Из последних сил…

Дед Семен стоял в детском магазине и грустно смотрел на машинку на радиоуправлении. Дорогущая! А внук так сильно ее просил. Что же делать? Где же столько денег взять? Как объяснить мальцу, что им это не по карману теперь?

В голове было столько мыслей, но больше всего его терзали сожаления и чувство вины за то, что он не может себе позволить купить внуку желанный подарок на день рождения.

 

 

Ему было так стыдно. Столько лет проработал, а что теперь? На его пенсию и прожить-то сложно вдвоем. Какие уж там машинки за три тысячи!

Так ему обидно стало. Не сдержался старик. Расплакался прямо в магазине. Слезы рукавом утёр, чтобы никто не заметил, а сам поспешил к выходу, чтобы не позориться еще больше.

Семену Васильевичу казалось, что его никто не видит. Он и не подозревал, что за ним наблюдала молодая женщина лет тридцати. Она пошла следом, жалко стало старика. К тому же он ей показался очень знакомым.

Догнав мужчину на выходе, Инна дотронулась аккуратно до его плеча и спросила:

— Дедушка, что у вас приключилось? Чего вы так расчувствовались? Ой, Семен Васильевич, это вы?

То ли прикосновение ее руки, то ли забота в голосе, Семен не выдержал и снова заплакал. Казалось, он собирается выплакать всю обиду на весь мир, так ему тяжко стало.

Он был не из тех людей, кто просит о помощи просто так. Не из тех, кто унижается без причины. Не из тех, кто обманывает для собственной выгоды. Он был хорошим человеком. Добрым и честным. Вот только недавно в его жизни случилось такое, чего и врагу не пожелаешь.

Инна стояла рядом и гладила его по плечу.

— Ну все, успокойтесь. Хватит плакать! Прошу вас! А то я сейчас сама расплачусь. У меня тушь потечет. Буду на панду похожа! Пожалейте меня!

Дед сквозь слезы услышал про панду и даже улыбнулся.

— Инночка, это вы что ли?

Семен с трудом узнал старую подругу своего сына. И не мудрено, выросла девица-красавица. Да и дружил Стасик не с ней, а с ее старшим братом Антоном, а за тем вечно младшая сестренка, как хвостик, бегала. Когда подросли, все вместе уже дружили, привыкли вроде как.

— Да, вы правы. Чего я и правда, как маленький. Нюни тут развел из-за машинки. Будто она мне самому и нужна!

— Пойдемте в кафе, я вас чаем угощу с пирожным, а вы мне расскажете, что случилось. Может, ситуация не такая безвыходная.

— Да не надо в кафе. Обычная ситуация. Чаем тут не поможешь…

— Ну, тогда просто так пойдемте. Глядите, как я разнервничалась! Как я в таком состоянии за руль сяду? Не люблю пить чай в одиночестве! Составите мне компанию? Я угощаю!

— Где это видано, чтобы молодая девица старого деда угощала? – улыбнулся Семен.

— Так мы же с вами знакомы сто лет в обед. Давно не виделись, почему чаю вместе не попить?

— Ладно, пойдемте, холодно на улице. От чая и вреда тоже не будет.

Через пять минут они сидели в уютной кафешке. Официантка уже принесла чайник и кружки, а сама убежала за пирожными.

Инна улыбнулась старичку и спросила:

— Так вы расскажете мне, что приключилось?

— Да неважно. Просто расчувствовался…

— Ну, пожалуйста, я настаиваю! Расскажите! – упрашивала она.

Семен Васильевич подумал немного, а потом все-таки решился.

— Внучок у меня есть. Пять годков через два дня исполнится. Все уши мне прожужжал, что хочет машинку на радиоуправлении. Еще и картинку показал, какую именно. Я пришел посмотреть, сколько она стоит. Догорая слишком. Не могу ему такую купить, но как представлю его глазенки расстроенные, аж тошно становится.

— А почему родители ему не купят? Стасик же вроде бизнесом занимался, разве нет?

— Да нет уже больше моего Стасика. И у Игоряши нет родителей. Погибли они в автокатастрофе. Один он у меня остался.

— Тяжело, наверное, вам без них… Я и не знала. Очень соболезную.

Инна была в легком шоке. Когда-то она даже была влюблена в Стаса, но ненадолго. Он же видел в ней лишь младшую сестру своего друга, а потом они и сами стали друзьями, пока жизнь не разбросала после учебы.

— Тяжело. Детей хоронить хуже всего. Сын у меня единственный был. Женка моя померла три года назад. Больше никого нет.

— А где вы сейчас живете? Я пару недель назад к вам в гости ходила по старому адресу. Мне сказали, что вы уже много лет как переехали.

— У меня домик на окраине города. Там и живем. Не шикуем, конечно, но крыша над головой есть.

— А квартира родителей мальчика? У них что жилья не было?

— Почему не было? Было. Только они под залог своей квартиры кредит взяли, чтобы магазин открыть. А магазин тот сгорел, будь он неладный. И месяца не проработал. Они даже застраховать его не успели. Все потеряли. Я и узнал об этом, когда их уже не стало, когда из банка пришли и все имущество арестовали. Ничего не осталось. Горе-бизнесмены! Лучше бы, как все, на работе работали. Так нет, им собственный бизнес подавай. И вот теперь, Игоречек мой и без родителей остался, и без наследства. Только мой домик после моей смерти ему и останется.

— А на что вы живете?

— На пенсию мою. Еще пособие платят на внука как опекуну, нам хватает, но в этом месяце он болел, столько денег на лекарства ушло…

— А тут еще и день рождения на носу… — закончила Инна его фразу.

— Ничего, он хоть и маленький, но уже пора понимать, что мы не все получаем, что хотим. Рано или поздно это должно было случиться, — с грустью сказал дед.

— Как вам удалось опеку над ним оформить, вы ведь уже…

— Старик? – ухмыльнулся дедушка.

— Я хотела сказать не молодой! – улыбнулась девушка.

— Не, я еще огого! Да и городок у нас маленький. Им возиться не захотелось. Есть внук, есть дед, все бумажки оформили и готово. А как еще? Не мог же я свою кровиночку в детский дом отдать? Пока ноги-руки есть, буду о нем заботиться!

— А у жены Стаса разве сестер или братьев нет?

— Есть, только им мальчонка не нужен. Они и раньше не сильно интересовались племянником, а теперь и подавно. Вы не подумайте, я не жалуюсь. Все у нас будет хорошо, а за чай вам спасибо. И пирожное очень вкусное.

 

 

Семен Васильевич с таким аппетитом поедал шоколадный пирог с орехами и джемом. Давненько не ел ничего такого вкусного. Конфеты покупал, конечно, домой, но сам не ел. Внуку отдавал. Вот и сейчас ел, а внутри сожалел, что с Игорешей поделиться не может. Но неудобно же из кафе его с собой разбирать.

— Семен Васильевич, вы только не поймите меня неправильно. Можно, я вашему внуку ту машинку куплю? – спросила Инна. – Он же маленький, ему трудно будет объяснить, что она стоит дорого… Хотя бы в память о нашей со Стасом дружбе разрешите, прошу!

— Нет, красавица. Спасибо тебе большое, но не нужно. Сейчас ты купишь, а потом я как буду выкручиваться? Лучше не надо. Я ему объясню все, он поймет. Может, в следующем месяце куплю, если расходов поменьше будет…

— И на чем вы сэкономите? На детском садике? На лекарствах для себя? Это же не вариант!

— Ну, значит, и вовсе без машинки останется. В конце концов, не в ней же счастье!

Инна понимала, что уговорить его не получится, но потом вдруг решила схитрить.

— А с кем вы планируете день рождение Игоря праздновать?

— Как с кем? Вдвоем и отпразднуем. Я зебру испеку с шоколадной глазурью. Меня Марья Степановка в свое время научила.

— Знаете, а ведь у меня дочка есть. Я недавно без мужа осталась. Мы обычно тоже вдвоем празднуем. А может, познакомим их? Моей Леночке семь лет. Она немного старше, но мне кажется, они могут подружиться. Как думаете? Пригласите нас в гости на день рождения внука?

Семен Васильевич подумал немного, а потом ответил:

— Может, и приглашу, но только при одном условии…

— И каком же?

— Вы ту машину ему в подарок покупать не будете!

Инна поняла, что ее хитрость разгадали, пришлось согласиться. Да и ладно. Зато хоть праздник у ребенка веселее будет.

От одной мысли, что малыш остался без матери и отца в один день, у нее холодела кровь. Да и Стаса было жутко жалко. Хороший был парень! Они, правда, очень давно не общались, но ведь это не так важно. И Стаса жалко, и сына его, и деда Семена.

Через два дня она взяла Леночку, они вместе купили воздушные шарики с надписью «С днем Рождения», фруктов и плюшевого мишку, а потом пошли в гости.

Лена все не могла понять, куда они собрались и зачем.

— Мамочка, ты же их почти не знаешь, почему мы туда идем?

— А почему не сходить? Познакомимся с новыми людьми. Что в этом плохого? К тому же с отцом Игореши я когда-то дружила.

— А вдруг мы им не понравимся?

— Обязательно понравимся! Не переживай!

Лена была очень замкнутой девочкой в последнее время. Они с мамой только недавно переехали в этот город, после развода ее родителей. Она еще толком не успела завести подруг, но и с мальчишкой пяти лет дружить ей тоже не сильно хотелось.

— Дочка, ты только про родителей у Игорька ничего не спрашивай, ладно?

— А почему? Они что бандиты, как наш папа?

— Нет, дорогая, они умерли полгода назад. Он с дедушкой живет!

— Хорошо, не буду! Обещаю!

У Лены не было ни бабушки, ни дедушки. По крайней мере, по маминой линии точно. Они умерли еще лет пять назад или даже больше. Она их и не помнила толком. Родители отца с ними не общались от слова совсем. Их девочка вообще не знала.

Вскоре они подъехали к дому Семена и Игоря. Внешне он выглядел не очень респектабельно. Унылый серый домишко, но внутри было гораздо уютней. К тому же вкусно пахло домашним пирогом.

Увидев шарики и гостей, мальчик очень обрадовался.

— Ух ты! У нас настоящие гости! – весело сказал он.

— С днем рождения, Игорек! – улыбнулась ему Лена. – Это тебе!

Она протянула ему плюшевого мишку в смешной кепке, а мальчик взял его и обнял, будто родного.

— Спаси-и-ибо! Дедушка, гляди, какого мне мишку подарили! – обрадовался внук.

— Ну, проходите, гости дорогие, будем ужинать! – сказал Семен Васильевич.

По такому случаю он запек картошку с курицей, открыл домашние соленья, даже хлеба сам испек. На самом деле он его купить забыл, все деньги потратил. Но дома была мука и дрожжи, сам справился. Вкусный получился хлеб и очень ароматный. На десерт была зебра, как он и обещал.

Дети весело болтали за столом. Казалось, праздник удался. По крайней мере, точно стал веселее с приходом гостей.

 

 

Подкрепившись, Игорь пригласил Лену в свою комнату, чтобы поиграть и показать поделки, которые они делали с дедушкой. Дети убежали, а взрослые остались вдвоем.

— Спасибо, что пришли. И спасибо, что уговор наш не нарушили.

— Игорь не расстроился, что не получил машинку?

— Расстроился, конечно, но выдержал. Пора уже ему взрослеть потихоньку. Знаю, что рановато, но ничего не поделаешь. А где твой муж подевался?

— Мы развелись три месяца назад. Здесь же мои родители раньше жили, да и я тоже. Мне квартира от них досталась. Теперь тут с дочкой живем.

— Ну, ничего. Ты еще молодая, красивая. Найдешь себе другого мужа! – подбодрил ее дед.

— Может быть, когда-нибудь! Пока не хочу никого искать. Нам и вдвоем хорошо.

— Тоже правильно. Спешить некуда. Жизнь она вон, какая длинная!

— А сколько вам лет, если не секрет? – поинтересовалась Инна.

— Мне-то? Уже семьдесят пять!

— А по вам и не скажешь! – с улыбкой соврала девушка, выглядел Семен лет на десять старше, но она и глазом не моргнула, чтобы не подать виду, что обманывает.

— А врешь ты красиво! – улыбнулся он ей в ответ.

Наигравшись, дети вернулись в гостиную. Время было позднее, мама с дочкой стали собираться домой.

— А вы еще придете в гости? – спросил Игорек.

— Обязательно, если вы нас с дедушкой пустите! – отозвалась Инна. – Правда, Леночка?

Давно она не видела дочку такой радостной. Понравился ей новый друг, хоть и помладше ее был.

— Конечно! Кстати, через месяц и у меня будет день рождения. И мы приглашаем вас обоих, правда, мама?

— Конечно! Я вот и адрес вам написала на листочке. И номер телефона. Будем на связи!

Так они все и подружились. На выходных стали гулять вместе в парке. Собирались вчетвером на разные праздники, первым из которых стал день рождения Леночки.

Прошел год или чуть больше, когда случилось то, что было вполне ожидаемым. Однажды они все вместе пошли на детскую площадку. Инна с Леной заехали за своими друзьями, как обычно, и вывезли их в город.

Маленький Игорек бегал по детской площадке, как маленький неугомонный тараканчик. Дед только успевал охать и ахать. Все боялся, что внук упадет, но парнишка был очень ловким и падать не собирался, когда вдруг его случайно толкнул другой мальчишка.

Игорь вылетел с веревочного мостика и упал на землю. Там было невысоко, он почти не ушибся, но дедушка очень сильно испугался. Он рванул к мальчонке, когда вдруг ощутил, как кольнуло в груди, даже шагу ступить не смог.

Инна сразу заметила, что ему нехорошо. Побледнел весь, закряхтел как-то странно.

— Где ваши таблетки?

— В кармане пальто, — сипло ответил Семен.

Она быстро достала их и положила ему одну в рот. Он проглотил, посидел немного, отпустило. Игорек перепуганный стоял рядом с дедом и причитал.

— Дедушка, ты как? Тебе лучше? – волновался.

С детской площадки пришлось уйти. Они пошли все вместе к лавочкам, чтобы немного отдохнуть. Рядом была песочница и небольшие качели. Дети побежали туда.

Инна посмотрела на деда и спросила:

— Семен Васильевич, что же вы так себя не бережете?

— Ой, и не говори, Инночка. Самому страшно стало, но ты не переживай. Я буду держаться из последних сил. Я должен. У Игорька ведь больше нет никого.

За этот год она успела привязаться к мальчику и его дедушке. Семен Васильевич был во многом похож на ее отца. Такой же рассудительный и добрый, хороший человек. Да и мальчишка был ей по душе. И вдруг ей пришла в голову одна очень странная мысль…

— Семен Васильевич, а вы подстраховаться не хотите?

— А как? Что ты имеешь в виду?

— У вас сердце слабое. Не дай бог, что случится. Что тогда?

— Даже думать об этом не хочу. Как представлю, что Игорька в детский дом заберут, сердце кровью обливается. Нет, я буду держаться. Хотя бы до совершеннолетия его вытащу, а там уже будь, что будет!

Инна очень сомневалась, что ему удастся протянуть так долго. За последние недели такие приступы у него были раза три. Правда, полегче. Она и сама вздрагивала, когда он за грудь хватался.

— Это прозвучит странно, но у меня есть к вам предложение…

— Руки и сердца что ли? – пошутил дед и даже засмеялся.

— Вы зря смеетесь, я ведь об этом и говорю! – Инна была вполне серьезной.

— Ты что сдурела, девица? Замуж за меня собралась?

— Ну, не во всех смыслах, конечно! Я уже думала о том, чтобы оформить опеку над Игорем, если вдруг вы… Ну, не будем о плохом. В общем, мне бы вряд ли позволили. А вот если бы мы с вами официально расписались, то все стало бы в разы проще…

— Ты что сейчас серьезно? – удивился дед.

— А почему нет? Дай бог, проживете еще лет двадцать, но перестраховаться-то можно!

— И что? Как ты себе это представляешь? Мы под ручку в ЗАГС придем? Да нас же засмеют все!

— И пусть смеются. Какая к черту разница. Я действительно очень переживаю за вас и за Игоря. Вы нам как родные стали за это время.

Семен Васильевич понимал, что она имеет в виду. Он и сам успел к ним привязаться. Леночку внучкой называл, а ее дочкой. Да и Игорьку они тоже очень нравились, но ее идея казалось ему безумной.

— Ладно, лично я считаю, что это глупость, но я подумаю.

— Обещаете?

— Обещаю!

Семен думал об этом перед сном. В последнее время его часто мучила бессонница. Времени, чтобы поразмышлять, у него было предостаточно.

Много он думал, но все никак не мог понять, зачем ей самой это надо. Уж точно не на его ветхий домишко она позарилась. Может, и правда Игорька полюбила как сына. Или в память о Стасе хотела позаботиться о мальчике.

Если так, то идея не такая уж и плохая. Семену и помирать было бы проще, если бы знал, что внучка пристроить удалось в хорошую семью.

В том, что Инна станет доброй матерью, он и не сомневался. Они много раз были у них в гостях. Дома всегда чисто. К тому же у нее работа хорошая. Видно было, что не бедствуют.

В общем, заснул Семен под утро, а когда проснулся принял решение. Если не передумала Инна, нужно соглашаться.

— Только вы имейте в виду, я вам не настоящий брак предлагаю. Вы мне как отец! – сказала она.

— Да я и не думал ничего такого! – улыбнулся дед, покачав головой.

Через несколько дней они пошли в ЗАГС и подали заявление. Над ними и правда посмеялись сотрудники, но заявление все же приняли. Через месяц семидесятипятилетний Семен Васильевич и тридцатидвухлетняя Инна Григорьевна расписались под осуждающие взгляды посторонних людей, на которых им было плевать.

— Ну, теперь вы к нам переезжаете, чтобы лишних вопросов не было! – с ходу сказала Инна, как только они вышли из ЗАГСа.

— Так мы же о таком не договаривались!

— А как же людям потом доказать, что это не фиктивный брак? У нас три комнаты, места всем хватит.

И на это Семену Васильевичу пришлось согласиться. Уже с первого дня в новом доме он понял, что это было правильное решение. Так и Игорешка к новой маме быстрее привыкнет. И с Леночкой подружится.

Нравилось ему жить вместе с молодой женой и детьми. Инна относилась к нему, как родному отцу. Жаль, что насладиться этим он не смог достаточно долго. Два месяца всего.

Как-то лег спать Семен со счастливой душой, а утром уже не проснулся. Так и умер тихо во сне, как мечтают многие повидавшие жизнь люди.

Горевала о нем молодая жена, да и внучок слезы лил. Леночка маленькая тоже расстроилась, будто дедушку родного оплакивала. Со временем они все успокоились.

Инна даже опекунство оформлять не пришлось, ведь она почти разу после «свадьбы» занялась официальным усыновлением мальчика. Он уже и мамой ее называл. Теперь и стала она ему полноправной матерью.

На похоронах деда Семена была только Инна с детьми. Больше никто и не пришел. Она присела возле его могилки, когда уже все закончилось, и тихонько сказала:

— Спасибо тебе, дедушка Семен, за сыночка. Век тебя не забуду. Жалко, что ты так рано от нас ушел, но надеюсь, ты будешь спать спокойно. Я о нем позабочусь. И Стасику там привет передавай. Пусть за сына не переживает. Воспитаю как своего!

Инна и сама не знала, как так вышло, что она привязалась к малознакомому дедушке и его внуку, но теперь она не представляла своей жизни без Игорька. Полюбила его как родного сына. Понимала, что будет непросто устроить личную жизнь с двумя детьми, но не сильно расстраивалась по этому поводу. Зато ей есть ради кого жить. Да и вдвоем деткам лучше расти, чем поодиночке.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.28MB | MySQL:47 | 0,328sec