Хорошо, что не держишь зла

Оксана налила суп мужу, вернувшемуся с работы, и села рядом. Подождав, пока тот немного насытится, чтобы голова стала «соображать получше», она завела серьёзный и давно назревший, разговор:

— Роман, надо что-то решать с твоей матерью. На дворе уже конец сентября, зиму она там, у себя в деревне, одна не переживёт. Дров у неё нет, как она свою домину отапливать будет? А ей уже ведь семьдесят пять.

 

 

 

— И что ты предлагаешь?

— Рома, ты что издеваешься? Я тебе с прошлого года об этом твержу: надо устроить её в платный дом престарелых. Там сорок тысяч в месяц. У неё пенсия – двадцать, Дом она на тебя перепишет. Её домина не менее трёх миллионов стоит. А сколько ей осталось жить? Год-другой.

— Ну и пусть пока живёт, — махнул рукой супруг. — Наследник всё равно я. Сестра моя ведь умерла.

— А сын её Егор? Вдруг вернётся.

— Оксана, откуда он вернётся? Из тюрьмы? Да с его характером он никогда оттуда не вернётся, а если и вернётся, то через месяц обратно туда попадёт.

— Рома, ты хочешь, чтобы твоя мама этой зимой замёрзла? – жена продолжала гнуть свою линию. — Ты, когда у неё последний раз был?

— Весной, когда картошку сажали.

— Вот видишь? Может она там уже умерла, а ты и знать не знаешь.

— Весной она себя неплохо чувствовала, — пожал плечами Роман. — Да и соседи бы позвонили, если бы что случилось.

— Вот завтра вместе с сыновьями поедем к ней. Выкопаем картошку и поговорим о доме престарелых. У меня есть красочный буклет об этом доме. Покажем твоей маме, пусть посмотрит, как счастливо там люди живут. Договоришься, чтобы она дом на тебя переписала.

— Да, картошку давно пора копать.

— Причём здесь картошка? – супруга начала злиться. — Ты об её доме поговоришь?

— Ну, поговорю.

— Рома, мы и машину новую купили бы. Сколько можно на твоём металлоломе ездить? Стас не сегодня-завтра со своей подругой заявление в загс подадут. Пора уже, ему двадцать четыре. Да и Трофиму уже двадцать один.

— Ладно, ладно поговорю, — согласился муж.

— Я сыновьям сегодня скажу… Лучше сейчас позвоню, чтобы они на завтра ничего не намечали, а ты иди свою колымагу проверь, а то опять заглохнет посреди дороги.

***

На следующее утро встали пораньше. До посёлка, где жила мать Романа добрых тридцать километров, а часам к десяти нужно доехать, чтобы до вечера всю картошку выкопать. Ну это пустяк – сыновья взрослые здоровые, правда, подобная работа у них восторга не вызывает. Главное, о деле не торопясь поговорить надо.

Приехали. По-хозяйски вошли во двор… Во дворе молодой мужчина в старых штанах с голым торсом колол дрова. Увидев входящих гостей, вогнал топор в чурбан, улыбнулся:

— Никак родственники?

— Егор, — с удивлением осмотрел на него дядя. – Ты откуда?

— Вернулся. Три месяца уже у бабушки живу.

— А что не сообщил-то?

— Как я, дядя Рома, мог вам сообщить? В нашей с матерью квартире чужие люди живут, ваших номеров телефонов у меня нет. Вот и ждал, когда вы к бабушке приедете, через три месяца дождался.

— Ну, здравствуй племянник!

— Привет, дядя! – кивнул головой. – Здравствуй, тётя Оксана!

Затем протянул руку своим двоюродным братьям:

— Как выросли! Выше меня стали.

Хоть все и поприветствовали друг друга с натянутыми улыбками на лице. Радости от этой неожиданной встречи никто не испытывал.

— Ой! У нас гости! – из дома вышла хозяйка.

— Здравствуй, мама! – на лице Романа мелькнула радостная улыбка, но тут же погасла от совсем невесёлых дум.

— Здравствуй, баба Зина! – радостно подошли к ней взрослые внуки.

— Здравствуй, мама! – процедила сквозь зубы сноха и холодно обняла. – Пришли картошку копать.

— Да Егор уже всю выкопал и в погреб опустил, — и тут же засуетилась. – Вы заходите, заходите! Чай попьёте с дороги. А потом я вам обед вкусный сготовлю.

***

За столом первым не выдержал Роман:

— Ну, что, племянник, рассказывай, как дела? Какие планы на будущее?

— Вернулся три месяца назад, — начал тот, хмуро глядя куда-то в окно. – Что мама умерла я уже знал. В квартире чужие люди живут. Почему? Дядя, можешь ты объяснишь?

— А ты знаешь, что твоя мать в последнее время не вставала с кровати? – вмешалась в разговор тётка. – Я за ней до самой смерти ухаживала. Вот она на нас квартиру и записала.

— До самой смерти, тётя Оксана, говоришь, ухаживала? А умерла-то мама, через месяц, после того, как на вас квартиру подписала.

— На что ты намекаешь? – вспылила тётка.

— Не на что я не намекаю. Знаю, что она сильно пила, и такой конец был вполне ожидаем, — Егор горько ухмыльнулся. – Я даже благодарен вам, что не бросили маму и не держу на вас зла.

— Хорошо, что не держишь зла, — удовлетворённо кивнул головой дядя.

— Вот и отлично, что все спорные вопросы так быстро разрешились, — вступила в разговор бабушка. – Егор у меня жить будет. Он парень хороший, работящий. К нам на ферму работать устроился. И за мной, за старой, последит.

Оксана нахмурилась, такой поворот событий её явно не устраивал, но что-либо возразить пока не смогла. Просто ничего умного в голову не приходило.

— Ладно, — Егор встал из-за стола, — пойду, дрова доколоть надо.

— Стас, Трофим, — стала командовать бабушка. – Наденьте старую одежду, там в сарае висит, и перетаскайте все дрова в сарай. Рома, Оксана, там «антоновка» вся в яблоках, пора снимать. Возьмёте сколько хотите с собой, остальные в погреб спустите, только небитые. Роман, забыла мальчишкам сказать, чтобы баню истопили. Скажи им там и присмотри за ними!

***

Яблок было очень много, огромные жёлто-зелёные плоды по нескольку штук висели на каждой ветке. Но Оксане собирала их чисто автоматически, не до яблок ей было. Не выдержав спросила у мужа:

— И что теперь делать будем?

— В смысле.

— Рома, ты что притворяешься? В дом престарелых твоя мать явно не собирается.

— Ну, что теперь её туда силой везти? – улыбнулся тот какой-то виноватой улыбкой.

— Она и умирать не собирается, и даже не видно, что болеет. Тем более, этот Егор теперь здесь. Надо, что-то делать?

— Оксана, ну, что ты собираешься делать. Может она до ста лет проживёт, и ты всё это время злиться будешь?

***

До вечера и с дровами, и с яблоками разобрались, и в бане помылись. Егор сразу куда-то ушёл, а вскоре вернулся с девушкой, и громко произнёс, чтобы все услышали:

— Знакомьтесь! Моя невеста Наташа!

Та слегка поклонилась. Егор представил ей своих родственников, и они ушли.

— Мама, — тут же спросил Роман, — а что мой племянник собирается жениться?

— Да. Наташа хорошая девушка, работящая.

— А где они жить собираются? – тут же задала Оксана, очень интересующий её вопрос.

— Здесь и будут жить. Миша мой, — Зинаида повернулась к иконе, — царствие ему небесное, когда строил это дом сказал, что это будет наше родовое гнездо, и здесь будут жить наши потомки. Вот Егор со своей семьёй и будет жить.

— А мы? – невольно вырвалось у Оксаны.

— Мы вам помогли трёхкомнатную квартиру купить, и золовкину квартиру ты забрала. Думаю, своё вы получили.

***

Через месяц в доме у бабушки Зинаиды справляли свадьбу Егора и Натальи. Всем было радостно и весело. Ну, или почти всем!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.63MB | MySQL:47 | 0,093sec