Хитрая мама.

-Доча, привет!

-Привет, мам… А ты чего? Что-то случилось?

-Да нет… Я что, просто так позвонить не могу?

-Брось, мам, ты никогда не звонишь просто так.

 

 

-Ну, Оксаночка, ты преувеличиваешь… Что ж я, не могу просто позвонить и узнать, как дела у собственной дочери. Как Серёженька, как Ваня?

-Мам, ты меня пугаешь… Серёженька? Ваня? Насколько я помню, у тебя есть любимые зять и внук…

-Дочка, ты из меня напрасно монстра делаешь. Ну да, я никогда не была особо приветлива с твоей семьёй, но я всё равно за вас переживаю. Я одна, у вас с Анечкой уже свои семьи, как же я не буду за вас беспокоиться.

-Мам, у тебя что-то важное? Я просто на работе и мне немного некогда…

-Хорошо, давай я вечером тебя наберу, и мы поговорим.

-О’кей, мам, а сейчас извини, у меня работа.

Вечером Оксана поспешила поделиться с мужем новостью о звонке матери.

-И чего она хотела? — поинтересовался мужчина — она вроде никогда сильно нами не интересуется, даже Ванькой. А тут — такая неслыханная забота.

-Я сама не знаю, что думать, Серёж. Она всегда ладила только с Анькой, моей сестрой, меня ни во что не ставила. А уж когда я за тебя замуж вышла, так она и вовсе…

-Да-да — с усмешкой кивнул Сергей — я помню, как она пыталась нас развести. И на свадьбу явилась с траурной миной на лице. Она очень властная женщина, а с Анькой твоей близка потому, что та ей во всём потакает, а ей непременно надо держать кого-то в узде.

-Тут ты прав. Она всю жизнь папу на привязи держала, а когда его не стало, держать стало некого, и она взялась за Аньку.

Перед сном опять раздался звонок, Оксана посмотрела на номер и сказала:

-Ну вот, опять она. Что делать?

-Ну так возьми, узнай, чего хочет. Слушай, может ей что-то нужно — болеет там, или ещё что, ты спроси у неё.

-Болеет — хмыкнула Оксана — знаю я её. Здоровее всех нас, вместе взятых.

Тем не менее, она ушла в кухню, чтобы поговорить с матерью. Наконец ей удалось узнать, по какой причине та звонит:

-Слушай, дочка, тут такое дело… У меня с квартиры, которая на проспекте Н**** жильцы съехали, ну квартиру вроде купили, так я подумала — вы же всё равно снимаете, может, поселитесь туда. Я много не возьму, в два раза меньше, чем сейчас платите, ну и коммуналку. Вы же ипотеку хотите взять, так быстрее и на взнос накопите, и мне спокойнее — свои всё же в квартире, не чужие. А то пока найду квартирантов этих, да ещё неизвестно, кто окажется, какие-нибудь свинтусы, потом в ремонт больше вложишься. Ну как тебе моё предложение?

В сердце у Оксаны всё затрепетало — это действительно был шанс накопить быстрее на первоначальный взнос, и наконец купить такое желанное, собственное, жильё! Но она не подала вида, что эта новость её взволновала, и ровным голосом сказала:

-Мам, я посоветуюсь с мужем и завтра тебе позвоню, хорошо.

На том они распрощались и ошарашенная женщина вернулась в комнату, чтобы быстрее поведать всё Сергею. Тот подумал немного и сказал:

-Твоя мама ничего не делает просто так.

-Серёж, я это и сама понимаю. Но тут-то она права, ей реальная выгода — свои в квартире, никого искать не надо, и у нас есть шанс быстрее накопить на нашу мечту.

Они проболтали полночи, обсуждая этот вопрос, и в конце-концов, решили согласиться.

А через несколько дней уже переехали в квартиру, о которой говорила мать. Квартирка была даже лучше, чем та, которую они снимали — с большой лоджией, двумя комнатами, обставленная пусть не новой, но аккуратной мебелью.

Мать объявилась через неделю. Позвонив Оксане как раз тогда, когда она была на работе, она поведала, что очень плохо себя чувствует, упало давление, в глазах темно, голова кружится, а лекарств дома, как назло, никаких нет и попросила Оксану срочно приехать. Оксана предложила вызвать скорую и сказала, что она на работе, и у неё «завал». Но по голосу матери было похоже, что ей очень плохо, и Оксана, отпросившись у директора, помчалась на другой конец города, на ходу пытаясь вызвать скорую.

Когда она добралась до матери, от подъезда отъехала машина с мигалкой. Женщина взлетела наверх и увидела, что матери уже лучше, оказывается, ей поставили укол и прописали лекарства.

Мать попросила Оксану сварить бульон, и сходить в аптеку за таблетками. Курицу и таблетки Оксане пришлось покупать самой — неизвестно почему, язык не повернулся попросить у матери деньги на это…

Ещё через неделю мать позвонила перед самыми выходными и убедила дочь, что они должны непременно помочь ей на даче. Ванечка побудет на воздухе, а всему хозяйству там нужна сильная мужская рука, и очень было бы кстати, если бы Сергей приехал вместе с ними.

Оксана, не в силах отказать родительнице, убедила мужа поехать на дачу и в итоге долгожданные для отдыха выходные прошли в круговороте дел и забот, так что в воскресенье они вернулись с дачи уставшими настолько, что не было сил даже приготовить ужин. Доволен остался один Ванька — он вдоволь накупался в бассейне и назагарался в шезлонге.

Теперь мать каждые выходные уже требовала присутствия «детей» для помощи на даче, а когда Оксана пыталась протестовать, мать развела руками и сказала: «Дочка, но ведь я вам помогла. И как помогла! Разве я не заслуживаю хоть какой-то поддержки в ответ?»

Муж каждый раз свирепел всё больше — он и так работал в течение недели физически, и в выходные ему требовался отдых. Оксана прекрасно понимала супруга, и чуть не плакала, уговаривая его посвятить выходные помощи тёще, убеждая, что мать смирилась с их браком, и очень хорошо теперь к нему относится.

Так прошло пару месяцев. Оксана понимала, что они очень устали — всю неделю работа, и в выходные нет покоя, семейная жизнь трещит по швам, муж становится всё больше раздражительным и злым, Ванька отбился от рук, так как его воспитанием заниматься некогда, и если раньше Оксана с семьёй могли позволить себе по выходным идти куда-то в театр, кино или в парк, то сейчас все забыли, когда это было в последний раз.

Когда же в очередной раз мать позвонила и мягко попросила дочь оплатить арендную плату за квартиру за несколько месяцев вперёд под предлогом, что ей предложили путёвку в хороший санаторий, а у неё недостаёт некоторого количества денег, Оксана вернулась домой сама не своя и упала в кровать.

Муж тут же сел рядом, погладил её по голове и сказал:

-Ну и чего опять хочет твоя маменька?

Оксана вдруг расплакалась. Она боялась признаться себе, что стала заложницей «доброты» своей маменьки, пустившей их в квартиру, и чувствовала себя виноватой перед семьёй. И тут в дверь раздался звонок.

Оксана, вытерев слёзы, поспешила открыть и обомлела, увидев на пороге сестру:

-Аня?

Они не слишком ладили, и как таковых сестринских чувств друг к другу не испытывали. Слишком уж разные они были. А тут — сестра на пороге… Оксана поверить не могла.

-Впустишь? — спросила женщина.

-Ну конечно, проходи.

Аня вошла в прихожую, невесело усмехнулась, оглядев квартиру. Ошарашенная Оксана пригласила её на кухню, усадила за стол, налила чаю.

-Значит, эта хитрая старуха теперь тебя захомутала вместе с семьёй?

-Ань, ты что имеешь ввиду? — Оксана села напротив и уставилась на сестру.

-Да я тебе про маменьку нашу. Мы же здесь с Витей жили до вас.

-Вы? — удивилась Оксана — но? Как так? У вас же дом был? Мать всё радовалась, что ты замуж удачно вышла, у Вити вроде работа высокооплачиваемая…

Анна внимательно посмотрела на неё:

-Сколько мы с тобой не виделись, сестрёнка? Ну вот, давно. Витьку сократили. Дом ипотечный, платить нечем стало, банк забрал. Витька работу никак найти не мог, вон аж, в грузчики подался. Специальность редкая у него, не сразу найдёшь, а не по специальности тоже шибко не берут -профиль у него узкий. Сначала было снимать… Но тут мать — живите, мол, в моей… Всё равно стоит. Ну мы и согласились — такая экономия… Брала она с нас аренду не так и дорого — раза в два дешевле, чем снимать, ну и квартплата тут недорогая выходит. Только… Да нет, сестрёнка, я не против родной матери помогать. Но когда эта помощь превращается в систематическое, извини, рабство….

-Но с чего же всё началось? — спросила Оксана.

-Ну я так предполагаю, с того же, что и у тебя — сначала она позвонила мне на работу и сказала, что у неё заболел желудок, и она не может даже двинуться. Ну я сорвалась и поехала…У нас и до этого были неплохие отношения, я старалась помогать ей, но когда у нас всё это случилось… Так вот, сначала её желудок, а потом она затеяла ремонт в квартире. Но нанимать, видите ли, не хочет, хотя пенсия хорошая у неё и мы ещё платили. Не спрашивая нас: «Сами справимся», тут же запрягла Витьку и он после работы закупал ей материалы, а потом мы с ним делали матери ремонт, после работы и в выходные пропадая у неё до самого позднего вечера. Хорошо ещё, что за Степашкой есть, кому присмотреть — свекровь приходила, а то бы совсем уроки запустил… Ну вот сделали мы ей этот ремонт, и что думаешь — проходит полмесяца, она мне звонит и говорит: «Анечка, а вы мне не заплатите вперёд за несколько месяцев — хочу пройти плановое обследование с диагностикой организма и последующим лечением, вплоть до зубов, вот, денежки необходимы». Тогда у меня Витька и взвился, мы, говорит, в рабстве что ли у маменьки твоей. Знает же, что сами еле тянемся…

При этих Анькиных словах на кухню вошёл Сергей и молча слушал её, прислонившись к стене.

-Витька сказал мне собирать вещи, мы с ним съехали к его другу, который как раз уехал в командировку, а скоро и квартиру нашли. Муж мой, когда ключи матери возвращал, наговорил столько, что она теперь и со мной общаться не хочет. Так что ничего удивительного, что она тебе эту квартиру предложила. Нечто подобное я и предполагала…

-Аня, я тоже не отказываюсь ей помогать, всё-таки она мать, но мы в последнее время вообще не отдыхаем. Будни — на работе, выходные -у неё на даче. Семейная жизнь по швам трещит… А она руками разводит: «Я же вам помогла, вот и вы мне помогайте».

Они ещё немного поговорили с сестрой, и когда та уехала, Сергей притянул Оксану к себе и сказал:

-Генеральный сегодня вызывал к себе… Сказал, что знает про мои трудности с жильём. Банк предложил для сотрудников компании льготную ипотеку, теперь нам может вполне хватить на взнос. А пока всё это не оформим, поживём на съёмной…

Через несколько дней Оксана вихрем влетела в квартиру матери. Та, решив, что дочка привезла деньги, которые она просила, радостно тараторя, прошла следом за ней на кухню.

-Квартиранты съехали? — рявкнула Оксана -Анька забунтовала, так ты за меня взялась? На-ко вот, выкуси!

Она сунула матери под нос «дулю», швырнула ключи на стол, и с лёгким сердцем вышла из квартиры.

Конечно, и Оксана, и Анна помирились впоследствии со своей мамой, но помощь ей теперь оказывают тогда, когда и им, и членам их семей это удобно, а не по первому её зову.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.55MB | MySQL:47 | 0,079sec