маша? А теперь, скажи, как бы ты сам отнесся к появлению в доме чужой тетки с огромным животом?

Мужчина широко улыбнулся и взял жену за руки.

— Лена, ты удивительная женщина! И я приветствую твое стремление сгладить все острые углы. Но мне не нужно ставить себя на чужое место, потому что я сам был в детстве в аналогичной ситуации. Мне было всего года три, когда не стало моей родной мамы. Но другая женщина смогла мне дать все, и я всегда ее называл мамой.

Елена удивилась:

— А я и не знала, что Софья Петровна….Ты же мне ничего не рассказывал!

— Не поверишь, но я сам забыл про этот факт. Она так естественно вошла в нашу жизнь, и я сразу стал ее называть мамой. И вообще ненавижу даже само это слово — «мачеха». Оно звучит, как оскорбление!

— Полностью с тобой согласна! И честно признаюсь, что я никогда не думала, что мне предстоит в жизни такая миссия.

— Ты боишься?

— Конечно! И не вижу в этом страхе ничего предосудительного! Но все же со знакомством надо было бы повременить, или сделать это раньше.

— Лена, ты сама себе противоречишь! Я же с самого начала предлагал тебе переехать в мой дом! А ты все придумывала какие-то фокусы! Машка — нормальный ребенок, а не крокодил! И с ней вполне можно найти общий язык.

Новость о том, что сегодня в доме появится мачеха, перевернула сознание Маши. Она с раннего утра заперлась в своей комнате, и не отвечала даже на просьбы бабушки. Чтобы отключиться от всего внешнего, она надела наушники. Но сумасшедшая музыка не заглушала обиду. Ей хотелось кричать, громить все подряд, говорить отцу обидные слова. Она не понимала, как он мог предать память о маме! Маша считала, что Руслан Андреевич просто обязан страдать всю оставшуюся жизнь.

Девочке было восемь лет, когда не стало мамы. Женщина буквально «сгорела» за три месяца от страшной болезни. Все заботы о ребенке взяла на себя бабушка Софья Петровна. Но со временем в доме стали говорить о том, что отец не должен вести жизнь отшельника, что он имеет право на счастье. Причем, именно бабушка высказывала такие мысли, что сильно возмущало девочку.

— Я выгоню, не пущу в наш дом злую тетку!

— Машенька, как ты можешь заранее знать, что эта тетя злая?

— Знаю, потому что во всех сказках мачехи злые! А я не хочу мачеху, а хочу, чтобы была мама!

В голове девочки прочно засел этот негативный образ, и позднее она стала даже угрожать расправой над новой женой отца.

— Я эту тетку с лестницы спущу, или кипятком ошпарю! Пусть она лучше у себя дома сидит.

Бабушка содрогалась от подобных высказываний внучки, и пыталась ее переубедить.

— Машуля, но папе тяжело одному!

— Ба, ну что ты обманываешь?! А я и ты, мы что уже для него никто? Зачем ему незнакомая тетка?

— Мы с тобой — это совсем другое! Папа хочет, чтобы рядом была женщина, которая будет заботиться о нем и о тебе.

— Бабушка! Не развешивай мне лапшу на уши! Сразу предупреждаю вас обоих: если появится мачеха, я убегу из дома.

Именно эта угроза стала тем главным камнем преткновения, через который никто не мог перешагнуть. Поэтому Руслану Андреевичу приходилось жить на два дома. Маша прекрасно знала, что у отца есть жена Елена, и что они уже женаты два года, но изменять свое решение она не собиралась. В запасе у подростка было несколько планов мести, если отец проигнорирует ее мнение.

Машка хоть и была бесшабашной, но лишать себя жизненных благ она не собиралась. На «неугодный объект», а именно так девчонка заочно окрестила мачеху можно действовать мягкой силой, а проще говоря, устраивать той мелкие пакости. Машка уже заранее заготовила комплект подобных средств поражения, а воображение ей подкидывало яркие картинки результатов мести.

Она услышала, как к дому подъехала машина отца, и любопытство взяло верх: немного отодвинув штору, Маша наблюдала, как отец бережно вел под руку женщину. Девчонке походка новой жены отца показалось смешной.

— Прикольно ходит, как утка!

Но в следующие пять минут подростка ожидал новый сюрприз. Когда Елена освободилась с помощью отца от шубы, показался огромный живот. Машка не могла отвести от него взгляда, а удивление было настолько сильным, что она не сдержалась.

— А кто будет?

Елена улыбнулась.

— Врачи сказали, что мальчик.

— Значит, у меня будет брат?! Прикольно!

Но минутное потепление сменилось холодным безразличием. Во время первого совместного обеда девочка больше не проронила ни слова. Молчала и Елена. Только Руслан и Софья Петровна изо всех сил старались разрядить напряжение. Так же, не сказав никому ни слова, Машка снова скрылась в своей комнате. Она пыталась разобраться в своих чувствах, но это не получалось. Эта красивая женщина с приятной улыбкой больше не вызывала у нее злости, а главное — полностью пропало желание ей мстить. Так, в полном смятении девчонка провалилась в беспокойный сон. Но ее разбудил среди ночи какой-то непонятный шум. Она решила проверить в чем дело, и сразу столкнулась с бабушкой.

— Ба, что за переполох?

Софья Петровна бросила на бегу.

— Скорую вызвали! Леночке плохо стало!

Оставаться безучастной в такой ситуации Маша не могла. Внезапно ее обожгла мысль, которую она непроизвольно озвучила:

— А как же ребенок? Бабушка, он может погибнуть?!

Женщина застыла на месте, как вкопанная.

— Не приведи Господи! Даже не произноси таких слов, Машуля!

Ее никто не просил, но она сама решила отправиться вместе с отцом и бабушкой в больницу. Остаток ночи они прождали в приемном покое, где гулял холодный ветер. Руслан прижимал к себе дочь, а Маша слышала, как колотилось его сердце.

— Папа, не переживай, все будет хорошо!

Отец молчал, и гладил ее по голове дрожащей от волнения рукой. В эти минуты Маше больше всего хотелось его успокоить.

— Папа, я чувствую, что все обойдется!….А вы уже придумали имя …брату?

Мужчина так крепко обнял дочь, что у нее на миг перехватило дыхание.

— Пока еще нет….Но ты можешь предложить свой вариант.

— Мне нравится Георгий…звучит гордо! Игнат тоже неплохо.

Руслан Андреевич не успел высказать свое мнение по поводу предложенных имен, потому что появилась улыбающаяся медсестра. Она весело сказала:

— Все, дорогие родственники! Отбой воздушной тревоги! Мальчишка у вас, четыре кило и сто граммов!

Бабушка заплакала.

— Счастье-то какое! А мы уже тут испереживались все!

Маша опять, в который раз всего за одни сутки, поймала себя на мысли, что ей приятно быть причастной к общему делу. Она искренне вместе с родными переживала за этого мальчишку, который только что появился на свет.

— Папа, а нам его покажут?

Веселая медсестра покачала головой.

— Сегодня нельзя! А завтра вы сможете оценить маленькое чудо! Мамы показывают своих малышей, когда их приносят на кормление.

Брата назвали Георгием, и Машке льстило, что выбрали предложенное ею имя. Она с трепетом ожидала возвращение Елены с малышом из родильного дома. Но ее волновал вопрос, который она могла задать только бабушке.

— Они поедут к себе?

Софья Петровна сделала вид, что не понимает, о чем спрашивает внучка.

— Маша, чего это ты говоришь загадками? У нас никто не собирается уезжать!

— Ба, ты прекрасно понимаешь, что я спрашиваю про них…, то есть про Елену и ребенка! Пусть они здесь остаются, а то мало ли что может случиться.

— Знаешь, я тоже считаю, что им лучше остаться здесь, но Лена переживает очень….

Маша перебила бабушку.

— Не надо переживать! Неужели вы все считаете меня такой отмороженной?! Между прочим, я тоже могу помочь ей….

— Кому?

— Ну…понятно кому! Елене!

Душа Софьи Петровны ликовала, потому что Маша не стала употреблять слово, от которого ее всю жизнь коробило. В порыве чувств она обняла девочку, и поцеловала в макушку.

— Ты у меня золотая! И сердечко у тебя доброе!

Теперь у Маши появилась новая забота, и она все свободное время проводила рядом с маленьким братом. Елена не ограничивала стремление девочки помочь ей. Наоборот, она всецело ей доверяла. Ей было приятно наблюдать, как Машка гордо катила коляску по улочкам маленького городка, и рассказывала знакомым:

— Наш Жорка — реактивный пацан! Все тянет в рот, и уже пытается сесть!

Но общая забота о маленьком члене семейства не смогла объединить двух женщин. Елена с трепетом ожидала, когда же ледяной барьер между ними растает, но Маша игнорировала ее. Она просто не замечала, что в доме есть еще один человек. Софья Петровна несколько раз пыталась втолковать внучке, что нельзя так относится к человеку.

— Маруся, Лена ни в чем не виновата перед тобой! Она старается изо всех сил, а ты….

— Бабушка, ну не могу я! Понимаешь, не могу я полюбить ее!

Девчонка снова целый день просидела, запершись в своей комнате. И бабушка решила больше не травмировать девочку.

— Время все расставит на свои места.

Был разгар лета, и две недели подряд столбик термометра не опускался ниже 30 градусов. Когда Маша по привычке заглянула в детскую, чтобы поиграть с Жориком, она заметила, что Лена собирает вещи. Девочка с нескрываемым испугом спросила.

— Вы уезжаете?

— Что ты! В такую жару из дома не хочется выходить! Просто я решила прогуляться ближе к вечеру к речке. Если хочешь, можешь составить нам компанию.

— Не вопрос! Я сама планировала сходить искупаться.

Елена передернула плечами.

— Насчет купания я сомневаюсь. Опасно это. После бури столько всего нанесло в речку….Хочется посидеть у воды, отдохнуть.

— Да, ерунда! Наши ребята ходили на «ласточку», и даже ныряли.

Они отправились вдвоем. Машка везла коляску, в которой маленький Жорик на своем языке делился впечатлениями о вылазке на природу. У старшей сестры тоже было хорошее настроение, и она рассказывала смешные истории из своей школьной жизни. Они недолго искали место, где можно устроиться.

— Вон, там под деревом, тенек, Жорке не будет жарко! Вы пока тут устраивайтесь, а я пойду окунусь!

Маша на ходу сбросила легкий халат, и вскоре послышался ее восторженный возглас:

— А вода-то ледяная!

Елена разостлана прямо на траве плед, и выложила малыша на живот.

— Ползай!

Женщина хотела сама немного расслабиться, но в отдалении послышался крик. Она сразу узнала голос Маши, но шум воды не позволял разобрать слова. Женщина бросилась к реке, и застыла от ужаса: внизу по течению барахталась Маша. Создавалось впечатление, что что-то удерживает девочку.

— Маша, что случилось!

Но ответа не последовало, а голова девочки скрылась под водой. У Елены было всего несколько секунд на принятие решения. Она обернулась, и увидела весело играющего сына. Потом ее взгляд устремился к тому месту, откуда звала на помощь Маша. Рядом никого не было, и Елена бросилась в воду. В юности она занималась плаванием, поэтому быстро достигла нужной точки. Нырнув, она увидела в мутной воде Машу, и стала ее тянуть наверх. Девочка показала на ногу, а потом стала опускаться на дно. Елена поняла, что она потеряла сознание.

Вынырнув на поверхность, она набрала в легкие побольше воздуха, и снова опустилась на дно. Машина нога была обмотана водорослями, и вдобавок еще застряла между веток, унесенного течением дерева. Сдирая в кровь пальцы, Елена освободила плененную конечность, и вытолкнула Машу на поверхность.

Вдоль берега уже бегали люди, и махали ей руками. Елена заметила, как к ним на помощь спешит человек в лодке. Когда мужчина кинулся к ней, она прошептала:

— Дочку спасайте! Она наглоталась воды!

 

 

Маленький Жорка все так же весело ползал по пледу. Елена посмотрела на часы, и не поверила.

— Всего две минуты! Боже, а мне показалось, что промелькнула целая жизнь!

Машка тряслась от пережитого, и плакала.

— Если бы не вы…не ты….Мамочка, прости меня! Я такая дура! Мне хотелось тебе насолить, сделать пакость, чтобы ты ушла! Прости меня, пожалуйста! Не уходи!

Елена сама едва держалась на ногах после того, что произошло. Она гладила Машу по спине и растрепавшимся мокрым волосам.

— Не надо плакать, доченька! Все уже позади! Только ты больше так не делай! Хорошо?

— Обещаю, мама!

Софья Петровна сразу поняла, что произошло что-то сверх ординарное. Когда Елена ей рассказала в подробностях о случае на речке, она чуть сама не лишилась чувств.

— Господи! Неужели нужно ЧП, чтобы понять простые вещи?!

— Не знаю Софья Петровна. Но, возможно, именно такие крайние испытания Господь нам посылает, когда уже другие средства не работают. Но знаете, я еще раз готова броситься в эту речку, чтобы услышать простое и такое понятное слово — МАМА.

Автор Татьяна Ковалева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.28MB | MySQL:47 | 0,330sec