Волчья невеста

Родители Анастасии работали вахтами. Девочка очень любила их и готова была ждать сколько нужно! Но скучала, конечно же… В ее альбоме чаще всего появлялись рисунки счастливой семьи — мама, папа и малышка гуляют в парке и у каждого в руках такой большой воздушный шарик, что затмевает солнце, мама папа и девочка сидят на чаепитии в гостях у хозяина леса — медведя…

Родители оставляли Настеньку на бабушку по отцовской линии, потому что бабуля с дедулей по линии мамы хорошим людьми были, но еще были категорически против того, что их дети вот так далеко работать мотаются, променивают воспитание родной дочери на деньги большие! По этому поводу случался не один скандал, но Михаил и Надежда стояли непреклонно на своем.

— У Насти больное сердце, ее каждый год надо на море возить, — загибала терпеливо пальцы Надежда. — Мы живем в старом доме, того и гляди рухнет, нужно переезжать и нам маловато будет того, что можем получить, когда расселять станут. Девочке нужна своя комната и большая, жить надо в центре! Да, понадобится подождать, потерпеть… Но зато обеспечим ей будущее!

Вот так Настя и оказывалась на долгие месяцы в деревне Ржанки, где жила ее бабушка. Когда-то Зинаида работала дояркой, а потом, когда потеряла любимого мужа и вышла на пенсию, стала жить затворницей, всех друзей по деревне растеряла и единственные, с кем еще хоть как-то общалась, были почтальонша — она носила пенсию и сотрудница местной библиотеки Глаша.

— Не стыдно тебе такое читать? — спросила как-то Глафира у Зины, которая книжки читала бодро и шустро, точно орешки щелкала.

— Стыдно воровать и людям врать, — ответила та. — А что? Раз пишут и издают, значит, кому-то это надо!

Зина уходила в очередной раз со стопкой книжек, как говаривали некоторые культурные люди, очень бульварного характера — это были детективы в мягких обложках и любовные романы о герцогах, прочей знати, пиратах и невинных бесприданницах… Правда, когда у нее Настя гостила, она все это богатство запирала в шкаф.

— Рано тебе такое читать! Вкус к книжкам хорошим испортишь…

— Бабуль, но ты же читаешь!

— Мне можно, — усмехнулась Зинаида и пошла ставить тесто — она собиралась печь блины с морковным припеком. — Я жизнь прожила, всякое повидала, классику всю прочитала… Меня уже ничем не испортишь! Давай, читай, что дают! Я спрошу потом, что ты из этого поняла…

Анастасия вздохнула и подперев щеку ладонью, склонилась на томиком стихов Пушкина. Вообще, они с бабушкой хорошо ладили… Бабуля не была строгой и никогда руку на внучку не поднимала, не лишала сладкого, в общем… Не делала ничего из того, на что жаловались иногда другие ребятишки — деревенские друзья Насти.

— Иди блины есть! — позвала ее бабушка и девочка поспешила.

К румяным блинам были сметана, мед и смородиновое варенье…

— Бабуль, а почему у реки излучина так называется? — спросила Настя.

— Почему Волчьей слезой зовется тот место? — усмехнулась Зинаида. — Так это мы, местные так зовем… На картах не пишут. У реки имя есть, а излучина при нашей деревне — безымянная.

— Так почему?

— Вот, любопытная ты растаешь, в кого только?! — бабуля смотрела на внучку внимательно. — Ладно, расскажу тебе… — и Зинаида заговорила.

 

 

… В стародавние времена, когда места эти только начали обживать, приехал сюда один человек — кузнец Егор. Приехал он безо всякого скраба, что имел — в мешке носил. Но он был парнем работящим и верил, что даже когда кругом — чужая сторона и нет ни одного знакомого человечка, то он не пропадет! И вскоре он стал кузнецом в молодой деревне Ржанки. И так уж вышло, что Егор положил глаз на первую красавицу в округе — Катеньку, дочку Петра-мельника. Да и как было не влюбиться, если она пела, точно соловей, лицо у нее было таким белым, словно умывалась она сливками, а глаза были такими зелеными, будто их ювелир выточил из изумрудов?! Только Екатерина была не из тех девиц, которые точно огоньки в непогоду греют, которые украшают всякое собрание, когда молодежь приходит, чтобы поплясать, поиграть, позабавиться…

Катя росла без мамы — та умерла, едва дочка единственная Петра появилась на свет. Катя росла с няньками — аж целых четыре их было! И Петр баловал дочку так, будто она была царевной, а то и повыше! Не в праздники, а в обычные дни она ела белые калачи, медовые пряники, мясо каждый день была у нее на столе… А уж как одевалась — шелка, бархат, парча… Обитатели Ржанок тихонько посмеивались над последним — куда наряжаться в деревне так, будто при дворе у царя живет? Но Катенька делала, что хотела и никого не слушала! А еще ей нравилось порой деревенских парней дразнить — этому улыбнется, тому глазами сверкнет, для другого и вовсе расщедрится на смешок, если пошутил… И все! Пропали парни! Но Петр строго всех ставил на место, кто думал сватов засылать — не для его дочери, мол, здешние женихи! Ей надо, мол, за такого пойти, чтобы богаче всех был, чтобы власти у него было море!

И вот однажды, в погожий летний денек, собрались девушки по грибы… Катю не хотели с собой брать.

— Ты сарафан свой порвешь! Ты свои руки белые исколешь о шиповник! Ты свои ботиночки в грязи испачкаешь!

Но Катя уперлась — пойду и все тут! Мне мол, сон приснился… Что встречу сегодня в лесу своего суженого! Девушки посмеялись… Какой суженый в лесу?!

— Разве что у Васьки-Пастуха корова убежит в лес и он пойдет искать, — усмехнулась одна из девушек. — Вот так жених тебе будет!

В общем, пошла Катя со всеми. Но держалась, как и всегда — сторонкой. Песен со всеми не пела, грибы… Подобрала несколько… Но девчонки на смех подняли — это оказались поганки! Катя обиделась и вообще зашвырнула корзинку в кусты — ну и не надо, мол, мне ваших грибов! Девка-служанка сбегает и наберет, приготовит из них мне дома все, что захочу! Деревенские девушки пожали плечами и как-то нечаянно так вышло, что вырвались вперед, а Катя позади осталась… И вдруг она поняла, что больше не слышит их песен. Не видит мелькающих среди ветвей пестрых сарафанов, белых платочков… В лесу как-то тихо вдруг сделалось — нет ветра, щебета птиц, даже травы и ветви безмолвны — не шелохнутся!

Катя испугалась — она заблудилась! Ей казалось, что сейчас из леса кинется что-то страшное и утащит ее… Но потом вдруг хрустнула веточка под ее ногой и все звуки вернулись.

— Потерялась, красавица? — раздался позади нее голос такой медовый, что едва не упала — слушать бы его век и больше ничего не надо!

Екатерина обернулась и ахнула — привалившись плечом к дубу, стоял парень. Черные волосы, карие глаза, статный и крепкий… Он был ей незнаком. Он был одет просто и чуть чудно — на поясе плетеном колокольчики без язычков болтались, монеты серебряные, птичьи перья пестрые, бусины алые…

— Потерялась, — честно ответила Катя и уронила руки.

Он сказал, что может помочь… Катя пошла следом за ним… Не замечала, что все дальше в чащу уходит! А потом… Лес вдруг расступился и они оказались на поляне, а посреди нее — терем! Искусная резьба и как будто дворец это — золото блестит! В окнах — стекла разноцветные. Забора нет, правда… И ни сарая для скотины, ни поленницы… Но все эти странности Екатерина отмечала так — краем сознания, ей казалось, она как дремлет…

— Ты устала, — улыбнулась ей незнакомец. — Напою тебя, накормлю… А потом домой отведу!

Катя вошла в его дом. Он посадил ее уже за накрытый стол, где были такие яства, которые никогда в доме отца не кушала! Сам парень сидел рядом и пил лишь воду…

— Я уже поел сегодня, — усмехнулся он, когда Катя спросила, не голоден ли он сам?

А потом он, как и обещал, отвел ее домой. Казалось, только от терема отошли и вот она — тропинка, а вот она и опушка, глянь вниз — и деревню родную увидишь! И тут парень остановился. Из глаз его текли слезы. Он сказал девушке, что она ему очень понравилась, а он так одинок!

— Но… Мы можем снова встретиться, — сказала Катя и улыбнулась. — Мне кажется, я влюбилась в тебя…

— Вот тебе на память от меня, — сказал парень и надел на палец девушке кольцо.

Когда Екатерина вернулась в деревню, то очень удивилась — ей сказали, что ее искали три дня! У Петра уже и седые волосы появились — так он за дочку испугался! Естественно, Катю расспрашивали о том, как она жила в лесу, как выбралась? Она рассказала…

Деревенские не поверили, на смех подняли! Только два человеке Катеньке поверили.

Первым человеком был ее отец — Петр расспрашивал ее о том, как богат этот парень, что в доме у него есть? Но больше всего Петр поразился кольцу — он бывал в городе, знал, какие украшения знать носит и понял, что его дочка кольцо получила с настоящим алмазом!

Вторым человеком была Лукерья — знахарка. Ей весь этот рассказ не понравился…

— Кольцо выброси! — строго велела она. — Мяса три луны есть не смей. Красной одежды не носи! Не накликай беду, а то пропадешь…

— Тьфу, дурная! — рассердился Петр. — Что, завидно? Сама то в девках осталась! А ну, пошла вон!

 

 

Лукерья только головой покачала. Петр же стал думать — как бы самому в лес пойти и парня этого найти? Ведь неспроста же он кольцом Катеньку одарил! Значит, приглянулась…

А потом однажды вдруг из леса выехала запряженная тройкой карета! Она подъехала к дому Петра и остановилась. Из нее вышел тот самый парень черноволосый и кареглазый и был разодет, как барин! Вместе с ним были и друзья его — тоже все богато одетые…

Петр сразу понял — свататься будут! И он был готов еще до первого слова, как сказали гости дорогие, им Екатерину отдать! Парень представился как Сергей Серов…

Обитатели Ржанок были поражены — как так вышло, что у них под носом такой человек жил, а они и не знали! Сергей говорил охотно о себе, но так, что никто не мог понять… А какой он, собственно, человек? Вроде и глядит приветливо, а как улыбнется — так жуть берет, будто зверь голодный тебе скалится! Он говорил, что держит постоялый двор на тракте одном… Что ему платят дань за безопасный проезд через лес, потому что его даже лихие разбойники боятся… Сергей и его друзья щедро угощали деревенских конфетами и пряниками, привезли мясных пирогов с олениной, птицей лесной… Вот только почему-то псы во дворах выли и забились в будки, а младенцы в люльках заходились плачем…

Через месяц от первого визита, как раз как луна полной стала, сыграли свадьбу! Сергей не пожалел золота на это дело и гуляли так, что голова кругом шла! А потом, как солнышко начало садиться, Сергей сказал, что ехать им пора…

— Как? — удивился Петр. — Я думал, еще дня три погуляем…

Все было так, как он и хотел — дочка вышла замуж за человека богатого, власть у него была… Только вдруг так тоскливо на душе стало, будто на век с ней расставался, на вечность…

— Не могу никак задержаться, — усмехнулся Сергей и повел девушку к карете.

Екатерина села в нее. И тут показалась Лукерья — пришла на свадьбу, хоть ее Петр и не приглашал!

— Если пригласите, — улыбался Сергей. — То я еще к вам приду и братья мои со мной!

Петр и еще кое-кто из деревенских уже было рты открыли, чтобы сказать — приезжай, приходи, мол, конечно и в любое время, наши дворы для тебя и братьев твоих всегда открыты!

Но тут Лукерья сказала какие-то слова на непонятном языке и швырнула какой-то золотой порошок под ноги Сергею и его спутникам! И то же мгновение лица их исказились, они упали… Жители деревни охнули, вскрикнули и шарахнулись в стороны — потому что жених и его спутники обратились в волков! Все они скалили зубы, прижимали уши к головам, а глаза их горели яростью, голодом, злостью… Только Сергей еще как будто наполовину человеком остался и стоял на задних лапах, облаченный в свой богатый кафтан.

— Ну, что же! — усмехнулся он и щелкнул клыками. — Видно, больше в гости не позовете… Ну и не надо! А что надо — уже у меня!

С этими словами он прыгнул в карету, захлопнул дверцу, рявкнул и кони сорвались, понесли ее лес, а вокруг свитой поскакали волки… Петр закричал, он хотел кинуться следом! Но только где ему было угнаться? Да и деревенские удержали — сказали, что это верная погибель будет…

Через день снаряди отряд из лучших охотников в округе и пошли в лес… Долго бродили, очень долго, все осмотрели… Только не нашли поляны с теремом — как испарилась! И волков не нашли — только слышали, как они воют — то ли плачут, то ли смеются по-своему…

… Зинаида закончила свой рассказ.

— Кушай блинки то, остывают! — сказала она притихшей внучкой и еще добавила, что в народе говорили еще недавно, что именно на лугу у излучины реки оборотень подарил Кате кольцо. Вот поэтому и назвали — Волчья слеза.

— Бабушка, тебе бы сказки писать! — сказала Анастасия. — А что же с кузнецом случилось?!

— Да ничего, — пожала плечами Зинаида. — Погоревал, что Екатерина другого полюбила. А потом со всеми охотниками в лес ходил… А потом женился и просто жизнь прожил!

— И все? А как же… Я думала… Что он Сергея победит и Катю спасет! Так неправильно…

— Зато жизненно, — улыбнулась бабуля.

Анастасия гостила в деревне еще в течение четырех лет, а потом родители, скопив наконец-то на квартиру, осели в городе… Больше Настя в деревню не ездила — ушла из жизни бабушка. Родители ее дом продали, конечно — зачем он нужен был теперь? Но Настя упросила отдать ей часть из книг, которые бабуле принадлежали…

Шло время… Анастасия выросла, выучилась и вышла замуж. У нее родились свои дети. Жизнь, казалось, была вполне хорошей… А потом однажды Настя оказалась на больничном долгом, обычно ничем не болела почти — а тут простыла! И вот, чтобы чем-то занять себя, потянулась к книгам бабушкиным… А из одной выпало несколько тетрадных листков. Развернув их и прочтя, Анастасия поняла, что бабушка ее когда-то пробовала сама писать книги! И еще Настя вспомнила ту сказку, рассказанную под блины…. Красивая и грустная была сказка! Только сейчас подумалось — а про что же она была, в чем была суть? Может быть в том, что иногда гонясь за мечтой любой ценой, можно потерять нечто ценное? Или о том, что иногда судьба разводит людей, которые могли бы быть счастливы вместе? Или все-таки о любви и надежде? Ведь, кто знает… Может быть сила любви Кати помогла оборотню в конце-концов стать человеком?

Анастасия вдруг потянулась за тетрадью и ручкой — ей почему-то захотелось записать эту историю… Только она придумала ей другой — счастливый финал. И как-то так получилось, что пока лечилась и выздоравливала, она успела написать еще несколько сказок… И еще… Слова, фразы, сюжеты… Все это возникло в ее воображении легко и причудливо, казалось — складываются в узоры разноцветные стеклышки калейдоскопа…

А потом, просто шутки ради, просто чтобы попробовать, Анастасия отправила то, что написала, в издательство… И они вдруг сказали, что издадут! И вскоре на руках у Анастасии были авторские экземпляры книг… Ее семья была удивлена, что у них появилась собственная писательница!

Настя же вдруг поняла, что именно вот этого — сочинения историй и не хватало в ее жизни раньше. Она не собиралась уходить со своей работы и писала без спешки, для души… И очень часто, записывая то, что пришло в голову, что еще вспомнилось из бабушкиных сказок — она ведь многое рассказывала, она чувствовала такое же волшебство и восторг, как в детстве, когда сама был просто слушателем историй… Просто теперь у нее была возможность поделиться этим волшебством с другими людьми и это было… правильно. Анастасия была уверена — бабушке бы это все очень понравилось! И в начало каждой книги она добавляла: «Посвящается моей бабушке Зине».

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.59MB | MySQL:47 | 0,081sec