Кто везет, на том и едут

Мама стояла над детской кроваткой, слегка её покачивая и напевая вполголоса нежную колыбельную. Аня, влетев в квартиру, как ураган, слегка замедлилась, заметив, что в квартире стоит полная тишина. Стараясь выровнять дыхание, она скинула сапожки, сняла куртку и, раскрасневшаяся, вошла в комнату. Мама подняла на неё глаза, и тут же взгляд её стал недовольным, а брови поползли навстречу друг другу. Она вопросительно посмотрела на одиннадцатилетнюю дочь.

 

 

-Мам, — зашептала Анюта, — помнишь, я говорила, что мы в школе конкурсную работу писали по математике?

-Ну.

-Я лучше всех из школы её написала! Меня отправляют на областную олимпиаду!

-Да тише ты! Антошка только уснул, — мама ещё немного покачала кроватку, посмотрев на сына, от чего морщинка на её лбу ненадолго разгладилась, а взгляд просветлел. Как только она снова перевела взгляд на дочь, глаза опять стали чуть темнее и какими-то суровыми.

-Ну, написала и написала, молодец, — продолжала женщина, — это ещё не достижение. Я сегодня по делам пойду после обеда. Останешься с Антоном, надо будет его покормить и выйти погулять с коляской.

-Мам, а надолго ты? Мне к олимпиаде готовиться надо, мне Ирина Витальевна столько заданий решить дала!..

-Успеешь, — бросила мать, — домашних дел тоже полно, не забывай об этом. А ты чего это, с грязными руками и к кроватке детской сразу? Ну-ка, марш в ванную! Не хватало ещё заразу всякую из школы притащить!

В ванной Аня открыла воду, намылила руки и, взглянув на себя в зеркало, вздохнула. Мама очень устаёт с Антошкой, он плохо спит по ночам. Наверное, просто не хватает сил порадоваться её успехам. Ладно, папа вечером придёт с работы, надо будет ему сообщить, наверняка он очень обрадуется.

Антошка капризничал. Анюта без ума любила этого активного сорванца, которому ещё не исполнилось и годика, но сегодня младший братик утомил её, как никогда. Накормив хулигана и с трудом оттерев размазанную по детскому стульчику кашу, Аня умыла Антона и собрала его на прогулку. В коляске брат слегка присмирел и стал с интересом разглядывать красивые жёлтые кленовые листья, которыми была устлана дорожка аллеи за домом. Девочка собрала небольшой букет из осенних листочков, дала его в руки мальчишке и стала наматывать круги с коляской вокруг дома, думая о том, что вечер сегодня предстоит сложный. Она успела сделать совсем мало из тех домашних заданий, которые заданы на завтра, а ведь ей ещё нужно дописать сочинение и хотя бы начать готовиться к олимпиаде. Аня взглянула на часы. Мама обещала вернуться через два часа, а прошло уже два с половиной…

Папа сидел за кухонным столом, перед ним стояла тарелка с ужином. Мужчина очень ловко управлялся с поеданием котлеты, при этом совсем не смотря в тарелку – его взгляд был прикован к экрану телефона. Аня, которая уже поужинала, терпеливо дождалась, пока папина тарелка опустеет, и тихо позвала:

-Па-ап…

-М? – отец, не отрывая взгляда от телефона, поднял одну бровь.

-Меня на Олимпиаду областную отобрали. По математике. На следующей неделе поеду.

Отец, наконец, поднял глаза на дочь.

-Да? А как отбирали?

-Ну, мы работу писали сложную, там задач было много. От нашей школы только меня отобрали и ещё мальчика из девятого класса.

-Ну, хорошо. В этом ничего удивительного нет. Ты девочка, так и должно быть. Помощь родителям и хорошая учёба – твои главные обязанности.

Папа решил, что аудиенция окончена и, оставив свою тарелку на столе, поднялся и

ушёл отдыхать в гостиную. В кухню заглянула мама, держащая на руках весёлого Антошу.

-Ань, чего ты сидишь-то? Давай, посуду помой, а потом с Антоном поиграешь, пока я в душе буду.

Аня со вздохом собрала грязные тарелки со стола. Видимо, сочинение придется дописывать уже ночью…

-Поздравляю вас с повышением, Анна Анатольевна! – генеральный директор логистической компании пожал хрупкую, но сильную руку сотрудницы и улыбнулся. С завтрашнего дня вы – мой заместитель, моя правая рука, можно сказать.

-Спасибо, Олег Петрович.

-Знаете, Анна Анатольевна, — произнёс директор, присаживаясь за свой рабочий стол и жестом приглашая Анну садиться, — я в этой компании давно, почти с момента основания, и уже более пятнадцати лет её возглавляю. Когда я был помоложе, у меня было такое убеждение, что женщина никогда не сможет занимать руководящую должность, да ещё и молодая. Но когда вы пришли работать сюда, я почти сразу понял, что именно вы станете рано или поздно моим замом. У вас светлая голова и такое удивительное мышление, которому любой мужчина позавидует.

Аня счастливо улыбнулась. Слышать такие слова от уважаемого Олега Петровича было лестно и тешило самолюбие, хотя она уже давно всем всё доказала. Одно то, что её сразу после собеседования взяли на работу в такую крупную и успешную компанию, уже говорило о многом. А о настолько быстром карьерном росте даже не мечталось. Аня с улыбкой вспоминала весь путь, который она прошла за эти без малого шесть лет работы и удивлялась, как же у неё получилось так быстро достичь невероятных высот. Ведь и правда – большинство сотрудников компании составляли мужчины, конкурировать с ними казалось поначалу очень сложным делом. К тому же, за шесть лет у Анны был перерыв в работе по очень важной причине – она сидела в декрете с очаровательной доченькой Аришей. Женщина была невероятно благодарна судьбе за такого «подарочного» ребёнка, как её дочь. Она замечательно спала по ночам, прекрасно развивалась, освоила к полутора годам все нужные навыки для того, чтобы пойти в садик, поэтому задерживаться в отпуске по уходу за ребёнком Ане не пришлось. Конечно, были свои трудности, потому что, как ценному сотруднику, Анне Анатольевне даже в декрете полноценно отдохнуть не удалось, и многие задачи и поручения она выполняла удалённо, буквально с Аришей на руках. Но все эти трудности уже позади. Ане нет ещё и двадцати девяти лет, а у неё есть прекрасный муж Николай, любимая дочка, которой уже четыре года, и хорошая должность с более чем приличной зарплатой.

-Анна Анатольевна, о чём задумались? – голос непосредственного начальника вывел женщину из погружения в приятные мысли.

-Разрабатываю стратегию развития компании, — с улыбкой ответила Аня.

-Это отлично, но уже скоро конец рабочего дня. Я вас отпускаю пораньше. Завтра вступите в должность – и я вам полностью доверяю, можете творить !А сегодня отдыхайте.

-Спасибо, Олег Петрович. До свидания.

-Всего доброго.

Аня неспешно шла домой, вдыхая свежий августовский воздух полной грудью. Надо бы позвонить родителям и пригласить их на ужин, чтобы поделиться радостью. Не каждый день получаешь место заместителя директора, да и с мамой и папой давно не виделись.

-Мам, привет! Что вы сегодня вечером делаете, какие у вас планы?

-Да какие планы, Анют? Никаких, диван и телевизор.

-Ну, тогда часика через два приходите с папой к нам. А Антон чем занимается?

-Ну чем… За компьютером сидит.

-Ну ты ему скажи, что я его тоже жду. Не видела вас всех давно, и ещё у меня есть хорошая новость.

-Ладно, Ань, придём. Я тоже с тобой поговорить хотела.

-Ну и отлично, вот и поговорим. Жду вас.

Звонок в дверь раздался точно в назначенное время. Аня, на ходу снимая фартук, пошла открывать дверь. Как раз уже было всё готово — осталось только вынуть горячее из духовки и нарезать хлеб.

-Привет, дочь, — на пороге стояла мама, за ней маячил отец, — какие запахи, с первого этажа чувствуется!

-Привет, мам. Привет, пап. А Антона нет, что ли?

-Да нет, Ань, он не захотел что-то идти. Всё не наиграется никак в компьютер, во это игрушку ты ему подарила!

-Ну вот, — погрустнела Аня, — я так давно его не видела, соскучилась… Ну ладно, проходите, у меня уже готово всё. Коля задерживается немного на работе, чуть позже будет. Ну, он в курсе моей новости, для него не будет сюрпризом.

-Ну, дочка, заинтриговала, — проговорил отец, накладывая в свою тарелку салат, — что там у тебя за новость такая, что ты целый семейный ужин организовала?

-Честно говоря, я бы такие ужины ещё и чаще бы собирала, что-то мы совсем редко стали видеться. Но теперь у меня времени будет ещё меньше. В общем, можете меня поздравить с повышением, дорогие родители. Я теперь заместитель генерального директора.

Аня раскраснелась, она сама ещё не привыкла к своему новому статусу и последнюю фразу произносила с лёгким волнением. Отец быстрым взглядом посмотрел на мать, а мама тут же затараторила:

-Анечка, ну это как нельзя кстати! У нас тут как раз проблемка нарисовалась. Антоша не прошёл на бюджет. Надо бы помочь, дочка, всё-таки брат родной. А на платное отделение его берут, только вот ты же знаешь, как у нас с финансами. Ну теперь-то уж точно проблем не будет помочь, правда? Раз такая должность солидная, то и зарплата выше будет.

У Ани кровь отлила от лица. Она вдруг почувствовала знакомое с детства ощущение, когда от обиды всё сжимается где-то в области груди и становится тяжело дышать. Она чувствовала что-то такое, когда ещё девчонкой хотела поделиться с родителями своими успехами, победами, но чаще всего натыкалась на стену. Нет, они вроде и радовались, но как-то вполсилы, что ли. Как будто так и надо. Как будто нечему удивляться и восхищаться. Как будто так и должно быть, и это Аня ещё не очень сильно постаралась…

-Ань, ну что, поможешь? – мамин голос вернул в реальность. Аня набрала воздуха, стараясь дышать ровно и глубоко.

-Сколько там за год надо платить? – тихо спросила она.

Аня молча сидела за накрытым столом. Очень не хотелось думать о плохом, но как-то некстати память подкидывала воспоминания. Ей не очень хотелось думать о том, что родители любили и любят Антона больше, чем её саму, тем более, что она брата просто обожала с детства. Но как ещё объяснить то, что Анины достижения никто не воспринимал всерьёз, их считали чем-то само собой разумеющимся. Тогда как любой малейший успех Антоши был поводом для всеобщей гордости. Девчонкой-подростком, когда любая обида умножается на десять, Аня ещё пыталась возмутиться и показать родителям, что ей это неприятно, что ей тоже хочется внимания, поддержки и поощрения. Мама и папа только отмахивались на эти выпады, а ещё стыдили дочь, мол, как тебе не совестно, ты взрослая, а брат маленький ещё. Знали бы они, как Ане в такие моменты хотелось стать маленькой, а лучше – вообще мальчиком…

Когда Николай зашёл домой, крепко держа за руку маленькую Аришку, Аня уже убирала со стола. Родители, получив её согласие на помощь, как-то очень быстро свернули беседу и ушли, сославшись на какие-то срочные дела.

-А ты что, одна? – удивлённо спросил муж, — я думал, ты с родителями сидишь. Столько на готовила, а никого нет.

-Да они ушли уже. Дела срочные.

-Ну вот. А Арина букет для бабушки около дома собирала, старалась…

-Аришечка, — обратилась Аня к дочке, — давай мы бабушку с дедом на следующих выходных навестим, хорошо? Только букетик твой завянет уже к тому времени.

-А я этот букет тебе подарю! – весело закричала девочка, — ты же теперь начальник, мне папа так сказал! Значит, тебя надо поздравить. А для бабушки я потом других цветов нарву!

Аня рассмеялась. Умеет Ариша настроение поднять, вот и обида почти забылась.

-Ну ладно, давайте ужинать тогда. Зря я, что ли, столько готовила?

…Вечер опустился на город. Анне Анатольевне казалось, что уже глухая ночь, такая на душе была кромешная и беспросветная тьма. Сегодня она была у врача, и ничего утешительного он ей сказать не мог.

Женщина давно замечала, что стала быстро уставать, по утрам никак не могла заставить себя проснуться, хоть и ложилась спать вовремя. Обычные, будничные, рутинные дела стали для неё просто невыполнимой ежедневной миссией. Но она по привычке усилием воли собирала себя в кучу, поднималась, готовила завтрак и отправлялась на работу. Можно было долго списывать всё это на переутомление, стрессы, возраст, в конце концов – шутка ли, скоро пятьдесят?! Только когда Анна поняла, что надолго её не хватит и в один прекрасный день она рискует упасть где-нибудь посреди улицы или просто не встать утром с постели, она пошла к врачу.

-Это очень серьёзная сосудистая патология, Анна Анатольевна. Требуется срочная операция, но здесь за неё никто не возьмётся, поверьте мне. Просто нет у нас соответствующих специалистов и оборудования, слишком много рисков и работа практически ювелирная. Придется ехать в Москву, — вердикт врача прозвучал, как гром среди ясного неба. Она-то думала, что возьмут анализы, пропишут лекарства и витамины, накажут побольше отдыхать, ну максимум – госпитализируют на недельку. Сложная рискованная операция совсем не входила в планы женщины.

Аня поймала себя на мысли, что думает сейчас не о себе и своём здоровье, а о том, как будут все справляться без неё во время её отсутствия. Она уже три года занимала пост директора компании, но до сих пор не могла понять, как можно поручить своему заместителю (толковому, кстати, специалисту) что-то из важных задач. Она очень многое делала сама, и теперь с трудом представляла, что же будет в компании во время её отсутствия. Ещё панику вызывали мысли о том, как же она оставит квартиру. Слава Богу, дочь уже взрослая, недавно Ариша вышла замуж. Но ведь есть ещё Коля… Аня настолько привыкла к тому, что за мужем нужно ухаживать, настолько въелась в её подсознание Колина фраза «Ну что поделать, если я бытовой инвалид?», что она просто не могла представить, как он достаточно долгое время сможет провести один. Кто сделает уборку в квартире? Кто приготовит ему обед? Постирает и погладит одежду?

Анна слегка встряхнула головой, словно пытаясь отряхнуться от навязчивых мыслей. Не о том она сейчас думает! Есть проблема со здоровьем, её нужно решать. Надо позвонить в московскую клинику, узнать все подробности и начинать готовиться к операции. В конце концов, можно попросить Арину, чтобы она хотя бы пару раз в неделю приходила помочь убраться и приготовить. Уж отцу-то она в помощи не откажет…

…Задумчиво перебирая в руках носовой платок, Аня сидела за столом, пытаясь собраться с мыслями. То, что она узнала о своей предстоящей операции, пока никак не укладывалось в её голове. Во-первых, в клинике придётся провести, по меньшей мере, два месяца. Этот срок ей казался каким-то заоблачно долгим. Но самое главное – стоимость лечения. Анна, конечно, в деньгах нужды не имела – её должность позволяла довольно многое. И имущество было достойное, и сбережения имелись. Но озвученные цифры даже её слегка выбили из колеи. За мыслями о том, какое это в наше время дорогое удовольствие – болеть – её и застал супруг, вернувшийся с работы.

-Ань, ты чего бледная какая? Тебе плохо? Что там с клиникой московской, ты договорилась?

-Ну как тебе сказать. Вроде договорилась, но есть сложности. Моё лечение затянется на два месяца, это в лучшем случае. И стоимость тоже впечатляющая.

Когда женщина озвучила мужу сумму, она увидела, как его глаза буквально полезли на лоб. Аня немного помолчала и произнесла:

-Скорее всего, придётся продавать машину, причём срочно. Врач сказал, что медлить нежелательно, дальше всё может быть гораздо сложнее.

-Машину? – растерянно спросил Николай, который до сих пор вертел в руках ключи от почти новенькой Шевроле, купленной год назад.

-А какие ещё варианты, Коль?

-Ну… А это обязательно?

-В смысле? – удивлённо вскинула брови Аня, — машину мы сможем достаточно быстро продать. Я других путей не вижу.

-Я имею ввиду, может, есть какая-то альтернатива? Обязательно эту операцию делать? Так много денег нужно… Может, есть другие варианты лечения? Понимаешь, продавать машину – это определенные неудобства…

Аня с изумлением смотрела на мужа. В голове у неё вертелось много слов, она хотела рассказать Коле в подробностях, что это за операция и насколько она серьёзна. Но вдруг с какой-то обречённой усталостью женщина подумала, что человеку, который рассуждает о неудобствах без машины, когда речь идёт о её жизни и здоровье, нет смысла что-то объяснять…

Аня сидела за столом в небольшой, но аккуратной и симпатичной кухоньке родительской квартиры. Ей совсем не хотелось тревожить маму новостями о своих проблемах со здоровьем. Она вообще планировала сделать операцию тихо, чтобы мать не знала, насколько всё серьёзно – просто сказать, например, что едет в санаторий подлечиться. Но, в свете последних событий, сделать это было бы трудно. Слишком долгое и сложное лечение предстояло, да и ситуация с мужем не добавляла оптимизма. Женщине элементарно хотелось выговориться.

Мама слушала дочь молча, не перебивая. Когда она закончила говорить, с горечью пожаловавшись на непонимание с Николаем, мать вдруг в возмущении хлопнула себя по коленям.

-Ну как же можно быть такой безалаберной, Аня? – воскликнула пожилая женщина, — я понимаю, что у тебя было мало свободного времени, но уж за здоровьем своим можно было следить, при твоих-то возможностях! Проходила бы вовремя обследования, глядишь, и операции бы не понадобилось!

Аня смотрела на мать, не находя, что ответить. Как-то по-другому она представляла себе этот разговор. Конечно, особенно близких отношений у неё с родителями не было, но женщина рассчитывала, что в такой момент родной человек её поддержит.

-Вообще-то, Аня, — продолжала мама, — мы с Антоном думали, что ты ему в скором времени поможешь с покупкой машины. Он трудится в солидной компании, а на работу на автобусе приезжает, ну это несерьёзно как-то, согласись! А теперь оказывается, что у тебя самой проблемы, которые ты сама и создала!

Аня не могла поверить, что эти слова сейчас она слышит от своей матери.

— Мам, ты о чём вообще? Ты понимаешь, что речь идёт о моей жизни сейчас? – произнесла она со слезами в голосе.

-А кто в этом виноват? Я, что ли? Ты не досмотрела сама за своим здоровьем. А теперь мы с Антоном страдать должны? Отца нет уже два года, на чью помощь нам теперь рассчитывать?

-Мама, — тихо ответила Аня, — Антону в следующем году исполнится сорок лет. Я оплатила ему обучение, устроила на работу в свою компанию, где он ничего не делает, а получает неплохую зарплату. Я сделала ремонт у вас в квартире. О какой помощи ещё ты говоришь? Может быть, Антон сам подумает о том, как накопить себе на машину? Если я в такой ситуации оказалась, могу я рассчитывать хотя бы на снисхождение от вас?

-Неужели я воспитала неблагодарную дочь? – мать театрально всплеснула руками, — как ты можешь попрекать нас всей этой помощью? Я-то думала, что ты от всего сердца помогаешь. Твой брат – это твоя родная кровь, Аня!

-Да, только я теперь сомневаюсь, что я – твоя родная кровь, мама, — сказала Аня, — мне нужно идти.

Женщина шла вдоль улицы. Слёзы катились из её глаз ручьём, на неё оборачивались прохожие, но она этого не замечала. Аня думала только о том, что в этой жизни, видимо, она что-то сделала не так. Из сумочки раздался телефонный звонок. Женщина достала аппарат из кармашка и, глубоко вздохнув, приняла вызов.

-Мамуль, привет! – на том конце провода раздался звонкий голос Арины, — ну как ты себя чувствуешь? Когда на операцию, уже известно?

-Ты знаешь, Ариша, я решила, что операция мне не нужна.

-Как это не нужна, мам? Что ты такое говоришь? Тебе же врач сказал, что нужно как можно быстрее собирать деньги, что нельзя медлить!

-Да нет, Ариш, всё не так плохо на самом деле. Мы решили, что не стоит такие деньги тратить на это, машину продавать. Всё будет хорошо, без операции вполне можно обойтись.

-Мам, подожди. Как это без операции?

-Аришечка, я не могу сейчас говорить. Давай я тебе попозже позвоню…

…Аня лежала кровати, отвернувшись лицом к стене. Мыслей не было. Было только какое-то тягостное ощущение собственной ненужности. Ей даже в какой-то момент стало безразлично, будет она завтра жить или нет, сможет ли открыть утром глаза и подняться с кровати. Сил бороться за свою, как оказалось, не слишком ценную жизнь, совсем не было.

Раздался звонок в дверь. Женщина, с трудом поднявшись, прошла в прихожую и открыла дверь. На пороге стояла взволнованная Арина.

-Мамуль, у тебя всё в порядке? – спросила дочь, раздеваясь, — как ты себя чувствуешь?

-Да ничего вроде, голова только кружится немного.

-Понятно. Давай чайку попьём, мам.

Разливая по кружкам дымящийся ароматный напиток, Арина серьёзно посмотрела на растерянную маму и произнесла:

-Мам, я не знаю, что тебя заставило отказаться от операции, но я этого допустить не могу. Мы с Лёшей посоветовались и решили тебе помочь. Мы копили деньги на машину, но сейчас машина подождёт. Вот деньги, завтра же звони в клинику и договаривайся об оплате операции, — с этими словами девушка достала из сумочки конверт и протянула его матери.

-Ариша, ну что ты, нет! – засопротивлялась женщина, но дочь её остановила.

-Мама, никаких возражений не принимается. Если надо, я с тобой поеду в Москву. Но ты обязана сделать эту операцию!

-Арина, — Анна почувствовала, как её голос задрожал от слёз, — ну как же так? Вы же целый год с Лёшей копили на машину. Неужели он не против?

-Мамуля, ну что может быть важнее, чем твоё здоровье сейчас? Машину мы позже купим, это всего лишь железка, чего за неё переживать? И запомни, я никогда не вышла бы замуж за человека, которому машина важнее, чем человек. Поэтому Лёша, конечно же, не против.

-Доченька моя, — прошептала Аня, — спасибо тебе, родная моя. Ты единственная, кто меня поддержал. Я уже не надеялась ни на чью поддержку, думала, ну значит, срок мой вышел, сколько проживу, столько и проживу…

-Я просто очень люблю тебя, мам, — сказала Арина, чувствуя, что вот-вот расплачется, — я видела, как тебе тяжело. Ты всю жизнь жила, пытаясь всем угодить. И дома за всеми ухаживала, и на работе допоздна всегда сидела, и бабушке с дедом помогала. А все это как должное воспринимали. Вот здоровье и потеряла, мам. Ты пойми: кто везёт, на том и едут. Ну теперь-то уж ты, я думаю, будешь жить совсем по-другому, правда?

Сдерживать слёзы больше было невозможно. Аня обняла дочь и от души разрыдалась, чувствуя, как со слезами из души уходит боль, которая копилась там долгие-долгие годы…

-С юбилеем тебя, доченька моя! – Анна, протянув Арине красивый букет, крепко обняла дочку, — даже не верится, что моей маленькой девочке уже двадцать пять лет!

-Спасибо! Я вот тоже не верю, что у меня такая молодая и красивая мамулечка!

-Ну, ты скажешь тоже! – смущённо отмахнулась женщина, — Ариша, ты лучше в окно посмотри. Там, кажется, какой-то подарок тебя дожидается…

Счастливая девушка с интересом откинула штору и выглянула в окно. Прямо под окнами квартиры стояла красивая серебристая машина, обвязанная широкой ярко-красной лентой с большим бантом.

-Мамочка, это правда мне? – воскликнула Арина, — Боже мой, какая она красивая!

-Ну конечно, тебе. Роскошной девушке – роскошный подарок. С днём рождения, доченька!

-Спасибо огромное, мама! Это просто царский подарок! Я не могу, я пойду спущусь, мне надо её потрогать и понять, что это не сон!

Аня негромко засмеялась, провожая взглядом сияющую дочь. Она смотрела в окно, за которым светило яркое весеннее солнышко и была абсолютно счастлива. Женщина, слегка, за пятьдесят, разведённая, изменившая кардинально всю свою жизнь, но очень счастливая. Да, и так бывает, главное – вовремя понять, что кто везёт, на том и едут. И больше никогда никому не позволять ездить на себе. В этом Анна была абсолютно уверена.

Автор: Квакина Г.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:47 | 0,345sec