Баба Маша

Женщина подошла поближе и позвала соседку. Тут на нее вылетел Васька, он спрыгнул к ногам Милы и заорал так, что она содрогнулась…

Одинокие люди, живущие в многоквартирном доме, по-разному встраиваются в окружающее их общество.

Кто-то ограничивается коротким приветствием и никого не пускает в свой маленький мирок. Кто-то, наоборот, проявляет неудержимую активность, влезает во все дела, знает всё и про всех. А встречаются и такие, кто и не активничает сверх меры, и от общения не отворачивается.

Баба Маша была из третьей категории одиноких соседей. Она жила на первом этаже, окна квартиры выходили во двор. Дом заселили лет десять назад, но за это время многие соседи перезнакомились так, что стали дружить семьями. Не гнушалась общения и баба Маша, но и близко в свою жизнь никого не пускала.

Она разбила под окном маленькую, но аккуратную и пышно цветущую клумбу, вид которой радовал всех. И видно было по хозяйке клумбы, что все это делает она именно для того, чтобы порадовались все.

Никогда баба Маша не выказывала недовольство, что никто ей не помогает с цветами, не ворчала громко, если находила на цветнике посторонний мусор.

Летом окно на кухне ее квартиры всегда было открыто, через него баба Маша здоровалась с проходившими соседями. Можно сказать, что пожилую одинокую женщину знал весь дом. Хорошо знали и ее кота Васю. Серый, пушистый, он восседал на подоконнике рядом с хозяйкой или грелся на солнышке среди цветов.

 

Как-то баба Маша сидела на лавочке возле подъезда. К ней подсела соседка с пятого этажа. Женщина лет пятидесяти, работавшая медсестрой в поликлинике, шла с работы с полной сумкой продуктов. Она решила немного передохнуть, перед тем, как придя домой, окунуться в клубы пара и шкворчание масла на сковородке, чтобы успеть приготовить ужин мужу и сыну.

– Добрый вечер, Мария Петровна!

– Добрый, Милочка. Спешишь своих кормить?

– Уже не спешу. Отзвонились оба: один на работе задерживается, другой с друзьями встретился, – улыбнулась в ответ Мила.

– Давно ли мальчишкой белобрысым по двору бегал, а вот уже взрослый парень. Уважительный он у тебя, и Васька его прилюбил, а он у меня не к каждому человеку идет, – сказала баба Маша.

– Так у нас дома тоже кошка живет, но она совсем домашняя, улицу только с балкона видит, – ответила Мила, довольная похвалой сына.

– Мой Леша тоже кошек любил. У нас дома всегда они были, – тихо сказала баба Маша, и надолго замолчала, глядя куда-то вдаль.

Мила почувствовала себя неловко. Она поняла, что за этими словами скрывается какая-то трагедия в жизни одинокой женщины, но лезть к ней с расспросами не стала. Захочет, сама расскажет, а не захочет, значит, так и надо. Мила не любила, когда кто-то лез в чужую жизнь, и сама не любопытничала.

– Вы, баб Маш, если что по лекарствам там, или в поликлинику надо будет, только скажите, я помогу, – участливо проговорила Мила.

Соседка посмотрела на нее, улыбнулась, и вдруг разоткровенничалась:

– Баб Маша, – горько усмехнулась она, – а ведь мне, Мила, всего-то 61 недавно исполнилось. Муж за три месяца до переезда сюда умер, сын пять лет назад где-то в горах пропал. Альпинизмом увлекался, так и не нашли. Вот и кукую одна, хорошо, хоть Васька прибился котенком, на него всю свою любовь и заботу трачу, а иначе совсем худо было бы. Вот такая я баба Маша.

Мила не знала, что сказать. Сидевшая рядом с ней женщина никак не тянула на озвученный возраст. Сухонькая, с глубокими морщинами, с руками, обтянутыми пергаментной кожей, она выглядела лет на 75.

Васька выскочил из клумбы, где гонялся за припозднившейся бабочкой, подошел к хозяйке и запрыгнул к ней на колени.

– Ну, вот, пора по домам, Васька кушать захотел, – сказала Мария Петровна.

Она медленно поднялась, поддерживая кота руками, и пошла домой.

После этого разговора Мила почувствовала какую-то ответственность за бабу Машу. Утром, выходя из подъезда, она оборачивалась на ее окна, махала рукой, зная, что хозяйка с котом уже сидят у окошка. Вечером перекидывалась с женщиной несколькими фразами, иногда сидела с ней на лавочке.

Как-то утром в пятницу Мила привычно обернулась, чтобы поприветствовать соседку. Окно было открыто, но никого в нем не было. Женщина подошла поближе и позвала баб Машу. Тут на нее вылетел Васька, он спрыгнул к ногам Милы и заорал так, что она содрогнулась.

Быстро сообразив, что в доме что-то произошло, Мила вернулась в подъезд и позвонила в двери к другим соседям. В одной из квартир дверь открыл молодой мужчина. Звали его Анатолий, и работал он охранником в ближайшем супермаркете.

– Толя, там с бабой Машей что-то не так, Вася орет, окно открыто, а она не подходит, – тревожной скороговоркой сообщила она.

– Понял, сейчас проверим, – и как был в домашних шортах и тапках сбежал по лестнице на улицу.

Пока женщина спускалась за ним, тот уже подтянулся до подоконника и забрался в квартиру. Быстро вернувшись назад, он выглянул в окно:

– Людмила Сергеевна, тут похоже приступ какой-то. Я сейчас дверь открою.

Мила быстро вернулась в подъезд и вошла в уже открытую квартиру.

Баба Маша сидела на полу в зале возле кресла. Она была без сознания. Васька лизал ей руку. Мила подскочила к соседке, поняла, что она дышит, потрогала пульс, и, достав мобильник, стала звонить в скорую.

Вызвав врачей, объяснив им ситуацию, она предположила, что у соседки инфаркт, и попросила приехать побыстрее. Мила стала искать глазами какие-нибудь лекарства.

– Может ее на диван перенести? – спросил Толя.

– Не надо, просто тихонечко опусти на пол и принеси подушку.

Мила приподняла женщину, положила ей под голову подушку, расстегнула воротник на кофточке.

– Толя, открой окно в зале.

Найдя глазами тонометр, она стала мерить соседке давление. Пока они пытались что-то делать, приехала скорая. Бабу Машу забрали в больницу.

Мила отзвонилась на работу, предупредила, что опоздает. В прихожей она нашла ключи от квартиры, закрыла окна, и, подумав, забрала Ваську к себе.

Прошло три недели. Мила постоянно навещала Марию Петровну в больнице, рассказывала ей о Ваське, правда, умолчала о самом главном…

Наконец, соседку выписали. Мила с мужем встретили ее, привезли домой. Васька уже был в квартире. Он встретил хозяйку громким ворчанием и все пытался запрыгнуть на руки.

После всех треволнений женщины здорово сдружились. Время от времени они устраивали чаепитие на кухни Маши, вели задушевные разговоры. Мила все-таки рассказала подруге о свершившемся конфузе.

Дело в том, что в тревоге за Машу она совсем упустила, что ее Маркиза загуляла. Зато принесенный в дом Васька не растерялся. Вот теперь две подружки ждали потомство, хихикая о том, как будут делить “внучат”.

Автор ГАЛИНА ВОЛКОВА

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:47 | 0,312sec