— Это не мой ребёнок! Я не хочу свадебные фото с ним, уведите его отсюда. После слов невестки свекровь изменилась в лице

Вадиму было пять, когда Кристина стала женой Андрея. Несколько раз муж пытался привести мальчика в дом, который они купили вместе после свадьбы, но Кристина сразу обозначила границы — никаких детей. Она была не против, чтобы муж общался с ребенком, но на другой территории. Они даже обсудили бюджет, который будут выделять на мальчика, немаленький, так как жил он у свекрови. А пенсия у нее была невелика.

Кристина согласилась, что почти половина дохода мужа уходит туда. Сама она тоже прилично зарабатывала, своих детей в ближайшие лет пять точно не планировала, строила карьеру. Поэтому в средствах они были не стеснены и Кристина полагала, что такое решение справедливо.

Только вот свекровь с самой свадьбы начала против невестки настоящую войну. До свадьбы она была мила, слова поперек не говорила, именно поэтому Кристина решилась на такой брак. На свадьбу Наталья Дмитриевна притащила маленького Вадима, нарядила его в костюм и постоянно пыталась пристроить ребенка на все фотографии пары. Кристина не выдержала, отвела свекровь в сторону и сказала:

 

— Это не мой ребёнок! Я не хочу свадебные фото с ним, уведите его отсюда, пожалуйста.

Свекровь изменилась в лице, будто Кристина залепила ей пощечину.

— Как не твой? Он же Андрея, а ты теперь его жена, и ребенка должна принять!

— Нет, не должна! — Кристина начала закипать, — мы договорились, что жить будем вдвоём, мальчик мне не нужен, понятно?

Наталья Дмитриевна схватилась за сердце и силилась что-то сказать. В эту минуту к ним подошёл Андрей.

— Что у вас тут происходит? — обеспокоенно спросил он.

— Андрюша! Это как же? Это что же такое? — пыхтела свекровь.

— Скажи ей убрать от меня ребёнка! — повысила голос Кристина. — Кажется, твоя мама не поняла…

Андрей, казалось, смутился.

— Милая, иди к гостям, я сам разберусь, — тихо сказал он, подхватил мать под локоть и увел в другой зал.

Вернулись они оба красные, видимо, разговор был нелегким. Кристине было неинтересно, как и о чем они говорили. Главное, Андрей всё уладил, как он ей сообщил.

Но когда пришла очередь поздравлять молодых, свекровь взяла слово и, подняв за собой Вадима, с натянутой улыбкой сказала:

— Дорогие мои дети! Я всегда мечтала о дочери, но не сложилось. А теперь она у меня есть. Я очень рада принять в семью тебя, Кристиночка, и, надеюсь, ты тоже нас примешь с Вадиком.

Кристина изо всех сил старалась держать лицо и не морщиться.

— Тётя Кристина, ты такая красивая! — добавил Вадик, — я так рад, что ты теперь будешь мне вместо мамы!

Кристина заметила отчаянный взгляд, который бросил на нее муж, и только ради него сдержалась. Даже позволила мальчику себя обнять и поцеловать, хотя ей было ужасно противно прикасаться к нему. Она сама не понимала почему, но этот ребёнок вызывал в ней отвращение.

Когда праздник закончился, вместо брачной ночи у нее с Андреем состоялся тяжелый разговор. Она потребовала, чтобы такая выходка со стороны свекрови была в первый и последний раз, и чтобы они не смели подсовывать ей Вадима. Муж сначала пытался возражать, мол, дай ему шанс, он хороший мальчик, ты обязательно его полюбишь, но потом смирился. Обещал сделать как она просит.

С того дня все праздники Андрей устраивал втайне от мамы. Но какие-то события все равно приходилось отмечать по-семейному. И каждый раз свекровь пыталась подсунуть Кристине внука. Сначала это были невинные попытки, она посылала мальчика с уродливыми поделками, надеясь, что Кристина растает от того, как Вадим её нарисовал, или от кривых сердечек и нелепых аппликаций, которые мальчик с радостной улыбкой ей дарил.

Первое время Кристина брезгливо принимала подарки и просто кивала, а потом не стала даже брать. Мальчик стоял, протягивая очередное подношение, а Кристина делала вид, что не видит, и уходила в сторону. Вадим обиженно дул губы, Андрей забирал у него подарок и отвлекал.

Через пару таких ситуаций свекровь, видимо, поняла, что это не сработает, и перестала подсылать к ней внука.

Зато стала требовать денег на подарки. «Вадичке надо то, Вадичке надо это, при живых родителях сирота, как вам не совестно» — причитала она, и Кристина, чтобы не слушать это нытье, соглашалась выделить очередную сумму на покупку компьютера, велосипеда и прочего, что нужно ребенку.

Мальчик по мере взросления становился всё тише, в присутствии Кристины старался быть незаметным, только иногда бросал на нее задумчивые взгляды. Кристина привычно его игнорировала, и все бы было хорошо, если бы не Наталья Дмитриевна со своими попытками передать им Вадичку.

Однажды, когда Андрей был в командировке, свекровь приехала к Кристине с внуком поздно ночью. Вадиму тогда было восемь, он пошел во второй класс и в это время, как полагала Кристина, должен был спать. Вместо этого неугомонная Наталья Дмитриевна притащила его в гости.

Кристина поставила на стол только чай и сахар, надеясь, что свекровь по-хорошему поймет, что ей тут не рады.

— Ой, а что у тебя к чаю-то пусто? — заволновалась свекровь, — хорошо, я печенье купила. Вадик, сходи, принеси из сумки!

Мальчик молча слез со стула и ушел в прихожую. В это время свекровь быстро зашептала:

— Кристиночка, помогай! Его в классе дразнят, видишь, какой грустный? Один мальчик говорит, что он никому не нужен, кроме бабки старой, обзывает по-всякому. Вадик теперь в школу не хочет, плачет по ночам, кошмары начались. Я уж и не знаю, что делать. — Она смотрела на Кристину телячьими глазами, ожидая ответа.

— И что? Я тут при чём? — холодно ответила Кристина.

Свекровь отшатнулась:
— Как же? Неужели не жаль ребенка, не чужие ведь? Я старая, чем помочь ему могу и не знаю… Вот и подумала… — зачастила она, но закончить не успела, вернулся Вадим, волоча пакет с печеньем почти по полу. Он равнодушно шмякнул пакет перед Кристиной, и снова сел на свой стул.

Кристина подвинула пакет к свекрови, мол, сами ешьте свое печенье. Наталья Дмитриевна не обратила на ее жест внимания, нарочито радостно заулыбалась и сказала:

— Вадичка! А вот тётя Кристина говорит, хорошо бы ты у нее остался, а то ей одной страшно ночевать. Хочешь? — и повернулась к Кристине, подмигивая.

Кристина аж поперхнулась от такой наглости. Мальчик же выпрямился и с надеждой посмотрел на неё.

— Правда? Можно остаться, тётя Кристина?

— Нет! — зло выпалила Кристина, — бабушка пошутила. И вообще, мне сейчас ехать надо по делу, а вам домой пора — с нажимом закончила она, сверля свекровь взглядом.

Она готова была выкинуть их из дома собственноручно, если свекровь продолжит. Но Наталья Дмитриевна поняла. Она вскочила со стула, прикусив губу, схватила Вадима за руку и почти побежала к выходу. Глаза мальчика наполнялись слезами, было слышно, как он ныл, пока свекровь что-то ему говорила.

Кристина с облегчением вздохнула, закрыв за ними дверь, и сразу выбросила пакет с печеньем в мусорку. А потом принялась вытирать стол и стул, где сидел мальчик.

Примерно через год, когда Андрей снова был в отъезде, Кристина готовила отчет в своем кабинете на работе, когда в дверь постучали. На пороге стояла свекровь, снова с Вадимом. Мальчик выглядел неважно. Его лихорадило, глаза закрывались, и, если бы свекровь не поддерживала, он бы, наверное, упал.

— Что вам надо? — строго спросила Кристина, сначала не собираясь впускать эту пару к себе. Но, заметив любопытные взгляды коллег, которые собирались в коридоре, передумала.

— Кристиночка, что-то плохо ему, не знаю, что делать. Скорую вызвала, они никак не едут, а ты тут рядом, свози нас к врачу, быстрее будет! — запричитала свекровь, устраивая мальчика на диван.

— А про такси вы не слышали? — зло спросила Кристина.

— Так дорого такси-то! У меня деньги кончились, не могу я… В школу знаешь сколько всего надо то, итак все на него трачу, себе уж и таблеток не беру… Да и непривыкшая я по такси…

— Что вам не хватает? Андрей ползарплаты отдает, вам все мало? Чего к матери не звоните? Зачем ко мне пришли? Я ему не мать!

Мальчик застонал, Наталья Дмитриевна плюхнулась с ним рядом,положила его голову на колени, и жалобно сказала:

— Давай потом, Кристина, по-божески прошу, помоги! Плохо ему, не видишь?

В дверь постучали и тут же открыли. Любопытная сотрудница Жанна заглянула внутрь и стала беспардонно рассматривать свекровь с мальчиком.

— Ой, Кристина, это твой сыночек? Что с ним такое? Может, помощь нужна?

Кристина поморщилась, а свекровь ухватилась за предложение.

— Да-да, очень нужна! Мне бы в больницу его отвезти, вы не сможете? — она с мольбой смотрела на Жанну.

— Конечно, помогу! Если Кристина отпустит, — с готовностью отозвалась Жанна. — Она мой начальник, — пояснила Наталье Дмитриевне.

— Отпустишь? — свекровь почти рыдала, поглаживая Вадика по голове.

Если бы не проект, который срочно надо было сдать, Кристина бы поехала сама, только чтобы сплетница Жанна не болтала потом про нее гадости. Но сроки поджимали, а выглядеть бесчувственной стервой не хотелось. О ней итак шептались в коллективе.

Поэтому Кристина кивнула, не подозревая, что обрушится на ее голову после возвращения Жанны.

После той поездки к Кристине стали осторожно подходить коллеги с вопросами, почему она не принимает сына мужа, неужели она совсем не любит детей? А когда Кристина заявила, что она не обязана любить чужого ребенка, тем более при живой матери, мамочки в их компании перестали с ней разговаривать.

Кристина старалась не обращать на это внимания, но плохое отношение к ней отразилось и на работе. Коллеги теперь тыкали ей в каждую мелочь, и делали все возможное, чтобы задержать работу.

Хорошо, что директор был разумным человеком, после разговора Кристины с ним том, что личные симпатии нельзя мешать с делами, всё наладилось. Но отношение к Кристине отныне было холодно-вежливым.

— Не обращай внимания, — утешала лучшая подруга Ангелина, единственная, кто был в курсе абсолютно всех событий в жизни Кристины. — Ты действительно не обязана любить и принимать не своего ребенка. Некоторые вообще детей не хотят, и ничего.

— Я хочу детей, — Кристина давно задумывалась, что пора уже своего ребенка заводить, она была готова и финансово, и морально. — Я просто этого не хочу. Ты себе не представляешь, меня аж тошнит, когда его вижу. Ничего не могу с собой поделать. Может, если бы он хотя бы на Андрея был похож, но нет. Только и от матери тоже совсем ничего.

— А ты её видела? — удивленно спросила Ангелина.

— Да, однажды в ТЦ с Андреем были и столкнулись с ней и её мужем. У неё дочь, представляешь? И свекровь ни разу ее не попрекнула, что она сына скинула и видеть не желает. А я плохая зато.

— Странно это всё, — задумчиво протянула подруга. — И бывшая Андрея, и мать его. Выбрось из головы, у вас то главное все хорошо.

— Да, у нас все прекрасно. Если бы не свекровь, — стиснула зубы Кристина.

***

Наталья Дмитриевна надолго исчезла после того случая. Кристина уже обрадовалась, что свекровь наконец оставила ее в покое. Оказалось, женщина просто обиделась. Мол, Кристина даже не поинтересовалась в тот день, как Вадим.

Мальчик и правда пролежал в больнице почти месяц, Андрей его навещал по три раза в неделю, возил подарки и сладости. А Кристина не вникала, что у них там происходит. Сначала терпеливо выслушивала про то, что у мальчика нервный срыв, что проблемы в школе, что придется переводить его в другое место, а потом стала обрывать эти разговоры.

— Своим сыном занимайся сам. Меня это не касается, я не лезу, и ты не лезь ко мне с этим, пожалуйста.

Муж вздохнул и согласился. Но после больницы привез Вадима к ним.

— Кристин, ну, на пару дней. Мама сама приболела, по врачам ходит, не может пока с ним сидеть, а ему лекарства давать надо, — виновато говорил муж.

— Хорошо, но управляйся с ним сам.

Муж кивнул. Пара дней затянулась на целую неделю. Вадим с каждым днем становился все живее и радостнее, Андрей взял отпуск и целыми днями сидел с сыном. Кристина в это время старалась не бывать с ними в одной комнате, даже ела у себя. А когда мальчик попытался что-то попросить, строго на него посмотрела и сказала:

— Если тебе что-то надо, спроси отца. У меня нет на тебя времени.

Вадим насупился, кивнул и вышел из ее спальни. Кристина закрыла дверь на замок на всякий случай. А через неделю, видя, что муж и не собирается увозить ребенка, сказала, что будет жить у Ангелины, если к вечеру Вадим не исчезнет.

Встречи с пасынком почти прекратились. Свекровь пыталась стыдить Кристину на семейных торжествах, но теперь Вадим сам старался не присутствовать на них, и всё обходилось сравнительно неплохо.

После девяти лет брака Кристина забеременела. Андрей был счастлив. Он мечтал, чтобы родилась девочка. Кристина тоже хотела дочь. После Вадима ей было страшно, что даже своего мальчика она не полюбит. Когда родилась Оля, свекровь даже не позвонила.

К удивлению Кристины, на выписку из роддома пришел Вадим. Он попросил взглянуть на сестренку и Кристина, видимо не отошедшая от родов, показала ему Олю. Парень смотрел на девочку с такой нежностью, будто это самое дорогое для него существо, а Кристина вдруг заметила, что Вадим вырос очень симпатичным.

— Какая она маленькая! — удивленно выдохнул парень. — Можно, я ее подержу?

— Нет! — оборвала Кристина.

Парень тут же ссутулился и отошёл.

Дома Кристина заметила красиво обернутую коробочку, в которой оказалась серебряная погремушка.

— Какая прелесть! — восхитилась она, рассматривая необычную игрушку. — Откуда она?

Андрей улыбнулся и с воодушевлением рассказал:

— Представляешь, Вадик работать пошел, когда узнал, что ты беременна, хотел братику или сестренке сам подарок купить. Вот, накопил. Говорит, на заказ сделали.

Теперь Кристина заметила, что на ручке погремушки, сделанной в форме черенка, на котором висело две вишенки, была гравировка с датой рождения и именем Оли. И приписка «от любящего брата».

Кристина скривилась и спрятала игрушку в глубь шкафа, хотя в душе шевельнулось какое-то теплое чувство к пасынку.

Вадим упорно старался влезть в их жизнь. Он взял в привычку приходить в парк в то время, когда Кристина гуляла там с Олей, и каждый раз просил понянчить малышку. Разумеется, Кристина отказывала, тогда он просто молча шагал рядом, глядя на маленький кулечек в коляске.

Кристина пробовала менять время прогулки и место, но парень назойливо продолжал их находить, и скоро она даже привыкла, и ждала его. Вымотанная вечным недосыпом, однажды она разрешила ему взять Олю, когда дочь особенно раскапризничалась.

Вадим, казалось, взлетит от счастья. Он бережно принял малышку и стал тихонько покачивать ее, всматриваясь в ее личико и ломаным голосом нежно с ней сюсюкать. К удивлению Кристины, дочь успокоилась и с интересом изучала новое лицо.

— Ты моя маленькая вишенка, Оленька, — говорил парень, — ты будешь самой счастливой девочкой в мире! Я всегда буду тебя защищать, да, да! Она такая милая! — с восторгом обернулся он к Кристине, когда Оля агукнула и улыбнулась на его слова.

А у Кристины вдруг в глазах защипало. Она кивнула, стараясь разобраться, что с ней происходит. Неужели Вадим стал ей нравиться?

Постепенно парень стал частым гостем в их доме, Кристина даже разрешила ему взять ключи, чтобы он мог приходить после школы и ждать их в доме, если их не будет. Парень очень помогал ей с ребенком, а Оля его просто обожала.

Но Кристине всё ещё тяжело давалось общение с пасынком. Она не могла принять его, что-то внутри сопротивлялось. Ей хотелось, чтобы Вадим или был её сыном, или бы его не было совсем. А принять его чужого не могла.

Свекровь так и не пришла ни разу взглянуть на внучку. Чему Кристина была только рада.

***

Первый Олин день рождения было решено справлять в кафе. Собрали всю родню, друзей и знакомых. Наняли аниматоров, чтобы развлекали детей, няню на подхват Кристине, чтобы и она смогла отдохнуть. И всё было замечательно, пока свекровь не устроила сцену.

— Как же ты можешь любить одного ребенка и не принимать другого? — вдруг громко сказала свекровь, — Что тебе Вадик сделал? Он же тоже все еще ребенок! — на последнем слове голос ее сорвался, и по щекам потекли слезы.

Кристина прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, чтобы не взорваться. Устраивать сцену перед гостями было бы неприлично. Только свекровь это, конечно же, не остановило. Она раскрыла рот, чтобы продолжить, когда неожиданно Вадим громко сказал: «хватит!», взял Наталью Дмитриевну под локоть и силком потащил вон из кафе, благо вымахал уже под два метра, и силы в нём было много.

Гости притихли и нервно поглядывали на Кристину, а она, краснея от стыда, прижимала к себе дочь, мысленно проклиная Андрея, который отлучился в самый неудачный момент.

Муж, словно почувствовав неладное, вернулся из уборной и недоуменно поднял брови, заметив напряженные лица и натянутую как струна, жену.

На его лице заходили желваки, когда он обвел зал взглядом и заметил, что мамы с Вадиком нет. Видимо, сразу понял, в чем дело. За прошедшие десять лет свекровь не впервые устраивала подобные представления, и никакие разговоры с сыном на нее не действовали.

Андрей бодро улыбнулся и подошел к Кристине, наклонился, будто поцеловать, а сам шепнул:

— Снова?

Кристина кивнула, боясь поднять голову. Казалось щеки сейчас зажгутся настоящим огнем, так они пылали. Андрей погладил её по плечам и тихо сказал:

— Прости.

Кристина снова кивнула. Ей хотелось, чтобы этот вечер поскорее закончился. Хотелось оказаться дома и больше никогда не видеть ни свекровь, ни Вадима. Как жаль, что это невозможно.

Андрей поднял бокал с соком (муж не употреблял алкоголь) и обратился к гостям. Очень скоро все снова веселились и непринужденная атмосфера праздника вернулась. Кристина одновременно была и благодарна мужу за то, что на него всегда можно положиться, и он умеет уладить практически любую ситуацию, и злилась на него за выходки Натальи Дмитриевны.

Хоть и убеждала себя, что это несправедливо — муж не может отвечать за других людей, даже если эти люди — родные мать и сын.

Вечер завершился нескоро, и домой Кристина с Андреем и годовалой Олей вернулись совершенно вымотанными. Но неприятности на выходке свекрови не закончились. Войдя в дом, Кристина споткнулась о мусорную корзину и чуть не упала со спящей дочкой на руках. Андрей успел их подхватить, и, чертыхнувшись, перехватил девочку.

От представившейся картины у Кристины дыхание перехватило. Половина гостиной была завалена мусором, рваной бумагой и залита пальчиковыми красками, купленными для Оли. На полу, у бежевого дивана, сидел Вадим и размазывал грязной тряпкой черную краску по велюровой поверхности.

Увидев вошедших, парень подскочил как ошпаренный, и испуганно уставился на Кристину.

— Ты что тут творишь? — заорал Андрей. Оля проснулась и заплакала, Кристина забрала дочь обратно, не в силах вымолвить и слова. А она ведь сегодня, после того как пасынок увел свекровь из кафе, решила поговорить с мужем, чтобы парень переехал жить к ним. Как же она ошиблась!

Вадим вздрогнул и дрожащим голосом забормотал:

— Я… Э-э-э… Я просто…

— Что просто? — зашипела Кристина, прижимая к себе плачущую Олю, — Обиделся? Разозлился? Решил отомстить? Я тебе не мать, слышишь! И никогда не буду! И не желаю больше видеть тебя в своем доме, и никогда не приму, понятно? — распалялась она с каждым словом.

Вадим отшатнулся, будто она его ударила, ей даже показалось, что он сейчас заплачет. Но парень только пнул диван и рванул к выходу.

— А ну стой! — запоздало крикнул Андрей, но парня уже и след простыл.

Кристина почти упала в кресло, продолжая укачивать Олю. Вечер получился просто отвратительным. Злые слезы жгли глаза.

— Прости, — подсел на подлокотник Андрей и обнял её за плечи. — Не знаю, что с ним такое, наверное, переходный возраст и ревность…

— Да мне плевать, что с ним, понимаешь? — не сдержалась Кристина, хотя обычно старалась обходить все, что касалось сына Андрея от первого брака. Она просто сразу же поставила условие, что если выйдет за Андрея, то мальчику места в их доме и в ее жизни не будет.

Кристина считала, что Вадимом обязана заниматься родная мать. И то, что он остался с отцом, а, вернее, со свекровью, по ее мнению, было неправильным, но она не лезла.

Андрей замолк, убрал руку.

— Я с ним поговорю, обещаю.

— Конечно, поговоришь! — шикнула Кристина, — и с мамой своей поговори, меня всё это достало! Я хочу жить нормальной жизнью, без бывших детей и свекрови!

Андрей встал и зло посмотрел на неё.

— Я тебе прощаю, потому что ты устала. День был тяжелым. Но больше не говори со мной в таком тоне. И бывших детей у меня нет.

— Буду говорить как хочу! Что ты себе воображаешь? Итак терпела десять лет твою мамашу и этого уб…

В этот момент Оля закричала, и Кристина оборвала себя, повернулась к дочери, часто дыша от злости. Скоро она услышала, как муж шарахнул дверью, а затем воротами.

И только потом она позволила себе зареветь. Прижимая к себе Олю, у которой сегодня был первый день рождения, она плакала, уткнувшись в нарядное платье. А дочь ревела вместе с ней.

— Ненавижу! — прошипела Кристина, вставая с кресла, когда Оля успокоилась и снова заснула. Окинула взглядом бардак и осторожно понесла дочь в детскую.

До самого утра она пролежала в холодной кровати, прислушиваясь к звукам на улице — ждала Андрея. Но муж так и не вернулся. Наверняка остался у мамочки, с Вадичкой. Нос ему подтирает, утешает. А про них с Олей и не думает.

— Какая же я идиотка, — сказала она своему отражению рано утром.

«Права была мама, когда не соглашалась, чтобы я выходила замуж за разведенного, да еще и с ребенком. Зря не послушала.» — мысленно завершила она.

Когда Вадим увел свекровь, Кристина почувствовала к нему благодарность, но увидев его в разгромленной гостиной, пришла в ярость. Значит, всё это время он притворялся! Она поверила в его доброе отношение к Оле, а на самом деле он просто выжидал момент, чтобы сделать гадость.

После ухода Андрея, Кристина почувствовала себя совершенно несчастной и разбитой. Как же она ненавидела свекровь и бывшую жену мужа, из-за которых на нее свалилась вся эта ситуация с Вадимом!

Андрей не появился и утром. Кристина убрала погром, удивившись, зачем Вадим развел краски в ведре с водой, было ощущение, что он пытался отмыть диван, а не размазать краску. Потом покормила Олю и вышла с ней на прогулку.

Ноги понесли ее в тот парк, где они в последнее время гуляли с Вадимом. Она почти не удивилась, когда увидела парня на скамейке. Она остановилась рядом и молча посмотрела на парня.

— Я пытался всё убрать, — с ходу начал Вадим. — Это всё бабушка! Я не хотел, чтобы вы снова поругались, понимаете, тётя Кристина. Когда мы ушли из кафе, мы с ба поссорились. Я просил ее не лезть к вам с папой. Я же вижу, что вы меня не любите, не знаю почему, я правда старался вам понравится, всегда думал, что вы такая красивая, такая хорошая, — его голос дрожал.

Он замолк, переводя дух. — Я так обрадовался, когда узнал, что у меня будет сестренка. Думал, хоть она будет меня любить, хоть ей я стану нужен. Я хотел, чтобы она была счастливой, не как я. Чтобы у нее были и папа, и мама, и чтоб бабушка тоже ее любила.

Но бабушка решила, что раз я вам не нужен, то и Оля нам не будет нужна. Запретила с ней возиться. Сказала, что я дурак, что меня выбросили как ненужную вещь, а я все надеюсь, что кому-то буду нужен кроме нее. Разозлилась, что вас защищаю.

Говорила, что вырастила меня, все для меня делала, а я ей нож в спину. А потом ушла. Я хотел пойти к вам, попроситься пожить немного, и увидел, что ключей нет. Это бабушка забрала, она как-будто с ума сошла. Когда я пришел к вам, она кидала мусор, и все уже заляпала краской. Мы снова поругались, она сказала, что больше не хочет меня видеть, предателя.

Я ее обозвал и сказал, чтобы она уходила. А сам попытался убраться, чтобы вы не злились еще больше, чтобы разрешили видеться с Олей…

Кристина пыталась уложить в голове все, что сказал Вадим. Вдруг сердце забилось чаще от тревоги.

— Ты всю ночь был тут?

Парень кивнул.

— Но где тогда Андрей?

Вадим недоуменно пожал плечами.

— Он остался вчера с вами.

— Нет, он пошел за тобой, — Кристина судорожно рылась в карманах, пытаясь отыскать телефон. Чувство тревоги нарастало, её уже колотило.

Оля, почувствовав неладное, проснулась и заплакала. Вадим, бросив робкий взгляд на Кристину, взял сестренку на руки и принялся успокаивать.

Пальцы не слушались, пока Кристина набирала сначала Андрея, а потом свекровь, когда сработал автоответчик.

Наталья Дмитриевна ответила не сразу.

— Что тебе? — послышался ее хриплый голос, будто она только что плакала.

— Наталья Дмитриевна, Андрей у вас? — Кристина забыла дышать, пока ждала ответ.

— Чего он у меня будет? Вчера Вадима искал, ушел сразу, как увидел, что его нет.

— Куда пошел? Не сказал?

— Не знаю я, что случилось-то? — свекровь заразилась ее тревогой. — А Вадик то где? Не у вас что ли?

— У нас, все в порядке, — бросила Кристина и отключилась.

Где же Андрей?

Сотни плохих мыслей лезли в голову. Телефон недоступен, куда он мог деться ночью?

— Присмотри за Олей! — крикнула она Вадиму, а сама принялась звонить всем подряд, выспрашивая мужа.

К вечеру она обратилась в полицию. Андрей пропал. Его не было ни в больницах, ни в моргах, ни где-то ещё. Свекровь, Вадим и Кристина сидели в гостиной, по кругу перебирая знакомых и родственников, в надежде, что кого-то пропустили, и Андрей может быть там.

— Надо же Катю спросить! — вдруг воскликнула свекровь, когда Вадим пошел к Оле в детскую.

— Катю? Кто это? — Кристина захлопала глазами, впервые слыша это имя.

— Ой! Ты же не знаешь, — всплеснула руками свекровь. — Мать Вадима! Может он к ней поехал? Вряд ли, но вдруг?

— Подождите, ее же зовут Света! — Кристина ничего не понимала.

— Света это жена его бывшая, а с Катей они… — свекровь вдруг прикрыла рот рукой. — Андрей же просил тебе не говорить!

Кристина прищурилась.

— Поздно. Рассказывайте всё! — велела она.

— Ох, Андрюша! Надеюсь, он мне простит… Боялся, что ты узнаешь…

— Да что такое? Что у них было? Кто эта Катя?

— Андрей по молодости пил сильно. Как институт закончил, устроился в компанию хорошую, там познакомился с одним… И началось, сначала в выходные посиделки, потом и среди недели, а там… С работы ушел. В компанию попал соответствующую. Я уж думала потеряю его, пропал на год, не знала живой ли вообще. А тут вдруг он вернулся с девушкой и ребенком. Вот, говорит, женюсь я, и сын мой. Я поохала, но смотрю — он трезвый, пить бросил, сказал, будет для сына стараться.

А вот Катька нет, как вспомню, как мы жили тогда… Алкашка законченная, водила к нам отребье всякое, сколько я ее гоняла! Пока Андрей заново на работу устраивался, обучение проходил, по командировкам ездил, я тут с малым, а еще и с Катей… Выгнала её в итоге. Андрей вернулся, сказал правильно всё. Сам воспитаю. А оно вон как вышло…

Кристина слушала с открытым ртом, и не верила, что это правда. Ее Андрей был алкоголиком? Всё это время врал, что Вадим Светкин сын?

— А Света?

— А со Светой у них не вышло. И года не прожили, ушла она, другого встретила. А когда тебя встретил, просил меня молчать. Всё обещал, что заберет сына, вот только ты привыкнешь к Вадичке. Но, видать, плохо уговаривал. Да и я сколько не пыталась, все он тебе не люб был…

Кристина махнула рукой, не до того сейчас.

— Где сейчас Катя? Вадим про нее знает?

— Знает, как не знать. Она приезжала несколько раз. В маму играет, придет, пьяная, про люблю, не могу расскажет, а потом денег просит. Он ей в последний раз сказал, что видеть не хочет. Не нужна ему мать такая.

Кристина пыталась переварить всю информацию, свалившуюся так нежданно на ее голову. Вадим вернулся из детской, тихо сел на диван и опустил голову на ладони.

— Где эта Катя? — повторила Кристина. — Дайте ее номер!

Свекровь засуетилась, достала телефон и продиктовала номер.

— Алë! — раздался в трубке пьяный голос Андрея.

— Андрей! — закричала Кристина, и разрыдалась. — Господи, живой…

Изображение от wavebreakmedia_micro на Freepik
После ссоры с матерью, когда та заявила, что Вадим ушел из дома, Андрей решил поговорить с Катей и попросить принять сына. Катя, видя в каком заведенном состоянии Андрей, уговорила его выпить рюмочку, расслабиться. Потом еще и еще, и, державшийся пятнадцать лет Андрей сорвался, и ушел в запой. Телефон сел, а счет времени потерялся.

Кристина сама забрала мужа и отвезла в больницу. Свекровь и Вадим остались с Олей.

— Прости меня, Кристина, — бормотал Андрей.

— Потом поговорим, — сквозь зубы ответила Кристина.

* * *

— Я боялся, что ты не захочешь иметь со мной дела, если узнаешь про тот период моей жизни, — Андрей прятал глаза, избегая смотреть на Кристину, — а Вадим… Ты итак была против ребенка. Если бы я рассказал, что он сын алкоголички, ты бы видеть его не захотела. И меня тоже.

— Но… — Кристина не знала, как задать этот вопрос, и стоит ли вообще его задавать. В конце концов она решилась: — Ты уверен, что он твой сын?

Андрей ответил не сразу.

— Лет семь назад я сделал тест.

— И? — не выдержала Кристина.

— Я его не открыл. Выбросил. Это неважно, мой он или нет. Для меня он всегда будет сыном. Пусть я и не идеальный отец.

— И ты хотел оставить его с Катей? — презрительно спросила Кристина, вспомнив комнату в коммуналке, в которой по центру стоял стол, заставленный консервами, корками хлеба и стаканами, вперемешку с окурками.

— Мама сказала, что больше не может с ним жить. Не справляется, стара уже. И ты тоже не захотела. Не мог же я выставить его на улицу…

— Знаешь, при том, что ты во многом прекрасный человек, в каких-то моментах ты просто идиот. Я жалею, что вышла за тебя. Ты прав, я бы никогда не стала рожать от человека, который готов оставить ребенка в подобных условиях. Но я сама не без греха, поэтому прощаю тебя. В первый и единственный раз. Еще одна попойка и мы расстанемся. Ты знаешь, я терпеть не буду.

Муж кивнул.

— Твоя мама помирилась с Вадимом, — продолжила Кристина.

Андрей облегченно улыбнулся.

— Но знаешь, я считаю, он должен жить с нами.

* * *

— Вадик! Сматли! — трехлетняя Оля сидела на горке, собираясь с нее скатиться.

— Давай, вишенка, я тебя ловлю! — отозвался Вадим и растопырил руки.

Дочка с визгом скатилась прямо в руки любимого брата. Парень поднял ее над головой, отчего она заливисто засмеялась, а потом поцеловал в нос.

— Мокло! — возмутилась Оля, и сама поцеловала Вадима. — Мама! — крикнула она Кристине, сидевшей на скамейке.

— Вадь, бери Олю, пойдемте обедать, — сказала Кристина.

— Хорошо, мам, — ответил Вадим и тут же испуганно посмотрел на Кристину. Он впервые обратился к ней так.

Теплое чувство разлилось в груди. Она и не надеялась, что после стольких лет своего отвратительного отношения к пасынку, когда-нибудь услышит от него это слово. Как не ожидала, что сможет полюбить чужого мальчишку как собственного ребенка.

— Спасибо, родной, — улыбнулась она. И сын улыбнулся в ответ.

автор Юля И

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.63MB | MySQL:47 | 0,080sec