Яблочки для инопланетных гостей. Юмор от деда Митрофана

 

Раннее летнее утро. Дед Митрофан, переделав все дела на огороде, решил проверить, как дела в саду. Окинул его взглядом и невольно залюбовался. Яблони дали обильный урожай и теперь стояли все усыпанные краснобокими яблоками. Да вот беда в том, что самые красивые яблоки были на самых макушках. Деду туда ну никак не добраться.

 

 

– Д-а-а! Надо бы детвору сподобить на помощь. – Пробурчал дед.

Но это же дед Митрофан! Просто так – скучно. В голове стал созревать план очередного розыгрыша. Недавно, убираясь на чердаке, дед нашёл свои старые ласты. Хотел было выбросить, да пожалел. Отчего ему было их жалко выбрасывать – он и сам не знал, а вот теперь они ему пригодятся. Но всему своё время.

На следующей неделе дед ожидал к себе в гости свою сестру с супругом и детьми, вот и задумал для них в гостинец собрать самые красивые яблоки. А пока побрёл в летнюю кухню, готовить завтрак.

После завтрака дед Митрофан остановил свой взгляд на окошках – не хорошо, уж больно они обшарпанные.

– Надо бы до магазину дойтить, подкупить краски, да покрасить, а то прямо позорище какое-то, – подумал дед и чуть позже так и сделал.

В магазине никого не было, кроме скучающей Зиночки. Поздоровавшись, дед Митрофан поинтересовался, а нет ли случайно белой краски, мол, окошки бы обновить.

– Не, дядь Митрофан, нету белай, – ответила ему Зиночка, тольки каришневая для полов, да салатовая.

– Во, бяда! Что жа мине делать?

– Да ты возьми салатовую, тожа пойдёть не в хате, поди, окошки красить собралси, а в летней кухне. А салатовая тама в самый раз, всё лучша же, чем обшарпанные, – посоветовала Зиночка.

Дед повздыхал, но решил к Зиночкиному совету прислушаться. Дед купил краску, конфет для детворы и пошёл домой. На сегодня у него был ещё запланирован сбор яблок, а покраску окошек дед решил отложить на завтра.

После обеда дед вышел за ворота, пристроил шланг в куст крыжовника, который обильно разросся в палисаднике, а сам сел на лавочку, ждать детвору. А вскоре и мы нарисовались. Я, сестра Светка, бабы Капины Колька с Петькой и баб Надин Вовка, понабегавшись вволю в балке, шли мимо дома деда Митрофана, хвастаясь друг другу и всем встречным своими трофеями – набрали в балке цветущего чабреца для чая.

Запах чабреца пьянил и поднимал настроение, мы были на душевном подъёме и строили планы на сегодняшний день, которым было не суждено сбыться, поскольку на нашем пути уже сидел дед Митрофан.

– Здрасте, дедушка Митрофан, – дружно поздоровались мы с дедом.

– Здорова, здорова, ребяты, – ответил дед, – куды бегали, чаво тако тащщитя? Разом не чабреца понасбирали?

– Ага, хотите немного для чая? – спросил деда Вовка.

– Для чаю? – ответил дед, – не откажуся, для чаю мине нада, а то у мине завтри важны гости должны на чай с крыжовниковым вареньем прилятеть, так что мине чабрец не помишаить, Вовка.

Ключевые слова-ловушки заброшены, мы, естественно за них и зацепились – важные гости и прилететь. Кто? Откуда? Мы все дружненько окружили деда и начали расспросы. Дед некоторое время мялся, но потом, как бы нехотя, начал своё повествование.

– Так вот кака нынче ночью со мной история приключилася. А вы вообще-то секреты умеете хранить. Эта больша тайна, никто не должён знать, а то знаити, чаво начнётся? – справшивал нас дед.

Естественно, мы поклялись клятвой сердца, что ни одна живая душа не узнает от нас, хоть запытай нас насмерть. В общем дали деду честное пионерское, а Колька – честное октябрятское, что не проболтаемся.

– Так вот, ребяты, что-то ночью не спалося мине. Думаю, дай выйду во двор, воздухам подышу. Вышел, глядь на небо, а там така красота, звёздов стольки, что аж голова закружиласи. Стою, любуюся, а сам слышу каки-то непривычны звуки. То ли лягухи поють, то ли птицы каки-то. А звуки из саду. Думаю, дай пойду, погляжу.

В-о-о-т. Захожу у сад, а тама! Боженьки мои, тама пять чучел каких-то зелёных под яблонями бродють, яблоки с земли подбирають. Небольшого такова росточка, усе зелёныя, что наша лягушня, да и сами на лягух похожи.

– Дед Митрофан, а ты их не напугался? – спросил Колька, слушавший деда с открытым ртом.

– Да они, вроде, и не сказать, что страшныя дюжа были. Но всё жа, ребяты, холодок-то по спине у мине пробяжал. Стою, гляжу на их, а они, как яблоко найдуть, подымуть, и давай так радостно стрекотать да квакать не по нашенскаму. А я стою, на них гляжу и думаю, чаво они так паданке радаваются, вон скольки хороших яблаков на деревьях.

– А дальше? – спросил нетерпеливый Вовка.

– А ты, Вовка, не пербивай деда, будить тибе и дальше. А дальше я им и гаварю, мол, чаво енто вы яблоки с земли сбираити? Вон жа ш скольки их на деревьях. А они так напужались, яблоки усе побрасали, заквакали и бягом за деревья прятаться. А я им и гаварю, мол, не бойтися мине, выходитя.

Беритя яблок сколки нада, мине ни жалка! Вона их скольки на яблонях. Тута они патихоничку стали из-за деревьев вылазить, а один мине и гаварить на человечьем языке, мол, мы тольки яблочек набрать, а с деревьев, так мы росточком не вышли, не достанем. А я им гаварю, дак, на дерево ж можна залезть. А он мине ногу сваю показываить, а там лапа, что у нашай лягушки, с перепонками. Да, с такой лапай на дерво не влезишь. Усю землю под яблонями сваими ластами поистаптали. Ну, ничаво, я на них не в обиде.

– Дед Митрофан, а ты спросил, они кто? – от нетерпения, ёрзая задом по лавке, спросил Петька.

 

 

– А то как же, спрасил канешна. Говорять, лятели с Альфы Центавры, увидели колодезь мой, решили тарелку сваю заправить водичкай. Она у их на воде лятаить, а тута увидели яблоки. Такова чуда на ихней планете нету. Так что, Петька, планетяне энто были. Вот кто. Хотитя, я вам их следы покажу? До сих пор под яблонями видать, понатоптали, заразы таки.

– Хотим, хотим! – заверещали мы.

– Ну, вот, Танюшка, бяги, перложи шланг с крыжовника у сливу, и пойдёмтя покажу.

Я быстро перекинула шланг, и мы все дружно поскакали в сад к деду Митрофану смотреть следы инопланетян. Лунки под яблонями были действительно истоптаны здоровенными лягушачьими лапами. Мы были в восторге!

– Вот, ребяты, договорилися с ими, что понасбираю им яблок в гостинец, а завтри они ко мне на чай с крыжовниковым вареньем прилятять, да заберуть яблоки. Вот таки дяла. Хотел было посбирать им, а поясницу так прихватило, что чую, на дерево не взберуся. Как и быть теперича проста ня знаю.

– Так давайте мы Вам поможем, – предложила Светка, и мы все дружно закивали головами.

 

 

Дед руководил процессом, мы со Светкой подбирали с земли яблоки, которые осыпались при сборе урожая, сортировали – очень хорошие – инопланетянам, так себе – на лакомство Борьке, дедову борову, а совсем плохие – в компостную яму. Пацаны лазили по верхушкам, срывая самые красивые и спелые плоды, и вскоре было уже набрано ведра три. Макушки деревьев были освобождены от урожая, что и было основной целью деда Митрофана.

– Ну, всё, ребяты, хватить им на гостинец, вот вам спасиба, пойдём, я вам канхветок приберёг, – дал отбой работе дед Митрофан, и мы, гордые собой, пошли с дедом за конфетами.

На следующий день, с самого утра, мы все кучковались у дома моего дедушки, то и дело поглядывая то на небо, то на окна хаты деда Митрофана, в надежде хоть краешком глаза посмотреть на инопланетян, которые должны были прилететь за яблоками. Наши нервы были на пределе – было и страшно и любопытно. Время шло, они всё не прилетали. Ближе к обеду нервы Вовки не выдержали.

– Вы сидите тут, а я тихонько загляну в окошки, может, они уже прилетели, а мы не заметили, – скомандовал Вовка и короткими перебежками, выдвинулся к дому деда Митрофана. Сначала заглянул в окна хаты – там тишина и никого. Он подобрался к открытым настежь окнам кухни.

Тем временем, дед Митрофан, совершенно забыв про историю с чаепитием, спокойно занимался своими делами. Он уже подготовил окна к покраске, налил в литровую банку краски салатного цвета, поставил её на подоконник и приступил к работе. Дед, сидя на корточках, совершенно спокойно красил нижнюю часть подоконника, не ожидая никаких неприятностей, и не заметил, как за его окошко зацепились детские руки и нечаянно столкнули банку с краской, а после этого в оконном проёме появился Вовка и глянул сначала по сторонам, а после вниз.

Тут мы услышали громкое: «Да едрить твою ж через коромысло!» и громкий Вовкин вопль. Опустив глаза вниз, Вовка увидел нечто с головой салатного цвета, которое сидело на полу, вытирало глаза тряпкой и материлось.

С воплем: «Инопланетяне!» Вовка пробежал мимо нас к своему дому. Мы от страха сжались в плотную кучку и испуганными глазами проводили Вовку до его калитки.

На Вовкин крик из калитки выглянула моя бабушка.

– Чаво энто у вас тута происходит? Чаво Вовка орал? – строго глядя на нас со Светкой, спросила бабушка.

– Ну, мы и выдали, мол, инопланетян напугался, они у деда Митрофана чай с крыжовниковым вареньем пьют.

– Чаво? Вы чаво повыдумывали тута?

Но тут из своей калитки выскочила Надежда Петровна, за ней было собрался и всхлипывающий Вовка, но она его затолкала назад и велела – из-за калитки – ни ногой! Надежда Петровна быстрым шагом направилась к дому деда Митрофана, по пути позвав бабушку на помощь.

– Петровна, чаво случилося-то? Чаво енто твой Вовка орал?

– Сама не пойму чаво, орёт – дед Митрофан, потом что-то неразборчиво, а потом, говорит, инопланетяне. Нет, ты видала такое. Никак энтот старый чёрт чаво-нибудь опять понапридумывал. Вот я яму сичас покажу, как дятей пугать, хоть бы заикаться не стал, а то чаво я матери скажу!

И Надежда Петровна с бабушкой скрылись за калиткой деда Митрофана. Мы сидели тише воды и ниже травы, очень переживали, что там они увидят. Через несколько мгновений из калитки деда Митрофана выскочила бабушка и бегом кинулась к дому. Подбегая, она закричала:

– Вася, Вася, бягом, ищи скипидар, али керосин, быстро, пока не поприсохла! – и скрылась во дворе.

Мы притихли ещё сильнее. Скипидар? Керосин? Зачем? У них же тарелка на воде летает? Было и страшно и одновременно интригующе. Тут уж мимо нас пробежали бабушка вместе с дедушкой и банкой какой-то жидкости.

– Сидитя тута, от дома ни ногой! – скомандовала бабушка. Их долго не было, мы все уже извелись, но ослушаться не смели. Спустя время, из калитки деда Митрофана вышел дедушка и направился к своему дому.

– Деда Вася, а что там такое? – затаив дыхание, задала вопрос Светка.

– Чаво, чаво, побрили! Щас баню затоплю, искупаться яму нада, – ответил дедушка, ещё больше добавив интриги. Мы переглянулись. Кого побрили? Кого искупать? Светка не выдержала и юркнула вслед за дедушкой. Благодаря этому, мы вскоре всё и узнали.

Прибежав к деду Митрофану Надежда Петровна и моя бабушка увидели на полу кухни сидящего и матерящегося деда, пытающегося тряпкой стереть с лица краску салатного цвета. Вовка, заглянув в окошко, свалил банку с краской в аккурат на голову деда Митрофана. Так что не только всё лицо, но и все волосы, в общем, всё, что можно, были покрыты густым слоем краски.

Деда долго оттирали то ли керосином, то ли скипидаром, но волосы до ума так оттереть и не получилось. Было принято решение брить. Дед Вася затопил баньку и напарил своего старого приятеля, а бабы тем временем навели порядок на кухне, извачканной салатной краской.

После бани дедушка с дедом Митрофаном ещё долго сидели в нашей летней кухне – снимали стресс и порой оттуда доносился весёлый хохот. А на следующий день, пришедший в себя Вовка, нам с гордостью попытался рассказать, как он инопланетянина увидел.

 

 

Тут уж пришло время нам посмеяться.

Вот в такую историю попал дед Митрофан из-за своей очередной выдумки. Окошки он так и не покрасил, волосы отросли, но он ещё долго улыбался, глядя на старые ласты, валяющиеся в углу летней кухни, а мы, нет – нет, да поднимали глаза в ночное звёздное небо, а вдруг?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.36MB | MySQL:57 | 0,213sec